Евразийский вектор интеграции и европейский выбор

События на киевской площади Независимости («Евромайдан») осенью — зимой 2013—2014 гг. были представлены многими западными политологами как противостояние сторонников «европейского выбора» и евразийской интеграции на постсоветском пространстве. Аналогичные разделительные линии проводятся в обществах других странах ближнего зарубежья, в частности в Грузии и Молдавии.

В действительности сущность событий носит гораздо более глубокий характер, чем столкновение сторонников и противников евроинтеграции. Прежде всего, Россия никогда не выступала против сотрудничества и развития интеграционных связей с Европой и Европейским союзом. Еще в 2003 г. Россия и ЕС договорились о формировании общего экономического пространства, координации правил экономической деятельности без создания наднациональных структур. В развитие этой идеи Евросоюзу было предложено совместно разработать программу создания гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока, включающего в себя зону свободной торговли, согласование политики в сфере промышленности, технологического развития, энергетики, образования и науки. Важным элементом этой программы должно стать снятие визовых барьеров между Россией и европейскими странами.

Развитие сотрудничества в упомянутых областях — объективное требование времени, и в Европе это прекрасно понимают. Без новых рынков сбыта, прямого выхода в Азиатско-Тихоокеанский регион место Европы в мировой экономике будет неуклонно снижаться. Поэтому, несмотря на сложности, переговоры по всем вопросам предложенной в 2003 г. Россией программы действий будут продолжены. События на Украине могут затормозить их, но не отменить объективную взаимную потребность в сотрудничестве. Об этом свидетельствует, в частности, отношение стран ЕС к активно продвигаемым США экономическим санкциям против России в связи с событиями на Украине. Как минимум девять стран — членов ЕС, включая Австрию, Болгарию, Венгрию, Германию, Грецию, Италию,

Кипр, Люксембург, Словению, Францию, сталкиваются с серьезными трудностями при реализации этих санкций1.

Мнение президента

Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть «Большой Европы», объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов[1] [2].

Позиция России по европейскому выбору определяется, следовательно, условиями формирования «Большой Европы». Простое присоединение стран постсоветского пространства к Евросоюзу на условиях последнего означало бы полную реструктуризацию их экономики, зачастую в ущербном направлении. Как показывает опыт ряда европейских стран (Венгрия, Греция, Кипр, Португалия), включение их в экономическое пространство Евросоюза сопровождалось закрытием целого ряда промышленных предприятий и направлений сельскохозяйственного производства. В Португалии, например, такие ограничения коснулись даже традиционного для этой страны рыболовецкого промысла.

Суть мирового продуктообмена заключается в том, что страны, экспортирующие высокопередельную готовую продукцию, оказываются в выигрыше по сравнению со странами — поставщиками сырья и энергоносителей, так как последние вынуждены закупать на мировом рынке продукцию с высокой долей овеществленного труда, в цену которой уже включена цена, по которой они экспортируют сырьевые товары. Таков экономический закон, сформулированный К. Марксом еще в XIX в.

  • [1] Девять стран ЕС намерены блокировать экономические санкции против РФ. URL: http://www.echomsk.spb.ru/news/obschest vo/-ekonomieheskie-sanktsii-protiv.ht ml #news-detail-block
  • [2] Путин В. В. Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня // Известия. 2011. 4 окт. То же см.: URL: http://izvestia.ru/news/502761
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >