Группа восьми

Группа восьми (англ. Group of eight, G8), «Большая восьмерка» — международный клуб, объединяющий Великобританию, Германию, Италию, Канаду, Россию, США, Францию и Японию. Не является международной организацией, не основана на международном договоре, нс имеет устава и секретариата, се решения нс носят обязательный характер. Как правило, речь на собраниях группы восьми идет о фиксации намерения сторон придерживаться согласованной линии или о рекомендациях другим участникам международной жизни применят!, определенные подходы в решении тех или иных вопросов. Возникла как G6 на совещании глав государств и правительств Великобритании, Германии, Италии, США, Франции и Японии в Рамбуйе 15—17 ноября 1975 г. В 1976 г. с принятием Канады превратилась в G7, а в 1991 — 2002 гг. поэтапно (по схеме «7+1») была преобразована в G8. В марте 2014 г. в связи с «Крымским кризисом» (включением Крыма в состав Российской Федерации) было высказано предложение об исключении России из клуба. 40-й саммит в июне 2014 г. из Сочи был перенесен в Брюссель. На нем обсуждалась ситуация на Украине и расширение санкций, Россия не присутствовала.

Как управляющий центр Группа восьми решает две важные задачи:

  • • ликвидация существующих и недопущение возникновения новых региональных конфронтационных военно-политических осей;
  • • стимулирование демократизации стран с авторитарными режимами (создание единого мирового политического пространства).

В этой связи весьма характерным является использование и закрепление понятия «мировое сообщество» и выделение идеи «нового мирового порядка». При этом часто подчеркивается, что нынешнее состояние системы международных отношений в целом еще не соответствует современным потребностям развития человеческой цивилизации[1].

Мировое сообщество (международное сообщество) — политический термин, часто употребляемый в политической науке, выступлениях государственных деятелей и в СМИ для обозначения взаимосвязанной системы государств мира. В зависимости от контекста, может указывать на различные группы стран, объединяемые но различным экономическим, политическим и идеологическим характеристикам. Иногда означает существующие международные организации, в первую очередь — ООН, как организацию, объединяющую практически все страны земного шара. В XIX — начале XX вв. в аналогичном значении употреблялся термин «цивилизованный мир», который в настоящее время считается неполиткорректным.

Новый мировой порядок (англ. New World Order) — применяемое в политике обозначение для разнообразных явлений в настоящем и прогнозов на будущее мирового устройства. В Большой печати США, которой заверяются документы Белого дома, с 1776 г. содержится девиз «Novus ordo seclorum» (лат. - порядок нового века, новой эры, новой эпохи). Девиз расположен у основания незаконченной пирамиды. Их сочетание создало конспирологическую трактовку термина, ссылающуюся на мировое господство неких тайных обществ, мирового правительства и т.п. Сам девиз восходит к эпохе Древнего Рима — фразе Вергилия «Magnus ah integro saeclorum nascitur ordo» («Сызнова ныне времен зачинается строй величавый»). В Средневековье эта строка трактовалась как пророчество об эпохе христианства. Термин общепринятого значения не имеет, иногда в политологической литературе используется в качестве синонимов «мироустройства по-американски», «золотого миллиарда» и т.п.

Золотой миллиард — условное обозначение населения самых богатых и развитых стран, которые противопоставляются остальному миру. Считается, что число жителей этих стран, составляющее меньшинство народонаселения Земли, примерно равно миллиарду. К таким странам относятся США и Канада, большинство европейских стран, Япония. Для них характерны высокий уровень благосостояния и высокие жизненные стандарты. Страны золотого миллиарда заинтересованы в поддержании своего статуса, условием чего является недопущение развития остального мира.

Исследователи обращают внимание на то, что ускорилось размывание грани между внутренней и внешней политикой государств. Это произошло в результате разложения национального суверенитета в сфере внешней политики. Характерной чертой для стран Евросоюза это стало в условиях интеграции, а также в ходе демократизации стран Восточной Европы.

Кроме того, изменился объект международного взаимодействия: раньше им была сфера поведения суверенных государств в отношении друг друга; с конца 1990-х гг. — это вопросы внутренней политики отдельных государств (вопросы демократии, права человека) и социального развития (социальное и экономическое законодательство и т.п.)[2]. Одним из ярких примеров расширения повестки дня международных дискуссий является содержание саммитов «Большой восьмерки» за последние 20 лет.

Исторический экскурс

Места и темы встреч «Большой восьмерки» (1994—2014):

  • • 1994, Неаполь. Экономическое развитие на Ближнем Востоке, ядерная безопасность в Центральной и Восточной Европе и СНГ, международная преступность и отмывание денег, ситуация в Сараево, Северная Корея после смерти Ким Ир Сена.
  • • 1995, Галифакс. Новая форма проведения саммитов, реформа международных институтов — МВФ, Всемирного банка, предотвращение экономических кризисов и стратегия их преодоления, ситуация в бывшей Югославии.
  • • 1996, Москва. Ядерная безопасность, борьба с незаконной торговлей ядерными материалами, ситуация в Ливане и ближневосточный мирный процесс, ситуация на Украине.
  • • 1996, Лион. Глобальное партнерство, интеграция стран с переходной экономикой в мировое экономическое сообщество, международный терроризм, ситуация в Боснии и Герцеговине.
  • • 1997, Денвер. Старение населения, развитие малого и среднего бизнеса, экология и здоровье детей, распространение инфекционных заболеваний, транснациональная организованная преступность, клонированис людей, реформирование ООН, освоение космоса, противопехотные мины, политическая ситуация в Гонконге, на Ближнем Востоке, на Кипре и в Албании.
  • • 1998, Бирмингем. Глобальная и региональная безопасность.
  • • 1999, Кёльн. Социальное значение глобализации экономики, списание долгов беднейшим странам, борьба с международной преступностью в финансовой сфере.
  • • 2000, Наго. Влияние развития информационных технологий на экономику и финансы, борьба с туберкулезом, образование, биотехнологии, предотвращение конфликтов.
  • • 2001, Генуя. Проблемы развития, борьба с бедностью, продовольственная безопасность, проблема ратификации Киотского протокола, ядерное разоружение, роль неправительственных организаций, ситуация на Балканах и Ближнем Востоке.
  • • 2002, Кананаскис. Помощь развивающимся странам Африки, борьба с терроризмом и укрепление роста мировой экономики, обеспечение безопасности международных грузов.
  • • 2003, Эвиан-ле-Бен. Экономика, устойчивое развитие, а также безопасность и борьба с терроризмом.
  • • 2004, Си-Айлснд. Вопросы мировой экономики и безопасности, ситуация в Ираке и на Ближнем Востоке, отношения России и Японии, проблемы свободы слова.
  • • 2005, Глениглс. Глобальные изменения климата и помощь беднейшим странам Африки.
  • • 2006, Санкт-Петербург. Энергетическая безопасность, демография и образование, укрепление и расширение сотрудничества по борьбе с терроризмом. Ситуация на Ближнем Востоке.
  • • 2007, Хейлигендамм. Борьба с глобальными изменениями климата и помощь беднейшим странам Африки.
  • • 2008, Тонко. Борьба с ростом цен на продовольствие и топливо, а также с инфляцией в целом.
  • • 2009, Л’Акуила. Глобальный мировой экономический кризис 2008-2009 гг.
  • • 2010, Хантсвилл. Проблемы международной безопасности, совместная борьба с терроризмом, ядерные программы Ирана и КНДР. Ситуация в Афганистане и на Ближнем Востоке.
  • • 2011, Довиль. Гражданская война в Ливии. Проблемы энергетики и изменение климата, продовольственная безопасность климата, питание, преобразования в экономике Афганистана, перемены на Ближнем Востоке и в Северной Африке.
  • • 2012, Кэмп-Дэвид. Глобальные экономические вопросы, военные конфликты на Ближнем Востоке и Северной Африке, статус Греции в ЕС и проблемы окружающей среды.
  • • 2013, Фермана. Конфликт в Сирии, вопросы налоговой политики и создания зоны свободной торговли между США и ЕС (три «Т»: «Transparency» — прозрачность, «Trade» — торговля, «Тах» — налоги).
  • • 2014, Брюссель. Ситуация на Украине. Обсуждение расширения санкций против России.

По словам А. Д. Богатурова, западные школы в 1990-х гг. — интуитивно, а в 2000-х гг. более сознательно тяготели к пониманию международных отношений как производных от внутренней политики США, а не внутренних дел любых стран мира1.

Р. Кохейн прямо говорит, что «окончание холодной войны привело к утрате ориентиров, а интернационализация мировой экономики настолько размыла грань между внутренней и внешней политикой, что становится все труднее рассматривать эти сферы в отрыве друг от друга»[3] [4]. Поэтому не случайно современные методы прогнозирования внешней политики основываются либо на исследовании процесса принятия решений, либо на анализе других аспектов и сторон, относящихся к области внутренней политики (см. в параграфе 1.2). И наоборот, анализ внутриполитических процессов не может не учитывать того влияния, которое оказывают на них изменения в международной системе[5].

Важно отметить характер связей и отношений, сложившихся между ведущими державами. С возникновением ракетно-ядерного оружия, переходом мировой политики на действительно глобальный уровень система международных отношений стала определяться наличием сверхдержав и соотношением сил между ними.

К концу 1990-х гг. многие исследователи констатировали, что следует прекратить споры относительно характера современной мировой системы и признать, что она имеет одну доминанту - однополярный мир, что она стабильна и долгосрочна. С приходом к власти в 2001 г. администрации Президента Джорджа Буша мл. (George Walker Bush) фактически официальной точкой зрения в США стал постулат о том, что Соединенные Штаты оказались в уникальном положении единственной самой сильной и влиятельной страны в мире[6].

Основной миссией внешней политики США, по мнению Дж. Буша мл., должно было стать распространение американских демократических ценностей в мире с признанием того, что свобода и демократия могут трансформироваться в соответствии с национальной и культурной спецификой различных стран[7].

Джордж Буш мл. подвергался критике за развязывание войн в Ираке (2003—2011) и Афганистане (2001—2014), ведение агрессивной внешней политики, а также за санкционирование его администрацией применения пыток органами дознания и следствия США к подозреваемым в терроризме.

Среди американских политиков основным внешнеполитическим тезисом стало утверждение о том, что беспрецедентная мощь Соединенных Штатов «требует и соответствующей ответственности — активных действий для защиты и утверждения национальных интересов США, поддержки союзников, внесения соответствующего вклада в глобальную стабильность и безопасность. Долг Соединенных Штатов — быть во главе мирового сообщества». Высказывание сенатора-демократа Джозефа Байдена мл. (Joseph Bidenjr.), в то время — члена сенаторского комитета по международным отношениям (в 2009 г. стал вице-президентом США), ярко характеризует настроения как американской политической элиты, так и общества в целом. Он говорил: «К счастью, многие американцы понимают, что быть во главе мирового сообщества — это долг Соединенных Штатов»1.

В «Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов» представлены основные идеи, высказанные Президентом Дж. Бушем мл. в обращении к выпускникам военной академии Вест-Пойнт 2 июня 2002 г. Стратегия практически дословно воспроизводит предостережение президента: всякое государство, стремящееся к соперничеству с США, рискует оказаться вовлечено в войну с ними.

«Наши силы достаточно велики для того, чтобы убедить потенциальных противников в бесперспективности наращивания военной мощи в надежде превзойти военную мощь Соединенных Штатов или хотя бы сравняться с ней»[8] [9]. По мнению зарубежных аналитиков, Стратегия национальной безопасности представляет собой «радикальнейшее изменение концепции национальной безопасности США за минувшие полвека», «водораздел в американской внешней политике», документ, который «отвергает фундаментальные принципы, на протяжении пятидесяти лет служившие путеводной звездой сменявших друг друга президентов, — принципы устрашения и сдерживания»1.

На Генеральной ассамблее ООН (в сентябре 2013 г.) Президент США Барак Обама (Barack Obama) заявил: «Некоторые могут не соглашаться, но я верю в то, что Америка исключительная». По его словам, американцы заботятся не только о своих, но и о всеобщих интересах.

Исторический экскурс

Барак Обама в 2009 г. во многом благодаря своему обещанию добиться сокращения ядерных арсеналов получил Нобелевскую премию мира за вклад и усилия «в укреплении международной дипломатии и сотрудничества между людьми». Продолжил американское военное присутствие в Ираке и Афганистане. В 2010—2011 г. при американской поддержке в ряде арабских государств произошла «Арабская весна» — государственные перевороты в ряде арабских государств. В 2011 г. по его распоряжению американская армия участвовала в интервенции НАТО в Ливию. Ему принадлежит инициатива в применении санкций против России в 2014—2015 гг. из-за событий в Крыму и на юго- востоке Украины.

Американский политолог Джон Айкенбери {John Ikenbeiry) считает, что отношения США с остальным миром должны строиться па основе взаимных договоренностей: Соединенные Штаты делают свою мощь безопасной для всего мира, а остальной мир дает согласие жить в порядке, в основе которого лежит «американская система»[10] [11].

Президент РФ В. Путин отмечал: «Двусторонние отношения с США сейчас не в лучшей форме, это правда, но отнюдь, и хочу это подчеркнуть, не по нашей вине, не по вине России. Мы всегда стремились быть предсказуемыми партнерами, вести дела на равноправной основе. Однако взамен наши законные интересы зачастую игнорировались. Мы тем не менее готовы к конструктивному диалогу, но, вновь подчеркну, только на равноправной основе»[12].

США сконцентрировали в своих руках гораздо больше ресурсов и рычагов влияния, чем любая формальная империя в истории, в то время как регулирование п поддержание миропорядка продолжает осуществляться многосторонними институтами, созданными на основе гораздо более равномерного распределения силы и влияния в мире1.

Трансформация однополярной модели в полицентрическую продолжает оставаться характерной чертой современных международных отношений.

  • [1] Хрусталёв М. А. Системное моделирование международных отношений :учеб, пособие. М.: МГИМО МИД России, 1992.
  • [2] Богатуров А. Д. Системная история международных отношений : в 4 т. Т. 3.События 1945—2003 гг. М.: Московский рабочий, НОФМО, 2000. С. 581.
  • [3] Богатуров Л. Д. Современная мировая политика. С. 21.
  • [4] Кохейн Р. О. Международные отношения: вчера и сегодня // Политическаянаука: новые направления / под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клингеманна. М. : Вече,1999. С. 48.
  • [5] Мировая политика и международные отношения / под ред. Ю. Косова. С. 36.
  • [6] Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 2005.
  • [7] Гарусова JI. II., Котляр II. В. Мировая политика и международные отношения: региональный аспект. Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2010. С. 24.
  • [8] Гарусова Л. Н., Котляр И. В. Мировая политика и международные отношения... С. 28-29.
  • [9] Цит. по: Бьюкенен П. Дж. Правые и не-правые: Как неоконсерваторы заставили нас забыть о рейгановской революции и повлияли па президента Буша / пер.с англ. К. Ковсшникова. М.: ACT, 2006. С. 45.
  • [10] Бьюкенен П. Дж. Правые и нс-правыс... С. 45—46.
  • [11] Гарусова Л. II., Котляр II. В. Мировая политика и международные отношения... С. 36.
  • [12] Совещание послов и постоянных представителей России. URL: http:// www.kremlin.ru/transcripts/15902 (дата обращения: 27.02.2015).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >