Факторы и тенденции обеспечения международной безопасности России в современных условиях

Современная геополитическая ситуация требует принципиально иного подхода к международным проблемам обеспечения безопасности России, анализа содержания и эволюции всего спектра факторов, одним из которых становится информация[1] [2].

Длительное время считалось, что уровень могущества государства определяет военная сила. В XX в. мы наблюдали выдвижение на первый план экономической силы. Сегодня правомерно утверждать, что главным фактором могущества государства становится информация. Обладание государством способностью к управлению информацией открывает для него путь к дальнейшему наращиванию на принципиально новой основе своей экономической, политической и военной мощи.

Научно-технический прогресс превращает информацию не только в исключительно ценный товар, но и в средство активного воздействия па общественное сознание. В рамках межгосударственного противоборства информационные технологии предоставляют наиболее развитым государствам новые эффективные средства воздействия на других. В этой связи представляется вполне обоснованным прогноз, содержащийся в Стратегии национальной безопасности РФ, относительно усиления глобального информационного противоборства (см. в гл. 8).

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации отмечается: «Особенность международного сотрудничества Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности состоит в том, что оно осуществляется в условиях обострения международной конкуренции за обладание на рынках сбыта, в условиях продолжения попыток создания структуры международных отношений, основанной на односторонних отношениях ключевых проблем мировой политики».

Внешние угрозы информационной безопасности Российской Федерации:

  • • стремление вытеснить Россию из мирового информационного пространства как на внутреннем, так и внешнем рынках;
  • • обострение борьбы за информационные технологии и ресурсы;
  • • деятельность международных террористических организаций;
  • • технологический отрыв ведущих держав мира и блокирование конкурентоспособных российских информационных технологий;
  • • деятельность космических, воздушных, морских и наземных технических и иных средств (видов) разведки иностранных государств, направленная против интересов Российской Федерации в информационной сфере;
  • • разработка некоторыми государствами концепции информационных войн.

Информационно-психологические методы воздействия (см. в параграфе 8.2) становятся все более масштабными и результативными, в силу чего все чаще используются субъектами нолитики для достижения своих целей вместо так называемых «горячих» войн. В мировой практике межгосударственных отношений создаются условия не только для последовательной трансформации вооруженного противостояния в информационно-психологическое противоборство, но и для превращения его в самостоятельное направление внешней политики развитых государств.

Сегодня в научном мире информация вполне обоснованно считается политическим капиталом нации. Прогрессивная состоятельность и политический вес страны, ее возможности эффективно влиять на мировые события зависят не только от вещественносиловых факторов (например, военной и экономической мощи), но и от возможности использовать интеллектуальный потенциал других стран, распространять и внедрять свои культурные ценности, а также тормозить культурную экспансию других народов, трансформировать их духовные ценности.

Развитие современных государств происходит в условиях обострения демографической и этнополитической напряженности, разжигания религиозной и межнациональной розни. В ходе информационно-психологического воздействия население становится носителем нужной идеологии, что дает возможность в полной мере использовать средства производства, рабочую силу, инфраструктуру в целях организатора воздействия.

Кризис морали и нравственности, духовная деградация, сужение благополучного экономического пространства, исчерпаемость сырьевых ресурсов вызывают к жизни такие социально-психологические факторы, как злоба, зависть, ностальгия по прошлому и т.п., по-ирежнему становятся основными причинами столкновения интересов различных государств, обострения политического, военного и информационного соперничества на международной арене, возникновения политических, экономических противоречий и территориальных притязаний.

Мнение специалиста

Бывший советник по национальной безопасности Президента США, консультант Центра стратегических и международных исследований, 3. Бжезинский, в начале 1980-х г. отмечал: «Децентрализовать империю (советскую) значит вызвать ее распад... Любая значительная децентрализация — даже исключительно в экономической сфере — усилит потенциальные сепаратистские настроения среди граждан Советского Союза нерусской национальности. Экономическая децентрализация будет неизбежно означать политическую децентрализацию»[3]. Эта

работа в конце 1980-х гг. завершилась распадом СССР. Необходимо подчеркнуть, что после распада Советского Союза информационное давление США на Россию не прекратилось. Вступив на путь открытого общества, Россия оказалась доступной для информационного влияния, в том числе информационно-психологического, значительно снизилась эффективность обеспечения национальной безопасности российской государственности в ряде сфер — экономической, демографической, духовной.

Сегодня технологически развитые государства, накопившие в сфере информационного противоборства теоретический и практический опыт, заняли на мировой арене передовые позиции. Для других государств оно стало крайне опасным явлением.

Информационное противоборство пронизывает в настоящее время все формы борьбы, начиная от дипломатической и экономической и кончая вооруженной, развиваясь вместе с тем как самостоятельная сфера деятельности. Информация и информационные технологии постепенно становятся действенным средством завоевания мира. С наступлением третьего тысячелетия лидерство в мире будет определяться не столько экономическим потенциалом государства, сколько его способностью контролировать информационные и общественно-политические процессы1.

Древний китайский философ Сунь-цзы выделял основные направления информационного воздействия на противную сторону: «разлагайте все хорошее, что имеется в стране противника. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан вражеской страны. Мешайте всеми средствами деятельности правительства... подрывайте престиж руководства противника и выставляйте в нужный момент на позор общественности»[4] [5].

Сегодня становится очевидным тот факт, что многие страны всерьез озабочены масштабами вторжения в их национальную культуру. Опасения вызваны тем, что привнесенные со стороны «культурные ценности» в некоторой степени вытесняют традиционное культурное наследие того или иного народа, снижают уровень национального самосознания, что может привести к определенным последствиям в сфере политики.

Культурологическая пропаганда — массовые коммуникации, чье содержание включает в себя явления культуры, функции которых изначально нс связаны с функциями массового информирования, искажены, подчинены последним, а часто превращаются в свою функциональную противоположность[6].

Противостоять культурологической пропаганде можно только в условиях национального суверенитета, уважения традиций и обычаев каждого парода. Знание же национально-традиционной культуры и соответствие ей является обязательным условием массовой коммуникации. Национальные ценности есть условие перехода и к качественно новой цивилизации, поскольку являются ее фундаментом.

Информация и информационные коммуникации становятся сегодня важными факторами обеспечения стратегической стабильности и международной интеграции государств. Поэтому все развитые страны уделяют особое внимание созданию различного рода информационных структур, которые должны обеспечить их включение в мировое экономическое, информационное и научное пространство, что является сегодня необходимым условием прогресса и безопасности наций.

Особенно остро встает необходимость развивать и совершенствовать систему обеспечения национальной и информационно- психологической безопасности Российской Федерации, реализующую государственную политику в этой области. Совершенствование форм, методов и средств выявления, оценки и прогнозирования угроз информационной безопасности Росси, отстаивание национальных интересов, целей и ценностей России в глобальном информационном пространстве, а также системы противодействия этим угрозам.

Подрыву государственной безопасности России в современных условиях способствует недостаточно эффективное функционирование международных организаций, в которые она входит. На сегодняшний день Россия имеет членство более чем в 10 международных организациях, в числе которых ООН, СНГ, ШОС, ОДКБ, ОБСЕ, БРИКС и т.д. и является наблюдателем в организациях «Исламская конференция», «Организация американских государств» и «Международная организация по миграции». Ключевой задачей для России в области обеспечения государственной, военной и информационной безопасности является взаимодействие в рамках этих организаций, направленное на реализацию в информационном пространстве принципов мирного сосуществования, взаимоуважения и обоюдной выгоды (подробнее о международных организациях и участии в них России см. в 5.2).

В целях обеспечения государственной безопасности России в современных условиях следует:

  • • усиливать взаимодействие по вопросам обеспечения информационной безопасности в международных организациях, особенно в ОДКБ;
  • • активно реализовывать комплекс мер укрепления информационной безопасности;
  • • осуществлять борьбу с информационным экстремизмом и кибертерроризмом;
  • • развивать сотрудничество с заинтересованными государствами по вопросам правового регулирования сети Интернет и т.д.

В числе факторов, которые ослабляют или подрывают национальную безопасность принято выделять вызовы, риски, опасности и угрозы.

Вызов — совокупность обстоятельств, не обязательно конкретно угрожающего характера, но, безусловно, требующих реагирования на них.

Риск - возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий деятельности самого субъекта.

Опасность — объективно существующая возможность негативного воздействия па какую-либо систему, при определенных условиях нанесение ей ущерба, вплоть до полного уничтожения.

Угроза — конкретное и непосредственное проявление деструктивных факторов, порождаемых целенаправленной деятельностью откровенно враждебных сил.

В данном контексте угроза представляет собой наиболее конкретные и непосредственные проявления деструктивных факторов, порождаемых целенаправленной деятельностью откровенно враждебных сил.

Отличительные черты угрозы:

  • • максимальная степень готовности субъекта к причинению ущерба (выступает как стадия крайнего обострения противоречий, непосредственно предконфликтное состояние, означающее готовность одного из субъектов применить силу для достижения своих целей);
  • • наличие реального намерения и возможности нанести ущерб национальным интересам, в том числе посредством применения военной силы;
  • • персонифицированный характер, наличие субъекта (источника) угрозы и объекта, на который направлено ее действие — адресность.

Для специалиста по международным отношениям важно знать угрозы, имеющие трансграничную природу:

  • • распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки;
  • • информационные технологии;
  • • международный терроризм;
  • • региональные и внутренние конфликты;
  • • радикализация общественных настроений, провоцирующая религиозный экстремизм и этноконфессиональные антагонизмы;
  • • неконтролируемый трафик оружия и боевиков;
  • • незаконный оборот наркотиков;
  • • коррупция;
  • • нелегальная миграция;
  • • морское пиратство;
  • • глобальная бедность;
  • • дефицит жизненно важных ресурсов и продовольствия;
  • • экологические и санитарно-эпидемиологические угрозы;
  • • изменение климата (подробнее см. в гл. 4, 8, 11).

Угроза национальной безопасности Российской Федерации — прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства1.

  • 0 наличии признаков военной угрозы Российской Федерации можно утверждать, если:
    • а) имеет место демонстрация военной силы, непосредственно адресованная России;
    • б) существует непосредственная возможность возникновения военного конфликта, в который будет вовлечена Россия.

Противодействие военным угрозам и их нейтрализация организуется в рамках обеспечения национальной безопасности в целом и осуществляется различными способами.

Прежде всего, минимизация или же полное устранение военных угроз достигается блокированием их источников и причин. В этой деятельности приоритет принадлежит политическим средствам. Очевидно, что усилия, направленные на снижение уровня

1 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Ч. I, п. 6.

или полную нейтрализацию военных угроз не дадут эффекта без специальных политических мер.

Меры по снижению или полной нейтрализации военных угроз:

  • • создание институтов коллективной безопасности;
  • • ограничение гонки вооружений;
  • • укрепление мер доверия;
  • • контроль над распространением оружия массового уничтожения и средств его доставки и др.

Необходимым условием отражения военных угроз выступает наличие достаточной оборонной мощи. Система обороны страны должна быть адекватной военным угрозам.

Необходимым компонентом противодействия военным угрозам является поддержание вооруженных сил в состоянии, которое позволяло бы в случае необходимости адекватно реагировать на ситуацию в области безопасности и обороны.

В складывающихся условиях вооруженные силы должны быть способны нс допустить военно-силового давления на Российскую Федерацию. На повестку дня встает вопрос поддержания стратегических ядерных сил и сил воздушно-космической обороны в необходимом состоянии. Нестратегические ядерные силы (в том числе тактическое ядерное оружие) должны компенсировать диспропорцию, сложившуюся в обычных вооружениях между Россией и западными державами, сократить или исключить вовсе возможность давления.

В интересах отражения внешних военных угроз Россия должна обладать такими силами общего назначения, которые позволяли бы локализовать конфликты, а при необходимости — противостоять агрессору. Особое внимание следует обратить на развитие потенциала вооруженных сил, позволяющего обеспечить энергетическую безопасность России.

Задачи Вооруженных Сил Российской Федерации в интересах обеспечения национальной безопасности:

  • • пресечение попыток насильственного свержения конституционного строя и нарушения территориальной целостности страны;
  • • недопущение планирования, подготовки и осуществления действий, направленных на нарушение и дезорганизацию функционирования органов государственной власти и управления, вооруженных нападений на критически важные объекты инфраструктуры страны;
  • • борьба с деятельностью националистических, сепаратистских и экстремистских организаций, направленной на дестабилизацию обстановки в стране и осуществляемой с использованием средств вооруженного насилия;
  • • пресечение создания, подготовки и функционирования незаконных вооруженных формирований;
  • • участие в противодействии криминальной деятельности в масштабах, угрожающих национальной безопасности;
  • • борьба с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и других средств осуществления диверсий и террористических актов.

Для современной эпохи характерно серьезное усложнение международных отношений, связанных с обладанием ядерным оружием. Россия прилагает значительные усилия для поддержания стратегической стабильности. Так, в Стратегии национальной безопасности РФ провозглашается, что «формирование благоприятных условий для устойчивого развития России на долгосрочную перспективу достигается за счет обеспечения стратегической стабильности, в том числе путем последовательного продвижения к миру, свободному от ядерного оружия, и создания условий равной безопасности для всех» (Ч. IV, п. 90).

В целях сохранения равноправного стратегического партнерства Российская Федерация обязуется1:

  • • выполнять действующие договоры и соглашения в области ограничения и сокращения вооружений;
  • • участвовать в разработке и заключении новых договоренностей, отвечающих ее национальным интересам;
  • • быть готовой к дальнейшему обсуждению вопросов сокращения ядерных потенциалов на основе двусторонних договоренностей и в многосторонних форматах;
  • • способствовать созданию надлежащих условий, позволяющих сокращать ядериые вооружения без ущерба для международной безопасности и стратегической стабильности.

В связи с этим намечаются определенные изменения и в ядер- ной политике стран, являющихся постоянными членами Совета Безопасности ООН и входящих в так называемый Ядерный клуб. Напоминаем, что число стран, обладающих ядерным оружием, приближается к двум десяткам.

Потенциал международных организаций н институтов безопасности для защиты национальных интересов Российской Федерации[7] [8]:

  • • Организация Объединенных Наций и Совет Безопасности ООН;
  • • «Группа восьми»;
  • • «Группа двадцати»;
  • • РИК (Россия, Индия и Китай);
  • • БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР);
  • • Содружество Независимых Государств (СНГ);
  • • Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ);
  • • Евразийский экономический союз (ЕАЭС);
  • • Шанхайская организация сотрудничества (ШОС);
  • • Европейский союз (ЕС);
  • • Организация Североатлантического договора (НАТО).

Помимо названных в Стратегии институтов в настоящее время

в том или ином виде Россия представлена и в других международных организациях, деятельность которых в ряде случаев связана с обеспечением безопасности:

  • • Союзное Государство (России и Беларуси);
  • • Организация но безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ);
  • • Совет Европы;
  • • Совет евроатлантического партнерства;
  • • Парламентская ассамблея НАТО;
  • • Совет государств Балтийского моря;
  • • Организация Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС);
  • • Организация региональной интеграции (ЕЭП);
  • • Организация «Центрально-азиатское сотрудничеству» (ОЦАС);
  • • Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ);
  • • Форум Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС).

Выступая на Всероссийском молодежном форуме «Селигер — 2014», министр иностранных дел РФ Сергей Лавров перечислил союзников России в мире, по его словам, в их число входят члены организации Договора о коллективной безопасности, партнеры России по евразийским интеграционным проектам, Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС[9].

Как угроза военной безопасности в Стратегии национальной безопасности РФ определена политика ряда ведущих зарубежных стран (рис. 12.1).

Современности присущ начавшийся переход к новым условиям, когда определяющими факторами развития становится исчерпание в мире ископаемых природных ресурсов, в первую очередь энергетических (см. в гл. 11).

* Все возрастающий интерес к приобретению ядерного оружия в современных условиях проявляют и негосударственные акторы, в первую очередь террористические и экстремистские организации.

Рис. 12.1. Политика ведущих зарубежных стран

В интересах сохранения сложившегося статус-кво развитыми государствами предпринимается ряд мер, направленных на формирование экономик многих стран как сырьевого придатка. Для этого осуществляется интенсивное воздействие на общественное мнение стран, богатых ресурсами, чтобы доказать, что их судьба и специализация в рамках глобальной экономики — добывать сырье и обеспечивать других, получая взамен готовые товары, и что существующий порядок гарантирует стабильность в мире. По отношению к странам-поставщикам достаточно часто выдвигаются обвинения в отсутствии демократии или же в неблагополучной ситуации с правами человека, что направлено на обеспечение их управляемости.

Изменение ситуации возможно лишь в случае, если политические элиты ведущих держав осознают необходимость преодоления разобщенности и недоверия и смогут приступить к строительству повой системы общей безопасности.

Необходимо отметить и то, что в современных условиях риски и угрозы национальной и международной безопасности приобретают вес более комплексный характер, что затрудняет их прогнозирование. Российская Федерация в настоящее время при формировании и реализации своей политики в области обеспечения национальной безопасности исходит из того, что ядерный фактор не является единственным и нужен комплексный подход к поддержанию стратегической стабильности, учитывающий различные обстоятельства.

Комплексный подход к обеспечению национальной безопасности России зафиксирован в Указе Президента РФ от 5 мая 2012 г. № 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации»1. Президент РФ, в частности, предписывает в отношениях с США «исходить из того, что переговоры о дальнейших сокращениях стратегических наступательных вооружений возможны только в контексте учета всех без исключения факторов, влияющих на глобальную стратегическую стабильность».

Комплексность проявляется в одновременном совокупном воздействии нескольких факторов и самых различных их сочетаний. Речь идет о внутригосударственных и региональных кризисах и конфликтах, борьбе за природные ресурсы, организованной преступности, торговле людьми, нелегальной торговле оружием, распространении оружия массового уничтожения и средств его доставки, массовой миграции (в первую очередь нелегальной), контрабанде, легализации незаконных финансовых средств, этническом и религиозном радикализме и экстремизме, производстве и распространении наркотических веществ и др.[10] [11]

Комплексность рисков и угроз безопасности выступает существенным фактором, оказывающим непосредственное воздействие на предсказуемость их проявления. Еще на рубеже 1980— 1990-х гг. не только для мировой общественности, но и для многих авторитетных аналитиков оказался совершенно неожиданным распад Советского Союза и его последствия. Сегодня подобная слабая предсказуемость представляет собой весьма серьезный вызов и для России.

Непредсказуемость осложняется и тем обстоятельством, что в большинстве случаев для проявления рисков и угроз характерно отсутствие каких-либо границ и территориальных ограничений, благодаря чему они легко распространяются за пределы отдельной страны и приобретают региональный или международный характер. В результате угрозы безопасности могут возникнуть в любое время, в любой точке мира и могут быть направлены против любого государства или человека.

Потребность в обеспечении бесперебойного функционирования всех подсистем общества в условиях, когда на первый план выходит необходимость противодействия новым вызовам, стимулированным процессами глобализации, побуждает государства сосредоточивать усилия на приоритетных направлениях обеспечения безопасности и развития. Так, в Стратегии национальной безопасности РФ содержится специальный раздел «Современный мир и Россия: состояние и тенденции развития».

Россия официально провозгласила, что считает правомерным применение вооруженных сил и других войск для отражения агрессии против нее и (или) ее союзников, поддержания (восстановления) мира по решению Совета Безопасности ООН, других структур коллективной безопасности, а также для обеспечения защиты своих граждан, находящихся за пределами страны, в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации1.

В Военной доктрине Российской Федерации к основным внешним военным опасностям отнесены «попытки дестабилизировать обстановку в отдельных государствах и регионах и подорвать стратегическую стабильность» (п. 8).

В перспективе серьезной угрозой безопасности России может стать выдвижение претензий на право свободного пользования природными ресурсами, которыми она владеет. В Стратегии национальной безопасности РФ в качестве возможных источников угроз национальной безопасности вполне обоснованно выделено «усиление конкуренции в борьбе за дефицитные сырьевые, энергетические, водные и продовольственные ресурсы» (Ч. 4, п. 47).

В то же время угроза ухудшения экологической ситуации в стране и истощения ее природных ресурсов находится в прямой зависимости от состояния экономики и готовности общества осознать глобальность и важность этих проблем. Для России эта угроза особенно велика из-за преимущественного развития топливно- энергетических отраслей, неразвитости законодательной основы природоохранной деятельности, отсутствия или ограниченного использования природосберегающих технологий, низкой экологической защищенности[12] [13].

Энергетическая стратегия к 2020 г. в два раза увеличит энергозатратность, а это напрямую связано с вопросами климата и внедрением ресурсо- и энергосберегающих технологий. Повышение энергоэффективности, с точки зрения перспектив роста российской экономики, насущно необходимо.

Существенное влияние на развитие международных отношений и состояние безопасности Российской Федерации повлияли события на Украине, связанные с острым политическим кризисом, сопровождавшимся жестким противостоянием различных политических сил и насильственной сменой власти в 2014 г.

Жесткая позиция России относительно урегулирования вну- триукраинского конфликта вызвала конфронтацию с США и странами Евросоюза. Последующее вхождение в состав Российской Федерации в марте 2014 г. территории полуострова Крым, с образованием двух новых субъектов Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя, поддержка действий и оказание гуманитарной помощи самопровозлашенным на юго-востоке Украины Донецкой и Луганской республик (ДНР и ЛНР) только усилили конфронтацию с Западом.

Следствием этого явились санкции — ограничительные политические и экономические меры, введенные в 2014 г. в отношении России и ряда российских лиц и организаций, которые, но мнению международных организаций и отдельных государств, были причастны к дестабилизации ситуации на Украине; а также ответные действия России — эмбарго на поставку продовольственных и промышленных товаров из стран — участников санкционных действий.

По мнению российского экспертного сообщества, санкции могут нанести существенный ущерб отечественной экономике, при этом наиболее негативные последствия для России могут иметь ограничения, накладываемые на экспорт в нашу страну высоких технологий и доступ российских банков к дешевым кредитным ресурсам. В то же время существует мнение, что продовольственное эмбарго может положительно сказаться на развитии агропромышленного комплекса России благодаря вытеснению зарубежных конкурентов и расширению рынка сбыта продукции отечественных товаропроизводителей.

Имеется потенциал для втягивания России в целый ряд конфликтов, прежде всего тех, которые разворачиваются в непосредственной близости от наших границ и могут при определенных условиях развиваться по весьма неблагоприятному сценарию, превращаясь в полноценную угрозу. В результате Российская Федерация может быть вынуждена прибегнуть к военно-силовым средствам. Дестабилизирующим фактором являются и интересы руководства ряда государств, расположенных близ России (табл. 12.2).

Таблица 12.2

Конфликтный потенциал в некоторых близлежащих к России регионах

Регион

Конфликтный потенциал

Европа

Украина

Стремление акторов МО втянуть Россию в межгосударственный и во внугриукраинский конфликты в связи с вхождением полуострова Крым в состав Российской Федерации и вооруженным противостоянием на юго-востоке Украины

НАТО

Активизация военной деятельности и расширение Северо-Атлантического альянса, приближение его инфраструктуры к границам Российской Федерации

Закавказье

Возможность развязывания полномасштабных военных действий между Азербайджаном и Арменией по поводу Нагорного Карабаха.

Возможность исламизации Турции, стремление ее руководства к усилению влияния в регионе, в том числе посредством поддержки радикальных исламских организаций на территории России.

Реваншистские настроения в Грузии, стремление вернуть суверенитет над Абхазией и Южной Осетией

Средняя

Азия

Киргизия,

Таджикистан,

Узбекистан

Активизация исламистских группировок и сил экстремистской направленности, их попытки дестабилизации обстановки в государствах Средней Азии, попытки государственных переворотов, осуществления террористической деятельности, разжигания этноконфессио- нальных конфликтов. Возможный экспорт исламского экстремизма в регионы России

Афганистан

Активизация талибов на фоне неспособности коалиции западных государств эффективно вести борьбу с ними может существенно ухудшить ситуацию в Центральной Азии и на Северном Кавказе. Высокая вероятность осложнения ситуации и ее эскалации за пределы страны после вывода иностранного контингента

Дальний

восток

Корейский

полуостров

Вероятность военного конфликта между Южной Кореей и Северной Кореей, возможно — с использованием ядериого оружия

Япония

Выдвижение территориальных претензий к России по поводу принадлежности Южных Курил

Китай

Стремление решить проблему «ресурсного голода» за счет России

Российская Федерация прилагает усилия, чтобы на двусторонней и многосторонней переговорной основе снизить конфликтный потенциал на этих направлениях и регионах, принимает меры для укрепления боеспособности своих вооруженных сил.

Действия того или иного субъекта могут вызвать обострение отношений лишь тогда, когда они воспринимаются другой стороной как угроза. В данном случае военные приготовления должны обладать четкими признаками, свидетельствующими об их направленности против конкретного объекта. Об этом можно судить, в частности, по наступательно-агрессивному характеру доктринальных установок и военному планированию, соответствующей структуре вооруженных сил, географии размещения и составу группировок войск и объектов военной инфраструктуры, характеру военных приготовлений, приоритетному развитию средств вооруженного нападения и др.

Показателями, характеризующими степень военной угрозы, выступают и качество подготовки вооруженных сил государств, уровень их оснащения современным вооружением и военной техникой, состояние материально-технического обеспечения, время, необходимое для приведения войск в боевую готовность.

Не исключено, что против России может использоваться военная сила. В настоящее время серьезную угрозу для нашей страны представляет наличие значительных по численности и вооружению воинских формирований вблизи ее границ. Для организации обороны страны данные обстоятельства являются более весомыми, нежели публичные заявления об отсутствии агрессивных намерений в отношении нашей страны.

Исторический опыт организации обороны России неоднократно позволял убедиться в правомерности того, что обладание реальной военной силой является константной и объективной величиной, в то время как намерения переменны и субъективны по своей природе. При анализе ситуации в области безопасности и обороны принято внимательно относиться именно к оценке военно-силового потенциала государств и военных блоков, особенно если они наращивают свою военную мощь.

В последнее время резко возросла активность держав, имеющих отношение к арктическому региону. Сегодня Северный полюс вновь стал предметом международной конкуренции[14].

В последние годы РФ начала активное хозяйственное освоение своих северных территорий, включая добычу углеводородов, а также создание Северного морского пути, который все более становится альтернативой традиционным путям из Европы в Азию. Принимая во внимание возросший интерес к региону со стороны стран — участников НАТО, на защиту российских интересов в Арктике Правительство РФ ориентировало целый комплекс мероприятий, в том числе военного типа. На совещании Совета безопасности РФ был выработай комплекс мероприятий по повышению эффективности проведения ранее утвержденных Президентом РФ документов, в частности, «Основ государственной политики России в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» и «Стратегии развития Арктической зоны страны и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года»[15].

По данным ООН, запасы нефти в Арктике превышают 100 млрд т, что в 2,4 раза больше всех ресурсов России. По прогнозам специалистов, к 2040 г. из-за глобального потепления значительная часть Северного Ледовитого океана окажется свободной ото льда, что существенно облегчит добычу природных богатств с его дна, удешевит перевозки, но одновременно может создать и новое направление геостратегического соперничества. Уже к 2020 г. начнется серьезная политическая битва за право владеть богатствами Арктики, которая грозит перерасти в прямую конфронтацию. Но при этом сегодня не учитывается тот факт, что человечество может перейти на альтернативное топливо.

Никакая другая страна не имеет такого большого по протяженности своих северных границ выхода к Арктике, как Россия. Арктика стала территорией хозяйственного освоения, военным полигоном, регионом стратегических интересов, ресурсной базой страны. Недаром именно у России появился Северный морской путь — самый короткий маршрут из Европы в Америку и Азию, — который обслуживает регион, обеспечивающий сегодня стране 80% нефти, 90% никеля, почти весь газ, золото, серебро, олово, апатиты, молибден, алмазы, половину деловой древесины. Северный морской путь в состоянии дублировать и дополнять сухопутные коридоры, обеспечивая жизнедеятельность всего русского Севера.

Система международной торговли давно предусматривает его использование всеми крупнейшими мировыми перевозчиками.

И в ближайшие годы, учитывая то, что достигнут предел пропускной способности Суэцкого и Панамского каналов и нарастает нестабильность в регионах Малой Азии и Ближнего Востока, стратегическая роль этого коридора и торговли между Юго-Восточной Азией, Японией, Северной Америкой, Евросоюзом и Россией будет только возрастать. С учетом потепления Северный морской путь становится самым удобным для перевозки углеводородов с арктических месторождений.

Все это становится тем более актуальным сейчас, когда Арктика в силу ее географического положения, огромных запасов природных ресурсов, экологической, научной и оборонной значимости привлекает все больший интерес многих, в том числе и неприполярных, стран мира становится ареной борьбы за право обладания ее богатствами и узлом противоречий глобального значения, где фокусируются интересы различных геополитических субъектов.

Востребованность Арктики для международных акторов:

  • • предполагаемые огромные неразведанные запасы углеводородного сырья (прежде всего, природного газа);
  • • значительные био- и водные ресурсы, доступ к которым актуализируется в преддверии ожидаемого глобального истощения;
  • • транзитные возможности в направлении Европа — Азия (перспективы использования Северного морского пути).

Американские эксперты полагают, что в XXI в. Арктика может стать одной из тех «горячих точек», вокруг которых будут происходить наиболее крупные нефтегазовые конфликты на планете. Соперничество за арктический шельф разворачивается между восемью прибрежными государствами региона — США, Россией, Канадой, Исландией, Норвегией, Швецией, Финляндией и Данией, которая контролирует Гренландию.

Однако не все эксперты уверены в том, что Арктику будут делить исключительно на основе международного права. Аналитики не исключают применения реальной военной силы при разделе северных кладовых.

Достаточно вспомнить, что для обеспечения жизнедеятельности гигантской массы людей требуется множество возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов, что приводит к обострению глобальных проблем, имеющих судьбоносное значение для всего человечества.

Еще в 1972 г. в докладе «Пределы роста» Римскому клубу Донелла Медоуз (Donella Meadows) и ее коллеги пришли к выводу о том, что при сохранении существующих тенденций повышения численности населения и загрязнения окружающей среды пределы роста на нашей планете будут достигнуты в течение ближайших 100 лет. Однако, по обновленным данным, авторы отмечают, что время и развитие тенденций роста поставили человечество «в новое положение по отношению к его пределам». По их мнению, несмотря на совершенствование технологий, расширение знаний и более строгую природоохранную политику, многие потоки ресурсов и загрязнений уже вышли за пределы устойчивости[16].

В создавшихся условиях многие стали осознавать, что лозунг сторонников «пределов роста» — «Не слепое противодействие прогрессу, а противодействие слепому прогрессу» — отнюдь не лишен реальных оснований. К тому же прогресс в науке и технологиях оказался поставленным на службу не только делу повышения экономического и социального благосостояния народов, но и на службу молоху войны за природные ресурсы, тем самым создавая угрозу самому существованию человечества.

В частности, Администрация США предупредила о возможности конфликта вокруг природных ресурсов Арктики. Так, в 2007 г. в Норфолке (штат Виргиния) был обнародован документ, который представляет собой концептуальный план развития США как военно-морской державы. В программной «Стратегии сотрудничества по военно-морским силам XXI века» (A Cooperative Strategy for 21st Centwy Seapower represents an historical first) говорится: «Изменения климата постепенно открывают водные пространства Арктики не только для разработки новых ресурсов, но также для новых судоходных маршрутов, которые могут изменить глобальную транспортную систему».

Кроме того, в документе отмечается: «В то время как эти изменения представляют возможность для (экономического) роста, они являются потенциальными источниками для конкуренции и конфликта вокруг доступа и природных ресурсов». Будущую ситуацию в Арктике авторы документа включили в список «вызовов новой эры», к которым США необходимо быть готовыми.

Безопасность является необходимым условием для освоения природных богатств Российской Арктики. 18 сентября 2008 г. Президентом РФ были утверждены «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». В документе как задача определено «совершенствование с учетом национальных интересов России и специфики региона законодательства Российской Федерации в сферах социально-экономического развития, охраны окружающей среды, военной безопасности, защиты и охраны государственной границы, осуществления научных исследований и международного сотрудничества в Арктике на базе норм международного права и международных обязательств Российской Федерации».

Внешняя политика России была, есть и будет самостоятельной и независимой. Она последовательна, сохраняет преемственность и отражает уникальную, сформировавшуюся за века роль нашей страны в мировых делах и в развитии мировой цивилизации. Она не имеет ничего общего с изоляционизмом или конфронтацией и предусматривает интеграцию в глобальные процессы. Ее дипломатический инструментарий должен быть динамичным, конструктивным, прагматичным и гибким[17].

  • [1] Россия и мир. Новая эпоха. 12 лет, которые могут все изменить. / отв. ред.и рук. авт. кол. С. А. Караганов. М.: ACT : Русь-Олимп, 2008. С. 42—64.
  • [2] См.: Васильева М. М. Информационная безопасность России в условиях глобализации // Вестник МГЛУ. 2010. Вып. 25 (604). С. 26—35.
  • [3] См.: Панарин И. II. Информационная война и Россия. М. : Мир безопасности, 2000.
  • [4] Воронцова Л. В., Фролов Д. Б. История и современность информационногопротивоборства. М.: Горячая линия — Телеком, 2006. С. 12.
  • [5] Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве // II. И. Конрад : Избранные труды.Синология. М.: Наука, 1977. С. 54.
  • [6] Буданцев Ю. II. Информационное оружие и информационная война в современных условиях // Информационный сборник «Безопасность». 1999. № 3—4.С. 103-115.
  • [7] Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года.Ч. IV, п. 95.
  • [8] Там же.
  • [9] Лавров назвал союзников России в мире // Лента.ру. 2014. 27 августа. URL:http://lenta.ru/news/2014/08/27/lavrov/ (дата обращения: 27.02.2015).
  • [10] Подписан в день инаугурации В. В. Путина, 7 мая 2012 г.
  • [11] Вооруженные Силы Российской Федерации: модернизация и перспективыразвития / под рсд. И. Ю. Коротченко. М.: Национальная оборона, 2012. С. 20—21.
  • [12] Военная доктрина Российской Федерации, и. 20.
  • [13] Гаджиев К. С. Геополитические горизонты России (контуры нового миропорядка). М.: Экономика, 2007. С. 94.
  • [14] См.: Васильева М. М. Борьба за ресурсы Арктики // Тезисы докладов. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений:Стратегии, институты, акторы». М.: Российская ассоциация политической науки,2009. С. 82-83.
  • [15] Владимир Путин провел совещание Совбеза РФ, посвященное развитию Арктики // Первый канал. 2014. 22 апреля. URL: http://www.ltv.ru/news/polit/257044 (дата обращения: 27.02.2015).
  • [16] Цит. по: Гаджиев К. С. Геополитические горизонты России... С. 96.
  • [17] Совещание послов и постоянных представителей России. URL: http:// www.kremlin.ru/transcripts/15902 (дата обращения: 27.02.2015).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >