Борьба мирового сообщества с международным терроризмом и оборотом наркотиков

Современные условия подтверждают, что международное сообщество должно решать мировые проблемы комплексно, а формирование и активизация тех или иных угроз человечеству с наибольшей вероятностью является проявлением системных процессов глобального масштаба.

Терроризм.

Одним из наиболее сложных и опасных проявлений «реалий современного мира», которые приобрели глобальный характер, является терроризм (от лат. terror — ужас, страх).

В Федеральном законе от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» даются следующие определения терроризма и террористической деятельности.

Терроризм — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Террористическая деятельность включает:

  • • организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта;
  • • подстрекательство к террористическому акту;
  • • организацию незаконных вооруженных формирований, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре;
  • • вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;
  • • информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта;
  • • пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.

Терроризм превратился в одну из самых опасных по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем, с которыми человечество вошло в XXI в. Еще сравнительно недавно о терроризме можно было говорить как о локальном явлении. В 80—90-х гг. XX в. международный терроризм уже стал универсальным феноменом.

В настоящее время терроризм прочно обосновался в жизни мирового сообщества и в том числе в России. Вместе с тем, договориться о том, когда террористический акт квалифицируется как акт «международного терроризма» пока не удается из-за различий в политических подходах. Сказываются противоположные оценки многих реалий современной международной жизни, а также отсутствие однозначных квалификаций проявления насилия на международном уровне как преступлений международного характера. Знаменательно в этом аспекте утверждение в Токийской декларации Европейского союза (1986), что такая разновидность терроризма как международный терроризм вообще не нуждается в специальном определении.

Несмотря на актуализацию международного терроризма в современном мире и выход его на глобальный уровень, следует отметить, что терроризм — одно из явлений, которое существует на протяжении всей истории общества. Терроризм упоминается в Ветхом Завете — убийство Каином своего брата Лвеля. Многочисленные случаи политических убийств и даже систематического уничтожения людей имели место в Древней Греции и Древнем Риме. Например, известное всем убийство Юлия Цезаря.

Об идеологической общности экстремистки настроенных социальных групп, избравших формой своей деятельности террор, говорят исторические факты:

  • • деятельность секты сикариев («сика» — кинжал), уничтожавших представителей еврейской знати, сотрудничавших с римлянами;
  • • методы секты ассасинов (ответвление движения мусульман- исмаилитов, которое действовало в VIII—XIV вв. на территории современных Ирана и Ирака).

Исследователи отмечают: «Пожалуй, трудно найти в истории другие организации, в которых на такой высокий уровень были возведены изощренность и жестокость убийств»1. Ассасины убивали губернаторов, халифов и первыми стали применять терроризм с участием смертников (их оружием всегда были кинжалы; поскольку жертвы обычно были окружены охраной, шансы на спасение исполнителей убийства были практически нулевыми).

Однако говорить о соединении идеологии, организации и действия — причем носящего «публичный» характер — мы можем лишь применительно к последней трети XIX в. В это время террор становится системой действий революционных организаций в нескольких странах, найдя свое классическое воплощение в борьбе «Народной воли»[1] [2].

До Первой мировой войны терроризм считался преимущественно формой политической борьбы левых.

В XX в. спектр мотивов для использования террористических методов расширился. С учетом переноса терроризма на государственный уровень, появления новых технологически совершенных средств и способов террористической деятельности и увеличения ее масштабов данное явление стало одним из самых опасных в современном мире.

Поиск общих научных подходов к анализу проблемы терроризма продолжается более 40 лет. Например, в ООН интенсивная разработка определения терроризма началась с 1972 г. (с момента учреждения Генеральной Ассамблеей ООН специального комитста по международному терроризму). До Второй мировой войны в 1937 г. под эгидой Лиги Наций были разработаны Конвенция о предотвращении терроризма и наказании за террористические действия и Конвенция о создании Международного суда. При этом до сих пор нет однозначного определения, что такое терроризм и какие действия или инциденты однозначно следует относить к террористическим актам.

Исследователь Виталий Анатольевич Эпштейн, проанализировав множество дефиниций данной категории, предлагает такую типологию понятия терроризм1:

  • общеполитический терроризм — насилие или угроза насилия, направленные на создание страха и достижение благодаря этому политических изменений;
  • юридический терроризм — уголовное насилие, нарушающее законы и наказуемое государством;
  • аналитический терроризм — особые социальные и политические факторы, стоящие за индивидуальными террористическими действиями;
  • организуемый государством терроризм — сила власти, используемая для терроризирования своего народа с целью подчинения;
  • поддерживаемый терроризм — террористические группы, используемые малыми государствами или восточноевропейским блоком для подрыва западных интересов;
  • международно-правовой терроризм — политическое преступление против всего мирового сообщества.

В последнее время не только в лексиконе специальных служб, но и в публикациях СМИ встречается такая категория как кибертерроризм. Достаточно верно определил его сущность немецкий ученый Кай Хиршман (Kai Hirshmann).

Кибертерроризм — предумышленная, политически мотивированная атака на информацию, киберпространство в террористических целях: мотивированные операции взлома компьютерных систем, компьютерных программ и обработка, которая приобретает форму насилия против нейтральных объектов со стороны субнациональных групп или подпольно действующих лиц2. [3] [4]

По мнению ряда экспертов, не меньшую опасность таит в себе применение террористами химического, биологического оружия, радиоактивных веществ1. В сфере международного терроризма возник и новый феномен — наркотерроризм.

Существует два направления в понимании терроризма:

  • • считать террористов обычными уголовниками, а их действия рассматривать как уголовные преступления — террористы совершают убийства, похищения, угоны самолетов, то есть действия, которые квалифицируются как преступления внутренним и международным правом;
  • • рассматривать терроризм как военные действия, разновидность войны («конфликты низкой интенсивности»).

Очевидно, что терроризм в чем-то аналогичен уголовному преступлению, имеет определенное сходство с военными действиями (учитывая масштабы террористических акций и их последствия), но обладает и своими специфическими чертами.

Анализ различных государственных и международных документов, а также научных разработок, посвященных вопросам террора и борьбы с ним, позволяет выделить ряд определений терроризма, встречающихся наиболее часто:

  • • терроризм — это одна из форм организованного насилия. Насилие проявляется в виде угроз или прямого использования силы для причинения физического ущерба отдельному лицу или группе лиц (совершение взрыва, поджога или иных действий, связанных с устрашением населения и создающих опасность гибели людей). Разумеется, не всякое насилие является терроризмом. Террористические акции, как правило, сопровождаются выдвижением конкретных требований;
  • • терроризм — это наиболее радикальное проявление политического экстремизма. Например, ст. 22, в разд. 2656 Кодекса законов США определяет терроризм как «преднамеренное политически мотивированное насилие в отношении невоенных целей, которое совершается субнациональными группами или тайными агентами и целью которого обычно является воздействие на аудиторию»;
  • • терроризм — это «целенаправленный и организованный процесс использования насильственных средств и методов устрашения для достижения преступных целей антиобщественными элементами»[5] [6].

Терроризм сочетает высокий уровень политической мотивации с низким уровнем участия масс. Раскрывая содержание террористического акта, необходимо учитывать, что его осуществляет небольшая группа людей, оторванная от общества (это отличает терроризм от национально-освободительного движения, революции и других массовых политических процессов). Террористические акты обычно направлены против гражданского населения. Для террористов характерно отрицание понятия «невиновность», подразумевается тотальная виновность всех, уже в силу их принадлежности к тому или иному обществу, той или иной национальности, религии и т.д. В этой связи важнейшими объектами политического экстремизма стали конституционные права личности, жизнь, здоровье и свобода людей.

Террористическая акция, помимо причинения непосредственного ущерба, рассчитана на определенный эффект: посеять страх, создать угрозу широкому кругу лиц, сформировать необходимое общественное мнение (нередко это основная цель теракта) и посредством его воздействовать на руководство государства с целью выполнения выдвигаемых требований.

Еще в 1934 г. американский историк Якоб Хардман (Jacob Hardman) в статье «Терроризм», впервые опубликованной в «Энциклопедии социальных наук», отметил: «Терроризм как метод всегда характеризуется не только тем фактом, что он стремится вывести из равновесия законное правительство или нацию, но и желанием продемонстрировать массам, что законная (традиционная) власть больше не находится в безопасности и без вызова. Публичность террористического акта является кардинальным моментом в стратегии терроризма»[7].

Первое десятилетие XXI в. показало, что происходит эскалация международной террористической деятельности экстремистски настроенных лиц, групп и организаций, ее характер усложняется, возрастают изощренность и бесчеловечность террористических актов.

Международный терроризм — особо опасное политическое явление, представляющее прямую угрозу безопасности мирового сообщества. В качестве определения можно предложить следующую дефиницию:

Международный терроризм — это не ограниченный территориальными пределами какого-то одного государства способ устрашения граждан одной и более стран, направленный на достижение экстремистскими националистическими движениями, радикальными религиозными объединениями, нели- гитимными государственными режимами и т.п. политических и других целей путем проведения террористических актов против государственных и общественных деятелей, сотрудников международных организаций, а также гражданского населения.

Международный терроризм представлен мощными структурами, располагающими современными средствами и технологиями. Этим обусловлен широкий спектр форм его проявления: от отдельных акций до ведения диверсионно-террористических войн. Международный терроризм стал геополитическим вызовом всему мировому сообществу.

Объекты воздействия международного терроризма:

  • • внутренняя и внешняя безопасность государства или группы государств;
  • • конституционные основы государственного строя;
  • • устоявшаяся практика общественной жизнедеятельности.

Цели международного терроризма:

  • • дезорганизация государственного управления;
  • • нанесение значительного экономического ущерба и дестабилизация военно-политической обстановки.

Отличительные особенности современного терроризма:

  • • использование террористических организаций отдельными государствами в собственных интересах;
  • • формирование международных и региональных руководящих органов для решения вопросов планирования экстремистской и террористической деятельности;
  • • возбуждение антиправительственных настроений в обществе в целях борьбы за влияние и власть, использование конфликтных и кризисных ситуаций для распространения своего влияния;
  • • активные попытки проникновения в общественные и государственные политические, экономические и силовые структуры;
  • • создание разветвленной сети центров и баз по подготовке боевиков и обеспечения операций в различных регионах мира;
  • • создание сети фирм, компаний, банков, фондов, которые используются в качестве прикрытия террористов, финансирования и всестороннего обеспечения их операций;
  • 1
  • • срастание террористических организаций с наркобизнесом и торговлей оружием;
  • • использование отдельными представителями террористических организаций права на политическое убежище, предоставляемое рядом государств;
  • • переход от осуществления отдельных террористических актов к масштабным акциям, приобретающим характер диверсионно-террористической войны, в ходе которой широко применяются методы информационно-психологического воздействия;
  • • широкое освещение террористической деятельности СМИ, а иногда и популяризация терроризма, именование экстремистов и террористов «повстанцами», «борцами за веру», «партизанами» и т.д.

Важно

Проявления международного терроризма стати отличительной чертой современной российской действительности.

Результаты актов терроризма для Российской Федерации:

  • • невосполнимые людские утраты;
  • • значительный материальный ущерб;
  • • снижение международного авторитета российского государства;
  • • социально-политическая дестабилизация в отдельных регионах (а иногда и во всей стране).

Примеров таких актов, к сожатснию, множество:

  • • подрыв террористами жилых домов в г. Москва (9 и 13 сентября 1999 г.), который привел к гибели 227 человек;
  • • террористический акт в Театральном центре на Дубровке в г. Москва (23—26 декабря 2002 г.), унесший жизни 130 заложников;
  • • захват террористами школы № 1 в г. Беслан (1—3 сентября 2004 г.), который завершился гибелью 332 заложников;
  • • взрывы на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры» в г. Москва (29 марта 2010 г.), в результате которых погибли 38 человек;
  • • террористический акт в аэропорту «Домодедово» г. Москва (24 января 2011 г.) приведший к гибели 37 человек;
  • • три террористических акта в г. Волгоград в 2013 г. (подрыв автобуса 21 октября, взрыв на железнодорожном вокзале 29 декабря, подрыв троллейбуса 30 декабря), которые стали причиной гибели 40 человек;
  • • террористический акт в г. Грозный (4 декабря 2014 г.), в результате которого погибли 14 сотрудников правоохранительных органов и др.

слабых многонациональных регионах с неоднородной религиозной принадлежностью населения. Именно такие пространства обладают потенциалом для образования деструктивных политических сил, избирающих терроризм формой реализации своих устремлений. Редкий месяц обходится без террористических актов в государствах, разоренных войнами и попытками государственных переворотов (Афганистан, Сирия, Ирак и др.). Необходимо отметить, что и экономически благополучные государства не в состоянии избежать террористической угрозы. Например, 11 сентября 2001 г. масштабный террористический акт во Всемирном торговом центре в г. Нью-Йорке (СЛИЛ) унес жизни 2752 человек, а атака террористов 7 января 2015 г. на редакцию сатирического журнала «Шарли Эбдо» в г. Париже (Франция) привела к гибели 12 человек.

С учетом активизации исламского экстремизма в 2014—2015 гг., следует ожидать «затяжной» террористической войны и в Западной Европе, так как террористы религиозного толка не принимают во внимание границы.

Объектом пристального внимания террористов стала Южная Азия. Терроризм является способом устранения видных политиков в Индии. С пугающей регулярностью совершаются теракты в Кашмире, Шри-Ланке, Пакистане, Индонезии, Малайзии. В Индии экстремистские сикхские движения в штате Пенджаб, а также тамильские сепаратисты южных штатов страны применяют как основной метод политической борьбы. Последствия террористических атак испытали на себе более 50 стран. Особенно это характерно для стран, находящихся на так называемой дуге нестабильности, которая простирается от Индонезии до Ближнего Востока через Индостан, Центральную Азию и Кавказ[8].

Говоря о Российской Федерации, следует отметить, что большинство подобных проблемных территорий в России являются приграничными, что облегчает международным террористическим организациям возможность активизации в них своей деятельности. Несложный анализ современного состояния Российской Федерации позволяет сделать вывод, что все признаки повышенной террористической активности присущи, например, Северо- Кавказскому федеральному округу: «... В начале 90-х годов Россия фактически получила открытые южные границы... Этим умело воспользовались международные экстремистские и террористические организации, которые избрали Северный Кавказ в качестве плацдарма для расчленения России...»[9]

Нетрудно предположить, что терроризм как угроза национальной безопасности российского государства наиболее рельефно проявляется именно в отмеченном регионе, ведь практически весь Северный Кавказ входит в пограничное пространство России. Вместе с тем, другие приграничные регионы также являются объектом внимания террористов.

Проявления международного терроризма наиболее часто становятся реальностью именно для пространства, разделяющего государства.

Особенности пограничного пространства в аспекте существования террористической активности:

  • • направленность террористические актов, помимо местных органов власти, на объекты силовых структур, сотрудников специальных служб, а также членов их семей;
  • • наличие среди террористов не только граждан соответствующего государства, но и иностранцев, прошедших специальную подготовку за рубежом;
  • • использование террористами возможностей отхода на территорию сопредельного государства после осуществления террористических актов;
  • • поддержка экстремистов и террористов с территории ряда сопредельных стран;
  • • оказание помощи определенной частью местного населения террористам в некоторых приграничных регионах;
  • • использование террористами в качестве идеологической основы и оправдания своих действий отдельных религиозных положений, «исторических обид», этнических и др. противоречий, стремление придать своей деятельности характер национально- освободительной борьбы.

Серьезность угрозы национальным интересам государства в пограничном пространстве вызывает необходимость подготовки органов безопасности к адекватному противостоянию уровню террористической опасности, а также сведению к минимуму последствий имевших место террористических актов.

Документы

Нарастающая опасность терроризма активизировала процесс правового обеспечения борьбы с этим явлением. Так, в России Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» (1998) определил понятие терроризма как уголовно-правовой категории, в нем нашли отражение направления, цели и способы борьбы с терроризмом а также перечислены субъекты антитеррористической деятельности.

Федеральный закон «О противодействии терроризму» (2006) установил основные принципы противодействия терроризму, правовые и организационные основы профилактики терроризма и борьбы с ним, минимизации и ликвидации последствий проявлений терроризма.

Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации (2009) определила основные принципы государственной политики в данной области, цель, задачи и направления дальнейшего развития общегосударственной системы противодействия терроризму. Соответствующая задача поставлена перед силовыми структурами государства и в Военной доктрине Российской Федерации (2010).

Учитывая тот факт, что современный терроризм все более приобретает международный характер, цели терроризма и способы его совершения начинают совпадать с геостратегическими целями стран, которые его используют[9], на 54-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 1999 г. Россия выступила с инициативами активизации практического международного сотрудничества и противодействия терроризму, завершения подготовки проекта Конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма, принятие декларации принципов взаимодействия государств в целях усиления борьбы с терроризмом.

Россия участвует в большинстве антитеррористических конвенций, на антитеррористической площадке акцент сделан на комплексной превенции, противодействии распространению террористической идеологии, экстремистских тенденций, радикализации общества. Среди тематических приоритетов — борьба с террористическими вызовами в Афганистане, Ливии, Сирии, Ираке, в зоне Сахаро-Сахеля. Высокой оценки Российская Федерация удостоилась по итогам визита миссии Контртеррористического комитета (КТК) СБ ООН в Россию (октябрь 2012 г.). Последовательно использовали в российских интересах контртеррористический инструментарий санкционных комитетов СБ ООН против «АльКаиды» и «Движения Талибан».

Особенно важно в рамках согласования международных усилий по борьбе с терроризмом формирование единых подходов к этой деятельности и закрепления их в соответствующих нормативных правовых документах.

На рубеже тысячелетий именно государства СНГ в силу их геополитического положения оказались на переднем крае борьбы с международным терроризмом. Позитивным результатом сотрудничества стран СНГ в сфере борьбы с терроризмом стали разработка и подписание Договора (1999) и Решения о создании Анти- террористического центра государств — участников СНГ (2000). Указанные решения наряду с другими документами, принятыми в рамках СНГ (Бишкекская декларация глав государств Республики Казахстан, Китайской Народной Республики, Киргизской Республики, Российской Федерации и Республики Таджикистан (1999), Соглашение между Российской Федерацией и Азербайжан- ской Республикой по борьбе с международным терроризмом (2007), Договор государств — участников СНГ о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансирования терроризма (2007), Соглашение о взаимодействии государств — участников СНГ по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной охране (2008) и др.), создают необходимую юридическую базу для практической работы по противодействию терроризму, разработки сопряженного законодательства государств в борьбе с терроризмом и организованной преступностью.

Примеры практической реализации существующих договоренностей:

  • • проведенное в 2008 г. оперативно-стратегическое командноштабное учение «Бастион-антитеррор-2008» с участием России, Украины, Молдовы;
  • • организованная в 2010 г. совместная тренировка воинских подразделений России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана в ходе антитеррористических учений «Рубеж-2010»;
  • • совместные антитеррористические учения государств - участников СНГ «Жетысу-Антитеррор-2014» и др.

Таким образом, «сложность, многогранность феномена современного терроризма требует всеобъемлющего подхода, сочетающего силовые, политико-дипломатические, экономические и гуманитарные действия, эффективной стыковки антитеррористических мер, предпринимаемых на национальном и международном уровнях»[11].

Мировое сообщество способно принимать меры по разрушению фундамента современного терроризма, вызывающего экстремальные формы протестного поведения:

  • • применять тщательно взвешенные подходы к урегулированию региональных конфликтов;
  • • совершать конкретные действенные шаги по формированию и расширению социальной направленности глобализации, устойчивого развития различных регионов мира;
  • • ликвидировать или снижать негативный эффект от факторов, способствующих формированию питательной среды для распространения терроризма.

Незаконный оборот наркотиков. Экспертное мнение о международном масштабе наркотической угрозы свидетельствует: «Террористы по всему миру используют средства, имеющие криминальное происхождение, в том числе от незаконного оборота наркотиков. В свою очередь, преступные структуры нередко привлекают террористов для достижения своих противоправных целей»1.

По сведениям управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью, каждый год число людей, приобщающихся к немедицинскому потреблению наркотических веществ в мире, возрастает в среднем на 15 млн человек. Количество наркоманов на планете варьирует от 155 до 250 млн (3—5% населения Земли). Возрастные границы основной массы наркоманов колеблются от 15 до 65 лет[12] [13]. Вместе с тем подавляющая часть лиц, употребляющих наркотические вещества, — молодые люди в возрасте до 30 лет. Это вполне закономерно, так как пристрастие к наркотикам преимущественно не позволяет достигать даже среднестатистической продолжительности жизни.

Влияние незаконного оборота наркотиков на человеческое сообщество таково, что состояние защищенности от ущерба, наносимого соответствующими преступными организациями, не гарантировано не только личности, обществу, но и государству. Огромный урон незаконный оборот наркотиков приносит и мировой экономике. Данная нелегальная деятельность стала частью международного, транснационального нелегального бизнеса, ни одно государство не может справиться с этим в одиночку.

Незаконный оборот наркотических веществ в современном мире характеризуется:

  • • ростом лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков;
  • • распространением мнения о возможности и безвредности употребления наркотиков (в общественном сознании, особенно малообразованных слоев населения);
  • • ростом доли тяжелых наркотиков (героин, опий, кокаин) в структуре общего потребления запрещенных веществ;
  • • увеличением международного транзита наркотических средств;
  • • ростом доходов, полученных от наркоторговли (используются в коррупционных целях);
  • • отсутствием в некоторых странах эффективной комплексной системы предупреждения и профилактики наркомании, которая бы охватывала государственные и общественные институты;
  • • деятельностью правоохранительных органов в борьбе с наркобизнесом во многих государствах, которая носит не упреждающий, а реагирующий характер;
  • • пробелами в охране и обустройстве государственных границ, способствующими беспрепятственному перемещению наркотических веществ между странами;
  • • различиями в национальных законодательствах различных государств, имеющих разную степень жесткости в отношении преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков;
  • • несовершенством норм анти наркотического законодательства ряда стран, которые не в полной мере соответствуют международному праву;
  • • недостаточным осуждением немедицинского потребления наркотических веществ в СМИ и других социальных институтах;
  • • проблемой проникновения наркомании в силовые структуры ряда стран, а также употреблением наркотических средств и психоактивных веществ отдельными лицами, причастными к некоторым видам профессиональной деятельности, связанной с безопасностью общества и государства;
  • • слабой работой во многих странах системы реабилитации лиц, страдающих наркозависимостью.

На мировом рынке незаконного оборота наркотиков сложилась целостная и постоянно развивающаяся индустрия, одной из составляющих которой является система нелегальной транспортировки наркотических веществ из Афганистана.

Уже к началу третьего тысячелетия Афганистан превратился в крупнейшего незаконного производителя опиума и производного от него героина, на территории страны было сосредоточено до 75% мирового производства опия.

Важным перевалочным пунктом афганских наркотиков является таджикско-афганская граница. На ее долю приходится значительное количество изъятий наркотиков афганского происхождения. Например, за первые пять лет XXI в. на таджикско-афганской границе было задержано наркотиков более чем на 1 млрд долл. США. При этом Таджикистан не только является транзитным регионом, но и сам становится поставщиком собственных наркотиков. В стране идет процесс формирования многонациональных, четко организованных наркокартелей со связями в ближнем и дальнем зарубежье. Из Таджикистана афганские наркотики поступают в Киргизию и Узбекистан, потом через Казахстан в Россию и в страны Европы. Другое направление афганского наркотрафика проходит через Туркменистан. Транспортировка осуществляется преимущественно по Каспийскому морю и далее через территорию Казахстана в Россию и в европейские страны.

В этой связи мировое сообщество выступает за новую и продуманную международную политику, учитывающую необходимость воспрепятствования имеющейся наркоугрозе. Высказываются мнения о целесообразности инвестирования средств на восстановление и развитие экономики Афганистана для снижения потенциала социальной базы производства наркотических веществ. За разработку международной стратегии комплексного противодействия наркоугрозе, исходящей с территории Афганистана, выступает п Российская Федерация. Па первый план вышла работа но снижению угроз, исходящих с территории Афганистана, и по противодействию попыткам расшатать международную систему контроля над наркотиками. На 56-й сессии Комиссии ООН по наркотическим средствам добились принятия российского проекта резолюции об укреплении международного сотрудничества в области борьбы с незаконным оборотом опиатов афганского происхождения.

Как на двусторонней основе, так и во взаимодействии с партнерами по ОДКБ и ШОС, а также по линии ООН и в рамках Совета Россия — НАТО, Российская Федерация последовательно проводила политику оказания всестороннего содействия Исламской Республике Афганистан в становлении в качестве мирного, независимого, нейтрального государства, способного самостоятельно противодействовать угрозам терроризма, бороться с наркобизнесом и организованной преступностью. Новым шагом в данном направлении стало решение Совета Парламентской ассамблеи ОДКБ (Санкт-Петербург, апрель 2013 г.) о предоставлении делегации Афганистана статуса наблюдателя при ассамблее.

После распада Советского Союза и изменения экономической модели производства барьеры, которые препятствовали массовому проникновению наркотиков на территорию советского государства, рухнули. Россия стала привлекательным рынком сбыта наркотических и психотропных веществ, расширились возможности для «отмывания» денежных средств, добытых преступным путем. Наркоэкспансия совпала со сложным периодом глубоких социально-экономических преобразований в стране, что внесло свою лепту в построение нового высокорентабельного криминального сектора «теневой» экономики. Его важной составляющей стала обновляющаяся социальная база лиц, потенциально подходящих для втягивания в противоправную деятельность в сфере оборота наркотических веществ. В первую очередь это необеспеченные слои общества в странах с низким уровнем жизни населения.

Ситуация с формированием незаконного перемещения наркотических веществ по территории Российской Федерации усугублялась обстановкой в ее пограничном пространстве:

  • • фактически разрушенная в 1990-е гг. на значительной протяженности государственная граница;
  • • резкое снижение уровня жизни населения и в российском, и в зарубежном приграничье;
  • • заметное увеличение производства опиатов в Афганистане обусловило многократное увеличение наркотрафика.

Уже в конце первого десятилетия существования постсоветской России в официальных отчетах российские правоохранительные органы заявляли о торговле наркотиками в стране как хорошо организованной системе. Министерство внутренних дел РФ дало главное объяснение причин расширения российского рынка наркотических веществ, которое связано с вхождением российских организованных преступных групп в крупные международные наркокартели: «Значительная часть российских преступных сообществ вступила в союз с международными паркокартелями и стала их неотъемлемой частью. Последствием такой интеграции стал быстрый рост наркопреступности, сопровождающийся постоянным увеличением числа наркоманов в России»[14].

Борьба с наркотической угрозой возведена в ранг приоритетных направлений государственной политики Российской Федерации. Одним из ответов на вызов со стороны наркосистемы национальной безопасности России стало создание в 2003 г. Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России). Ее формирование позволило начать реализацию стратегического плана по коренному изменению борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Задачи ФСКН России:

  • • качественное изменение характера сложившейся в предыдущие годы антинаркотической практики, заключающееся в смещении акцентов с работы по потребителям наркотических веществ на борьбу с организованной наркопреступностью;
  • • пресечение каналов поступления наркотиков в Российскую Федерацию из-за ее пределов и их последующего сбыта;
  • • разрушение экономических основ наркобизнеса;
  • • усиление координационного начала правоохранительной деятельности государства в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков;
  • • интеграция в мировую систему противодействия производству и распространению наркотиков.

В сфере международных отношений практикуется глобальная деятельность по противодействию незаконному обороту наркотиков. В ООН создано профильное Управление по наркотикам и преступности, Агентство по борьбе с наркотиками. Международный масштаб имеют антинаркотические операции «Призма», «Пурпур» и «Топаз» по контролю над прекурсорами (веществами, используемыми при производстве наркотиков), которые проводятся уполномоченными государственными органами ряда стран, в том числе п ФСКН России, в рамках осуществления своих функций.

Исходя из национальных интересов и объективной необходимости общемировых усилий для противостояния глобальной наркотической угрозе, ФСКН России при содействии МИД России проведены мероприятия по организации и углублению двустороннего сотрудничества с компетентными органами более 50 стран, а также организовано регулярное взаимодействие с Управлением ООН по наркотикам и преступности. Активизировано антинарко- тическое сотрудничество в рамках СНГ и Шанхайской организации сотрудничества.

Имеет определенную специфику партнерство ФСКН России с уполномоченными органами стран Европейского союза. Оно строится с учетом того, что многие из этих государств являются основными участниками борьбы с транснациональной преступностью, выступают в координирующей роли большинства проектов по оказанию всестороннего содействия странам, через территорию которых осуществляется незаконный транзит наркотиков из Афганистана; при этом — сами являются центрами подпольного производства и оборота синтетических наркотиков. В интересах развития сотрудничества по противодействию наркоугрозе с европейскими партнерами организованы двусторонние переговоры. Их участниками выступает руководство компетентных органов и антинаркотических структур Австрии, Великобритании, Германии, Италии, Польши, Португалии, Финляндии, Франции, Швеции и стран Балтийского региона.

Кроме европейских государств и стран СНГ, активно развивается антинаркотическое сотрудничество с Афганистаном, Боливиси, Вьетнамом, Ираном, Индией, Камбоджей, Канадой, Китаем, Колумбией, Мьянмой, Пакистаном, Таиландом. Важное значение в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков придается развитию сотрудничества с США. Именно это государство является одним из главных доноров проектов ООН по противодействию наркоугрозе. В режиме двустороннего сотрудничества России и США успешно осуществляются совместные операции по перекрытию каналов наркобизнеса.

Также необходимо отметить высокий уровень взаимодействия, налаженного между российскими правоохранительными органами и Управлением ООП по наркотикам и преступности.

Таким образом, нетрадиционные угрозы международной безопасности являются серьезными проблемами всего мирового сообщества. Каждая из них, будь это загрязнение окружающей среды или терроризм, энергетическая безопасность или незаконный оборот наркотиков, способна изменить или даже уничтожить сложившуюся систему международных отношений. Особо значим в этой связи тот факт, что все перечисленные проблемы тесно взаимосвязаны, и при определенных условиях это способно вызывать синергетический негативный эффект для всего мирового сообщества.

  • [1] Сидоренко Л. Г., Тихомиров Ю. В. Терроризм и антитеррористическая безопасность в контексте истории и современной геополитики. М. : Кучково поле, 2011.С. 23.
  • [2] Будницкий О. В. Терроризм: история и современность // Электронный журнал «Полемика». 2001. № Ю.
  • [3] Эпштейн В. А. Терроризм: проблема определения // Вестник ТИСБИ. 2001.№2.
  • [4] Ilirschmann К. The changing face terrorism // Internationale Politik. 2000. № 3.S. 308.
  • [5] Куликов Л. С. Глобализация и некоторые проблемы борьбы с терроризмом //Право и безопасность. 2002. № 2—3. URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_3_8.htm (датаобращения: 27.02.2015).
  • [6] Шахов М. II. Теоретические проблемы современного терроризма. М. :ИБП ИТ, 2003. С. 16.
  • [7] Цит. по: Будницкий О. В. Терроризм: история и современность.
  • [8] Патрушев И. П. Транснациональная преступность, взаимосвязь наиболееопасных ее видов — терроризма, наркотрафика, нелегальной миграции, незаконного оборота оружия и радиоактивных материалов, пиратства // Право и безопасность. 2010. № 4. URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_33_7.htm (дата обращения:27.02.2015).
  • [9] Сидоренко А. Г., Тихомиров 10. В. Терроризм и антитеррористическая безопасность в контексте истории и современной геополитики.
  • [10] Сидоренко А. Г., Тихомиров 10. В. Терроризм и антитеррористическая безопасность в контексте истории и современной геополитики.
  • [11] Сафонов А. Е. О международном сотрудничестве в борьбе с терроризмом //Право и безопасность. 2003. № 3—4. URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_6_3.htm (датаобращения: 27.02.2015).
  • [12] Патрушев Н. И. Транснациональная преступность...
  • [13] Там же.
  • [14] Контроль за наркотиками и предупреждение преступности в РоссийскойФедерации. Организованная преступность и незаконный оборот наркотиковв Российской Федерации / Министерство внутренних дел РФ. М„ 2000 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >