Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow АГРЕССИВНОСТЬ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
Посмотреть оригинал

Агрессивность как проявление страха

Лучшая защитанападение!

Этологи[1] уверенно констатируют наличие объективной связи между страхом и агрессивностью. Агрессия в отношении угрожающего объекта резко возрастает, подпитываясь нашим страхом. Разнообразные исследования показывают: страх легко перерастает в агрессию, и если человека напугать, его агрессивность повысится.

Неуверенные в себе подростки компенсаторно проявляют агрессивность, так как боятся, что окружающие их отвергнут, что их не примут в группу, что ровесники будут над ними смеяться, а взрослые отнесутся пренебрежительно. Небогатый социальный опыт, отсутствие навыка принятия решений в проблемных ситуациях могут загнать подростка в угол, вызвать чувство страха. Часто причинами агрессии становятся стресс и фрустрация1 базовых потребностей подростка.

Фрустрированные, неудовлетворенные потребности, например потребность в общении или потребность в достижениях, приводят к развитию целой гаммы отрицательных эмоций (гнев, раздражение, чувство вины) и разрушению деятельности, что в свою очередь провоцирует агрессивную вспышку. Психоанализ устанавливает однозначную причинно-следственную связь между фрустрацией и агрессией.

В психологическом анамнезе подростка мы можем разглядеть страхи, ставшие предпосылкой формирования агрессивности как модели поведения. Это может быть страх потерять родительскую любовь или страх врачей, больниц и медицинских процедур. Любой страх, который ребенок оказался не в состоянии преодолеть и загнал в самый угол своей души, неумело прикрыв показной смелостью, может проявиться в отрочестве. Анализ хода развития показывает, что многие агрессивные дети в раннем возрасте или в младенчестве были надолго оторваны от своих матерей. Базовые потребности таких детей были фру- стрированы, а условия развития осложнены.

Отрицательные аффективные переживания, провоцирующие агрессию, основываются на неудовлетворенности каких- либо жизненно важных для человека потребностей (например, потребности в общении или самореализации). Противоречие между уровнем притязаний[2] [3] и возможностью реализовать свои устремления приводит к внутреннему конфликту. Устоявшаяся самооценка определяет уровень притязаний, который должен находить отражение в реальной жизни. Признать свою несостоятельность означает для подростка пойти вразрез с самооценкой. Подобное расхождение порождает неадекватные аффективные реакции. Неадекватность может проявляться даже в том, что подросток агрессивно реагирует на небольшой неуспех (неправильно решил задачу): он неправильно оценивает ситуацию, считая, что с ним обошлись несправедливо, и кто-то другой (пристрастный учитель, вредный одноклассник, строгий родитель) виноват в его промахе. За драчливостью, упрямством, негативизмом часто кроется противоречивая реакция подростка на аффективно значимую для него ситуацию.

Часто агрессия является защитной реакцией — подростки обороняются подходящими (с их точки зрения) действиями от возможного причинения им вреда. Если попробовать разобраться, то бегство от агрессии — физическое или психологическое — может представлять, по мнению пострадавшего, поощрение негативных действий агрессора, тогда как ответная активная реакция может расцениваться самим подростком как возможность не только блокировать агрессора, но и получить вознаграждение за собственные действия, повысить собственную значимость («Я смог ответить», «Дал отпор», «Он (она) получил (а) по заслугам» и т.п.). Фактическая месть расценивается подростком как адекватный ответ, который позволяет восстановить чувство собственного достоинства и предотвратить повторные агрессивные действия противника. Если пойти дальше, то подростку иногда бывает достаточно только предположить возможную угрозу, для того чтобы выступить с физическими или вербальными действиями, предотвращающими нападение (с точки зрения подростка), а по сути открывающими новый виток агрессии.

Несовершеннолетние могут считать, что их никто не понимает и их проблемы уникальны. Эта точка зрения, связываясь с распространенной уверенностью, что мир жесток, формирует позицию «Если не я, то меня...» или «Если я не толкну, то меня затопчут». Приведем пример из школьной жизни.

Филипп Н. (15 лет) — худенький, неуверенный в себе подросток, учеба которого складывается не самым лучшим образом. Отношения с одноклассниками противоречивые — есть пара приятелей, но в целом он относится к группе мальчиков и девочек, которые не принимают участия в школьной жизни и держатся обособленно. Другой подросток из этого же класса — уверенный в себе, крепкий и агрессивный (по отзывам одноклассников) парень, учеба которого также оставляет желать лучшего, но в школе у него много других занятий: он общается. Оба стоят и разговаривают (редкий случай), когда мимо них, стремительно выбежав из класса, пролетает девушка достаточно внушительной комплекции, задевая обоих. Один интерпретирует ее действия как случайность и не обращает внимания, а другой — как желание оскорбить его и при всех унизить. В душе обиженного уже начинают зреть планы отмщения, которые тоже должны выглядеть как «случайность». Догадайтесь, кому принадлежит какая реакция?

Данные исследований показывают, что одна мысль о том, что другой человек собирается оскорбить нас или нанести удар, может оказаться сигналом к агрессии. Народная мудрость гласит: «У страха глаза велики». Чрезвычайно важно, как подросток воспринимает окружающих и самого себя, какова степень доверия к миру и степень уверенности в себе.

Молоденькая девушка заходит в полутемную подворотню и видит компанию ребят, что-то бурно и эмоционально обсуждающих.

Ее охватывает страх, а мысли мечутся от почти невинного «сейчас начнут свистеть вслед» до «не уйти мне живой». Судорожно нащупывая в сумочке газовый баллончик.

Она уже готова перейти к атаке. На самом же деле ребята сосредоточенно обсуждают последние достижения в компьютерной игре, а проходящую девушку они даже не заметили.

Неадекватные реакции подростка в свою очередь ведут к ответным реактивным действиям окружающих, и конфликт нарастает. Реагируя аффективно, подросток находит оправдание собственной неуспеимости в окружающих людях или случайных событиях. Подобный способ реагирования свойствен большинству людей: обвинять в неудачах обстоятельства и других людей, а успех приписывать собственным достоинствам. Неуверенный в себе подросток чаще склоняется к подобному способу оправдания, не допуская наличия у себя слабости, неумения, несостоятельности. Агрессия выступает защитной реакцией, которая позволяет не снижать самооценку и уровень притязаний. Несомненно, такой способ реагирования искажает развитие личности подростка и требует коррекции.

У подростков агрессивность часто является отражением не стремления напасть, а желания защитить свой внутренний мир, неприкосновенность своей личности от не всегда корректных, а часто просто грубых вмешательств взрослых: «О чем задумался — пора уроки делать», «Подумаешь, влюбилась, в твоем возрасте это все несерьезно» и т.д. В этом случае агрессивность подростка становится всего лишь ответной реакцией на агрессивность (пусть и неосознаваемую) взрослых.

Надо сказать, что представления агрессивных подростков о себе существенно отличаются от самооценки неагрессивных подростков. Агрессивные люди в целом ценят себя меньше, чем неагрессивные, и их самоуважение существенно ниже. Как показывают исследования, в своем стремлении избежать негативного образа самого себя, страха неудачи агрессивные подростки оправдывают себя утверждением, что силовые действия поднимают их авторитет в глазах сверстников, способствуют росту популярности. Агрессивные подростки, как правило, уверены, что насилие способствует повышению самооценки и уважения со стороны других тинэйджеров.

Агрессивные способы реагирования проявляются и у неагрессивных подростков в присутствии зрителей как желание произвести впечатление на окружающих. Вообще для подростковой субкультуры характерно становление своего собственного образа через представления о справедливом, мужественном, честном человеке, который готов постоять за себя и может ответить «ударом на удар». В глазах сверстников такой подросток выглядит независимым и взрослым.

Агрессия фактически усиливается под воздействием страха мести, хотя бытует мнение, что этот страх служит сдерживающим фактором. Страх возможного возмездия со стороны жертвы уменьшает интенсивность проявлений прямой, наблюдаемой агрессии и одновременно усиливает косвенную, менее очевидную.

Подростки чувствуют себя очень одинокими: несправедливость родителей, вечно крутящиеся под ногами малыши, хмуро и недоверчиво поглядывающие взрослые, а тут еще полиция, заинтересованная в снижении преступности. Многим подросткам не приходится рассчитывать на поддержку семьи и общества. Задавая подростку вопросы, мы чаще всего слышим в ответ: «Нормально», «Не знаю», «Ммммм». Минимум информации на фоне колоссального желания быть понятыми и принятыми. Страх перед будущим и сегодняшней неопределенностью, страх, что твой страх станет очевиден окружающим, ведет к развитию моделей бравурного, показного поведения. Особенно ярко проявляются эти тенденции в младшем подростковом возрасте. Утешительно, что большинство подростков преодолевают эти формы поведения уже в старшем подростковом возрасте, но при условии благоприятного социального окружения и отсутствия характерологических особенностей, усиливающих агрессивные тенденции.

Традиционно считается, что страх наказания — действенное профилактическое средство, препятствующее агрессии у подростков. Однако исследования взаимоотношений подростков в семье, наблюдения за поведением малолетних правонарушителей показывают, что угроза наказания, даже очень серьезного, почти никогда не останавливает агрессивных действий, а, наоборот, становится моделью агрессивного поведения, усиливая его.

Пример ситуации, когда выгода от агрессивного действия перевешивает страх перед наказанием, всегда у нас перед глазами. Подростки, предоставленные самим себе и добывающие всеми возможными путями средства к существованию, охотно идут на риск правонарушений, когда потенциальная выгода достаточно велика. Скажем, чрезвычайно криминализированный «наркобизнес», сулящий несметные барыши, привлекает к себе все новых и новых подростков, несмотря на предусмотренные законом серьезные наказания.

Страх наказания может предотвратить агрессию только при уникальном стечении обстоятельств, когда лицом, контролирующим поведение агрессивного подростка, учтены все нижеприведенные требования к осуществлению наказания:

  • • потенциально агрессивный подросток не должен подвергаться сильным провокациям;
  • • потенциальная выгода от агрессивного действия должна быть сведена к минимуму;
  • • предполагаемое наказание должно быть суровым;
  • • наказание должно быть неотвратимым;
  • • подросток должен оценивать наказание как справедливое;
  • • агрессивное действие и наказание не должен разделять длительный временной интервал;
  • • подросток должен четко осознавать причинно-следственную связь между своими действиями, их последствиями для окружающих и возможным наказанием.

Очевидно, что организовать контроль поведения агрессивного подростка в соответствии с выделенными принципами реализации наказаний очень трудно. Но результаты исследований доказывают, что в противном случае наказание теряет свою эффективность, а агрессивное поведение остается неизменным, либо переходит в другие формы, либо усиливается.

  • [1] Этология (от греч. ethos) — наука об общебиологических основахи закономерностях поведения животных и человека.
  • [2] Фрустрация (от лат. frustratio — обман, неудача) — психологическоесостояние человека, вызванное объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями в достижении цели. Проявляетсяв гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности.
  • [3] Уровень притязаний — выбор цели действий на основании собственнойуспешности или неуспешное™, желаемого уровня достижений.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы