Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow АГРЕССИВНОСТЬ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
Посмотреть оригинал

Агрессивность как отголоски семейных проблем

Что посеешь, то и пожнешь!

Мы уже определили, что агрессивность как реакция на подростковый кризис связана с нарушениями детско-родительских отношений. Вторая распространенная причина агрессивности подростков — это скрытое или относительно явное формирование агрессивности еще в детстве под влиянием семейных факторов. В отрочестве агрессивность набирает силу и становится социальной проблемой. Деструктивное поведение может стать следствием неадекватного стиля воспитания, искаженного восприятия личности ребенка, эмоционального отвержения, безнадзорности и т.д.

Агрессивные подростки, как правило, вырастают в тех семьях, где родители равнодушно относятся и к агрессивным проявлениям детей, и к самим детям, где с раннего возраста ребенок ощущает недостаток любви и домашнего тепла, где в качестве воспитательных методов используются физические наказания, а личность ребенка не ценится.

Одной из основных причин агрессивности является отвержение (видимое или скрытое) ребенка родителями. К подростковому возрасту причина равнодушного или враждебного эмоционального отношения уже с трудом вспоминается (то ли беременность была некстати, то ли ребенок слишком напоминает неприятного родственника). Но ребенок продолжает на бессознательном уровне получать эмоциональное послание родителя: «Ты не такой, ты мне не нужен, мне стыдно, что ты мой ребенок, и т.д.». Подрастающий человек вынужден доказывать, что он существует и достоин любви, а здесь хороши любые средства. Вот и набирает силу агрессивность.

С точки зрения среднего родителя, остановить агрессивность ребенка можно и нужно путем наказаний. Предполагается, что наказание «преподаст ему урок», что «он дважды подумает», прежде чем совершить проступок в следующий раз, и вообще «не повадно будет». Наблюдения за родителями и детьми показали прямо противоположную тенденцию. У родителей, которые использовали строгие наказания, вырастали дети, проявляющие высокую агрессивность и использующие для достижения личных целей насильственные методы. Первоначально агрессия проявляется за стенами дома — там, где ребенок находится вне сферы непосредственного контроля, а затем грубость и жестокость распространяются и на членов семьи.

Жестокие наказания деструктивно действуют на поведение ребенка и подготавливают почву для расцвета подростковой агрессивности. Отец, наказывающий сына за драку с помощью ремня или других «педагогических» приспособлений, должен сознавать, что, как только ребенок сравняется с ним в силе, он будет реализовывать тот же способ убеждения, который показал ему родитель, а пока он потренируется на младшей сестре или кошке. Использование физических наказаний в качестве ограничения поведения можно сравнить с метанием бумеранга, который обязательно вернется — в виде агрессивности. Психологи и педагоги категорически утверждают, что попытки контролировать агрессию с помощью физических наказаний увеличивают уровень демонстрируемой агрессии на длительный возрастной период. Суровость наказаний, применявшихся к детям, когда им было 8 лет, положительно коррелировала с агрессивностью их поведения в 16—18 лет и даже в зрелые годы, приводя к новому витку агрессивности, которая проявляется в супружеском насилии и жестокости уже в отношении собственных детей.

Большинство родителей, к сожалению, не ведают, какое количество опасных последствий скрывают в себе физические наказания. Помимо того, что наказания становятся очевидным примером, образцом поведения для ребенка, который учится общаться с другими посредством силы и давления (главное — выбрать жертву послабее), ребенок, а затем и подросток, начинает всеми способами избегать общества родителей. Предоставленный самому себе, предпочитающий проводить время вне дома, подросток имеет много шансов утвердиться в собственной агрессивной позиции. Опасность содержится также и в таком следствии физических наказаний, как низкая самооценка. Здесь не надо быть профессионалом, чтобы понимать, насколько хуже адаптируется в обществе неуверенный в себе подросток, ждущий от мира угроз и побоев. Боль не воспитывает, а лишь формирует озлобленность и мстительность.

Тяжелейшим следствием системы жестких наказаний является несформированность внутренней системы норм поведения, что типично для агрессивных детей.

Ориентация поведения на внешние ограничители и отсутствие внутренних, стержневых, ценностных принципов соблюдения социальных и этических норм поведения — главная характеристика нарушений поведения агрессивных подростков. Послушание и соблюдение требований продолжаются ровно столько, сколько длится контроль, в отсутствие наблюдения за поведением правила перестают действовать. Фактически наказания не устраняют нежелательное поведение, а лишь заставляют подростка скрывать его видимые проявления. Жесткий внешний контроль не дает формироваться собственной внутренней ответственности ребенка. Наказание снимает вину и открывает дорогу следующему проступку.

Исследования показывают, что более эффективны своевременные мягкие наказания и работа на «опережение», т.е. недопущение агрессивной выходки. Воспитательные действия становятся результативными, когда на первый план выдвигаются поощрения, а не наказания.

Остается добавить, что внутренний контроль развивается у детей и подростков с помощью процесса идентификации — стремления поступать как значимый человек. Не удивительно, что возмущенный родитель видит в ребенке, как в зеркале, свое собственное не слишком искаженное изображение. Сыновья в норме идентифицируются с отцами, поэтому агрессивные мальчики часто вырастают в семьях с авторитарными отцами. Соответственно девочка, которая идентифицируется с жесткой, властной матерью, также начинает противостоять всем, в том числе и самой матери.

Недавние исследования агрессивности отечественных подростков подтвердили наличие корреляционной зависимости между характером наказаний в семье и уровнем деструктивности подростка. Чем чаще и жестче родители наказывают подростков (и детей), тем больше у них конфликтов с учителями и одноклассниками, а в споре такие подростки стремятся добиться своего любой ценой, вплоть до драки. Оскорбления воспринимаются ими как вызов. Хронически подавляемый гнев (а каждая ситуация ограничения, унижения и страха порождает негативные эмоции) в конце концов выплескивается именно в подростковом возрасте уже в неконтролируемый бунт. Под действием частых и суровых физических наказаний чувство вины у ребенка снижается, а моральная саморегуляция личности и здоровое самосознание не формируются.

Удивительным образом и противоположная стратегия воспитания — снисходительное отношение к «шалостям» ребенка, вседозволенность и отсутствие ограничений — может привести к агрессивному поведению подростка. На одном полюсе властный родитель, не допускающий личной инициативы, не дающий возможности ребенку быть самим собой. На другом — родитель, позволяющий ребенку делать все, что угодно, и по сути — равнодушный к его жизни. Отсутствие внешних ограничений поведения порождает желание найти их, и ребенок устремляется из одной крайности в другую, чтобы понять: а каковы правила игры в этой жизни? Одна из крайностей — агрессивность. Особенно часто агрессивность становится личностной чертой мальчиков, воспитывающихся по принципу «кумир семьи» в преимущественно женском окружении. Мамки, няньки, бабушки и тетушки делают все, чтобы вырастить домашнего тирана, а отец, как правило, или присутствует номинально, или отсутствует вовсе.

Агрессивный подросток, скорее всего, вырастет в семьях, где слишком мало материнской любви и слишком много свободы или, наоборот, слишком много ограничений и жесткая система санкций. Общим знаменателем, ведущим к агрессивности, становится незрелая система регулирования дисциплины на фоне отсутствия интереса к ребенку и условного принятия его личности.

Если в семье игнорируется внутренний мир подростка, нет устойчивых эмоциональных отношений, у ребенка не формируется чувствительность к эмоциональному состоянию других людей, отсутствует переживание вины за агрессивные действия.

Первичную социализацию ребенок проходит в лоне семьи, где на примере взаимоотношений с родителями, братьями и сестрами он учится взаимодействовать с другими людьми, копирует типичные формы взаимодействия и воспринимает первые примеры агрессивности или доброты и заботы.

Школой общения и надежным показателем уровня агрессивности поведения подростка являются взаимоотношения с братьями и сестрами. Психологи обнаружили, что против родного брата или сестры ребенок или подросток проявляет больше физической и вербальной агрессии, чем против всех остальных детей, с которыми он общается. Очевидно, что тот уровень агрессивности, который проявляется в отношениях между сиблингами[1], задает общий тон отношения к другим людям, и особенно к сверстникам.

Ваня (15 лет), опаздывая в школу, наспех запихивает учебники в сумку. Младшая сестра обозвала его за медлительность «улиткой». Ваня швырнул в нее книгой, после чего началась драка, в результате которой маме пришлось звать на помощь отца, так как она не могла обуздать сына.

Научение агрессивному поведению происходит при разрешении многочисленных конфликтов, возникающих между родными братьями и сестрами. Зачастую они вынуждены делить не только материальные блага (игрушки, книги, учебники, карандаши, телевизор и т.д.), которые еще как-то поддаются исчислению, но и внимание, любовь и время родителей, которые «поделить нацело» практически невозможно. Существует зависимость между агрессивным поведением в отношении членов семьи и потенциальным проявлением агрессивности в отношении других людей.

Попытки родителей разобраться в ссорах детей, найти правых и виноватых приводят на деле к росту агрессивности, особенно у подростков. Психологический механизм подобного развития событий лежит на поверхности: как правило, на тропу войны первыми выходят младшие дети, в распоряжении которых тяжелые орудия — родительская поддержка. Главная стратегия младшего ребенка — погромче кричать, призывая на голову старшего сиблинга громы и молнии родительского гнева.

Драка между детьми является беспроигрышной ситуацией привлечения родительского внимания. Родители наверняка оторвутся от телефона, подушки или любимого телесериала, услышав крики ненаглядных чад. Тем самым взрослые активно вовлекаются в конфликт и становятся заложниками мизансцены, где уже не важно, кто виноват, но зато вся семья в сборе.

Как показывают исследования, дети редко ведут себя агрессивно, если родители не пытаются вмешиваться в отношения между братьями и сестрами. Младшие дети в отсутствие родительского заступничества не провоцируют старших (ясно понимая неравенство сил), и дети учатся сосуществовать мирно. Если же наказывают старших — агрессивность резко увеличивается у всех детей в семье.

Анализ взаимосвязи между особенностями семейного воспитания и проявлениями агрессивности у подростков позволяет прийти к заключению, что действенными факторами воспитания являются последовательность воспитательных мер, система поощрений и наказаний и эмоциональное принятие подростка родителями.

Гнев и ярость могут стать закономерной реакцией на оскорбительные, унизительные замечания взрослых или нетактичную критику в адрес подростка. Агрессия — это способ отреагирования гнева, в основе которого лежат обида, страх, унижение. Неудовлетворенность фундаментальной потребности человека в любви, во внимании другого порождает разрушительные эмоции, которые выплескиваются в разрушительные действия.

Воспитание подростков через актуализацию чувства вины — еще одна распространенная ошибка родителей. Внушая ребенку представления о том, что он нарушил нравственный закон, совершил недостойный поступок, что ему должно быть стыдно, приводит к обратному эффекту. Представления об основных моральных нормах формируются уже в дошкольном возрасте («что такое хорошо и что такое плохо»). Подросток прекрасно осознает (если только у него не нарушены нравственные представления в силу патологического развития личности) неблаговидность собственных действий, возможно, мучается угрызениями совести, но как только взрослые начинают активно «стыдить» его — внутренние переживания, не успев обрести внешнюю форму, теряют свой смысл. Подросток ощущает примерно следующее: если я признаю вину — это будет не мое решение, а вынужденная реакция под давлением родителей, если я попытаюсь исправить ситуацию, то родители тоже истолкуют мои действия как послушание. Остается только продолжать настаивать на своем и наплевать на совесть. Чтение морали приводит к обесцениванию тяжести проступка и деградации системы нравственного саморегулирования.

Развитие в характере ребенка агрессивных черт провоцируется разводом родителей. Это связано с тем, что один из родителей теряет свое влияние, а другой стремится компенсировать недостаток любви и внимания. Ребенок черствеет и утверждается во мнении, что мир взрослых жесток и непредсказуем. В результате формируется маленький диктатор, а затем большой тиран, не уважающий своего родителя. Грубость ребенка в отношении одного из родителей не может остановить второй родитель, тогда как в норме супружеские отношения должны служить моделью уважительного отношения людей друг к другу.

Немаловажную роль в развитии агрессивности играет и фактическое отсутствие отцов в жизни подростков, даже в полных семьях. Занятость, усталость отцов и плохо скрываемое раздражение в отношении подросшего ребенка не способствуют преодолению агрессивных моделей. Не все отцы могут вступить в разговор с сыном, избегая строгости и давления авторитетом. Не все способны говорить диалогично, не отдавая приказы. Многие видят в подросшем ребенке конкурента, на которого уходит львиная доля материнского времени и семейного бюджета. У подростка могут проявляться традиционные фамильные характерологические особенности, которые не всегда приветствуются членами семьи.

Подростки могут реагировать агрессией на лицемерное поведение родителей или близких взрослых, на ложь и другие действия, которые не соответствуют формирующейся системе моральных принципов подростка. Особенно велика вероятность негативных реакций, если родители требуют от ребенка поведения в соответствии с нравственными нормами, а сами легко нарушают их. Подобная позиция двойных стандартов может привести к серьезным осложнениям в детско-родительских отношениях, и, скорее всего, это произойдет в подростковом возрасте.

Мать бесцеремонно упрекнула дочь за грубость и жестокость в отношении младшей сестры, которую та охарактеризовала как «ноль». Ответ девочки-подростка предельно прост и ясен: «Зачем я буду милой с окружающими, если, общаясь со мной, взрослые не пытаются быть хотя бы вежливыми!»

Подросток пересматривает все усвоенные в ходе развития этические, социальные, общественные правила, принципы, требования и присваивает их себе, выстраивая осознание необходимости соблюдать нормы на новом уровне. Подростки — максималисты и не признают интерпретаций истины, они требуют в поведении универсальности для всех, независимо от возраста и положения.

Конечно, необходимо помнить, что причинно-следственная взаимосвязь между агрессивным поведением подростка и различными характеристиками семейных отношений неоднозначна.

Первопричиной могут быть холодное отношение матери к ребенку, дистантность в отношениях и использование неадекватных способов наказания, что практически всегда приводит к росту агрессивности. Однако было бы нечестно во всех нарушениях развития ребенка обвинять родителей.

Зачастую видимая дистантность в семейных отношениях является не причиной, а следствием, реакцией родителей на высокую агрессивность их подростка, с которой они ничего не могут поделать. Агрессивный и вспыльчивый от природы ребенок приносит много трудностей семье и может привести к воспитательному отчаянию даже самых терпеливых и любящих родителей. Разговор о биологических, наследственных предпосылках агрессивности ждет нас впереди, а пока обратимся к третьей по значимости причине агрессивности в подростковом возрасте — нарушению сферы общения.

  • [1] Сиблинги — дети одной семьи.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы