Стратегии и механизмы формирования психологической безопасности личности

Когда люди сталкиваются с опасной для жизни ситуацией, они в первую очередь думают о своей безопасности, выживании и самозащите. Человек может испытывать спутанность сознания, шок, ужас, гнев, вину[1]. Если травма не интегрирована в жизненный опыт человека, происходит фиксация на травме. Травматические воспоминания возвращаются в виде постоянных воспоминаний, переживаний, чувств, эмоций и ночных кошмаров.

Травматический опыт сложен по своей природе. Травма возникает в широком контексте, который включает детские личные характеристики, жизненный опыт и текущие обстоятельства. Травматические события часто генерируют вторичные невзгоды, перемены в жизни. Люди могут проявлять широкий спектр реакций на травму и потери. Опасность и безопасность являются основными проблемами в жизни травмированных людей. Защитные факторы способны снизить негативное воздействие травмы. Последняя может сильно влиять на всю последующую жизнь человека.

Люди в трудных для себя жизненных ситуациях, как правило, используют различные формы защиты от внешней и внутренней опасности. На основе собственных знаний и личного опыта они пытаются справиться с состоянием опасности. Понятия конфликта, травмы, стресса непосредственно связаны со стратегиями и методами обеспечения психологической безопасности личности, механизмы которых направлены на снижение эмоциональной напряженности, предотвращение дезорганизации поведения, сознания, психики. Неспособность или неумение человека совладать с критическими ситуациями может послужить основой для снижения физического и психологического здоровья, ухудшения качества жизни в различных сферах.

Ниже представлены последствия воздействия критических ситуаций на личность.

Острое стрессовое расстройство — психологическое состояние, возникающее в ответ на травматическое событие. Острая реакция на стресс была впервые описана в 1923 г. Уолтером Кэнноном, психологом из Гарвардской медицинской школы. Он обнаружил, что цепь быстро протекающих реакций внутри живого организма способствует мобилизации внутренних ресурсов для борьбы с внешними обстоятельствами, представляющими угрозу. Повышается болевой порог, увеличиваются выносливость и мышечная сила, усиливается концентрация организма на источнике опасности, тем самым сознание «сужается», частично игнорируя посторонние звуки и запахи. Таким образом, человек получает возможность бежать либо сражаться в несколько раз эффективнее[2].

Психологическая травма является одним из видов повреждения психики, которая возникает в результате кризисной ситуации.

Слово «травма» на греческом языке означает рану и часто является результатом большого количества стрессовых факторов, превышающих способности и возможности человека справляться с ними. Травма может быть вызвана психологическими травматическими переживаниями, угрожающими жизни человека (физическое или сексуальное насилие, издевательства, насилие в семье и т.д.), катастрофическими стихийными бедствиями (землетрясения, извержения вулканов, войны и т.д.), длительным стрессовым воздействием на человека (например, крайняя бедность).

В современных зарубежных исследованиях описываются следующие симптомы психологической травмы[3]:

  • — лабильность настроения;
  • — социальная изоляция, отчуждение;
  • — чрезмерная самодостаточность, страх близких отношений;
  • — чрезмерная зависимость, пассивность;
  • — злоупотребление алкоголем, наркотиками и другими психоактивными веществами;
  • — пищевые расстройства, трудоголизм, увлечение азартными играми;
  • — импульсивность, рискованное поведение, поиск острых ощущений с пренебрежительным отношением к личному благополучию и благополучию собственных детей;
  • — неконтролируемый гнев, агрессия, направленные на себя или других;
  • — эпизоды жестокости по отношению к другим;
  • — аутоагрессия;
  • — суицидальноеть;
  • — социальные проблемы из-за постоянных подозрительности и недоверия к другим, а также отсутствия социальных навыков;
  • — дисфункциональные и патологические отношения;
  • — хронически низкая самооценка, в том числе отвращение к себе;
  • — самоедство и самоосуждение, стыд, вина;
  • — чувство беспомощности и неэффективности;
  • — чувства безнадежности и отчаяния;
  • — отчуждение или отказ от духовности;
  • — проблемы обработки информации, дефицит внимания, неспособность завершить начатое дело до конца;
  • — оппозиционно-вызывающее поведение, гиперактивность;
  • — психоз и галлюцинации;
  • — компульсивное или ритуальное поведение и фобии;
  • — нарушение сна;
  • — чрезмерное беспокойство о собственной безопасности;
  • — искажения восприятия;
  • — проблемы с памятью;
  • — перепады настроения;
  • — эмоциональные кризисы.

Психологический кризис является формой социально-психологической дезадаптации личности в ситуации потери или угрозы. Кризис возникает из-за невозможности преодолеть препятствия в достижении жизненно важных целей способами, сформированными на основе предыдущего индивидуального опыта.

Кризисное состояние характеризуется интенсивными отрицательными эмоциями: ощущением неопределенности, волнением, тревогой, переживанием собственной никчемности, беспомощности, одинокости, безнадежности, пессимистической оценкой собственной личности, актуальной ситуации и будущего, выраженными затруднениями в планировании дальнейших действий.

С точки зрения психофизиологии в кризисном состоянии происходят изменения в познавательных процессах, мышлении, наблюдаются уменьшение объема внимания, снижение усвоения информации. Отмечаются и соматовегетативные разлады: человек дышит, всхлипывая, вздыхает; ощущает физическую слабость, разбитость, истощение; у него огорченные сон, аппетит и другие функции.

Тревога и напряженность, вызванные кризисной ситуацией, приводят к снижению адекватности и глубины понимания других людей. Человек в таком состоянии преувеличивает экстренность критической ситуации, ему кажется, что для принятия решения у него меньше времени, чем на самом деле. У таких людей также имеют место нарушения личной идентификации: они не уверены в том, что смогут перенести отрицательные эмоции.

Посттравматическое стрессовое расстройство (далее — ПТСР) — тяжелое психическое состояние, которое возникает в результате единичной или повторяющихся психотравмирующих ситуаций. Впервые это понятие было введено в связи с нарушениями, выявленными у солдат, которые воевали во Вьетнаме, в состоянии психического и соматического здоровья, а также адаптации в обществе.

Информация для размышления

Проблемы психического здоровья составляют значительную часть всех болезней в вооруженных силах стран Запада. Хотя американская литература показывает, что у ветеранов Второй мировой войны было больше возможностей для получения образования, более высокая занятость и высокие зарплаты, то у ветеранов войны во Вьетнаме и войны в Персидском заливе 1991 г. таких возможностей не было. Исследование ветеранов боевых действий показало, что 45% солдат были госпитализированы впервые в 1998 г. с расстройством психики, 11% солдат — по другим медицинским диагнозам. В своем отчете для Пентагона Пол Блис и другие говорили о проблемах психического здоровья в американских вооруженных силах, из-за которых ветераны становятся нетрудоспособными[4].

Частота встречаемости Г1ТСР — у 25—80% пострадавших. Посттравматическим стрессовым расстройством постоянно страдает около 1% населения Земли, а 15% — имеют его отдельные симптомы. Длительность ПТСР — от нескольких недель до нескольких десятилетий.

Симптомы ПТСР следующие:

  • — раздражительность;
  • — изменение характера;
  • — депрессии;
  • — изменение привычек;
  • — замедление или, наоборот, ускорение реакции;
  • — страхи;
  • — навязчивые мысли, слова, действия (как правило, они связаны с имевшим место экстремальным событием);
  • — категоричность в высказываниях;
  • — склонность к алкоголизму и наркомании;
  • — отсутствие видения собственного будущего;
  • — суицидальные мысли и поступки.

Паола Шнурр, Кэрол Луни и Анжана Сенгупта обнаружили следующие факторы, защищающие от развития ПТСР[5]:

  • — высокий уровень образования;
  • — зрелый возраст участия в травмирующем событии;
  • — высокий социально-экономический статус;
  • — социальная поддержка в посткризисный период.

При этом обнаруживается, что детские травмы могут увеличивать риск психологических расстройств, включая ПТСР, депрессии и токсикомании во много раз. Жестокое обращение в детстве, как правило, имеет самые сильные осложнения с долгосрочными последствиями, потому что это происходит во время самых чувствительных и критических этапов психологического развития. Например, детская травма для серийных убийц может служить пусковым механизмом из-за неспособности индивида справляться со стрессом.

Отечественный опыт

Большую роль в исследовании личности серийного преступника в России сыграл выдающийся российский психиатр, доктор медицинских наук, профессор А. О. Бухановский. Этому ученому около 20 лет назад удалось создать точный портрет, а после задержания «разговорить» маньяка Андрея Чикатило, с которого в России и началось изучение феномена серийных убийств.

А. О. Бухановский считал, что демонстрация натуралистичных сцен, жестокости и садизма может привести лиц со специфическим предрасположением к возникновению импринтинга (отпечатывание в нездоровом мозгу) с последующим формированием негативных поступков. Ежедневное наблюдение за обесцениванием человеческой жизни негативно влияет на подсознание детей и подростков. Как-то в клинику к А. О. Бухановскому привезли из Москвы мальчика лет девяти, который, посмотрев фильмы о вампирах, испытал смешанное чувство ужаса, любопытства и восторга. То, что он увидел, накрепко запечатлелось в его сознании. В мозге возникла патологическая система, которая и начала управлять поведением мальчика, в результате чего он стал вампиром. Он перерезал горло цыплятам и пил их кровь, делая это публично, заставляя маленьких девочек, соседок по двору, наблюдать эти сцены. Затем закапывал трупик очередной жертвы (было уничтожено более 80 цыплят). Своим вынужденным зрителям мальчик угрожал, что если те расскажут взрослым о его действиях, то он им, как и цыплятам, перережет горло и выпьет их кровь. Около 40% серийных убийц начинают именно с агрессии к животным[6].

У каждого человека свое представление о безопасности. Вспомните то время, когда вы не чувствовали себя комфортно. Что вам помогло? Если опросить 100 человек, все они назовут разные вещи, которые помогают им создавать ощущение безопасности. Так, для детей это пустышка, одеяло, сосание пальца, мягкая игрушка, доброе слово, улыбка, объятие или укачивание. Для взрослого чувство безопасности может быть связано с такими вещами, как дружеский голос по телефону, удобная подушка, друзья, клубы, книги или переизбыток пищи, алкоголь и т.д. Точно так же и состояние опасности люди переживают по-разному, применяя те стратегии и методы обеспечения собственной безопасности, которые показали свою эффективность в прошлом.

Джери Сульс и Барбара Флетчер изучали влияние различных методов решения проблем на адаптацию к болезни[7]. Авторы пришли к выводу, что избегающие стратегии выживания оказались более успешными в краткосрочной перспективе борьбы с болезнью.

В качестве еще одной стратегии формирования психологической безопасности выступают «первичный надзор» и «вторичное регулирование», которые, как правило, следуют один за другим: сначала человек пытается изменить те требования окружающей среды, которые находятся под угрозой, и, не сумев это сделать, меняет свое отношение и находит иной субъективный смысл[8].

Свою эффективность показали возможные стратегии обеспечения психологической безопасности во временном аспекте[9]:

  • 1. Профилактика. Задолго до критической ситуации можно предпринять профилактические меры, которые помогут в дальнейшем избежать кризиса.
  • 2. Упреждающие меры. Какое-либо действие способно смягчить действие кризисной ситуации (например, человек может принимать транквилизаторы в ожидании операции).
  • 3. Динамическая защита. В момент кризисной ситуации, например, можно отвлечь внимание, чтобы уменьшить боль;
  • 4. Реактивная защита, которая включает в себя изменение отношения к своей жизни, смену ценностных ориентиров непосредственно после кризисной ситуации.
  • 5. Остаточное купирование, подразумевающее психотерапевтическую работу с долгосрочными последствиями травмы.

Пять социально-когнитивных стратегий выживания были определены с учетом надежды на религиозные чувства:

  • 1) социальная интеграция;
  • 2) размышление;
  • 3) минимизация угрозы;
  • 4) обращение к религии;
  • 5) поиск информации.

В качестве ключевой стратегии формирования психологической безопасности следует выделить устойчивость, которая предполагает гибкость в ответ на ситуативные изменения, а также способность быстрого и аффективного восстановления от негативных эмоциональных переживаний[10].

Психологическая устойчивость — это психологический процесс, включающий в себя ответ человека на разнообразные стресс- факторы и облегчающий здоровое функционирование личности.

Термин «устойчивость» заимствован психологами из физики, где под ним понимается способность вещества к восстановлению своих исходных параметров после воздействия на него давления, температуры или другой внешней силы. Понятие устойчивости часто используется в сочетании с другими терминами, такими как «сопротивляемость», «уязвимость», «адаптация», «гибкость», «надежность».

Изменения в определении устойчивости подразумевают отсутствие побочных симптомов, вызванных травмой, отсутствие физиологических и психологических проблем и позитивный прогноз, несмотря на опыт пребывания в критической ситуации.

Американский исследователь Джордж Бонанно на основании двухлетнего исследования лиц, переживших стихийные бедствия и теракты, предложил рассматривать термин «устойчивость» как способность людей, которые подверглись воздействию разрушительных событий, поддерживать относительно стабильный уровень физического и психологического функционирования[11].

Психологическая устойчивость, как правило, имеет четыре предпосылки: риск, воздействие сильной стрессовой ситуации, стрессовая реакция и возвращение к стабильному физическому и психологическому функционированию.

В наполненной стрессами жизни три следующих компонента способствуют формированию устойчивости[12]:

  • 1. Вызов. Психологически устойчивые люди рассматривают трудности как вызов, а не как парализующее событие. Они смотрят на свои неудачи и ошибки как на уроки, которые будут извлечены и послужат их личностному росту. Трудности не влияют на способности и самоуважение.
  • 2. Ответственность. Психологически устойчивые люди следуют за своими целями. Ответственность не ограничивается только работой, они ответственны в семейных отношениях и в дружбе.
  • 3. Личное управление. Психологически устойчивые люди контролируют ситуации и события. Они самостоятельны и уверены в себе, компетентны.

Мартин Селигман связывает психологическую устойчивость с интерпретацией неудач, выделяя три основных элемента[13]:

  • 1. Постоянство. Устойчивые люди считают последствия плохих событий временным явлением.
  • 2. Проницаемость. Устойчивые люди не позволяют неудачам или плохим событиям влиять на другие области своей жизни.
  • 3. Персонализация. Устойчивые люди не винят себя в неудачах. Причиной последних становятся другие люди или обстоятельства.

Также существует несколько дополнительных атрибутов, которые характеризуют устойчивость: положительный образ будущего, чуткость и сострадание, стремление к достижению целей.

Кроме того, ряд исследователей описали устойчивость как феномен, имеющий три основных компонента:

  • 1. Свойства личности, обусловливающие се устойчивость (психосоциальные качества).
  • 2. Процесс устойчивости (способность адаптироваться к травматическому событию).
  • 3. Врожденная устойчивость (мотивационные факторы).

Кара Балленджер-Браунинг и Дуглас К. Джонсон отмечали,

что женщины психологически более устойчивы, чем мужчины, при этом гендерные различия особенно ярко проявляются среди пожилых женщин[14]. Более низкая устойчивость выявлена среди лиц с невысоким уровнем образования, низким доходом и у тех, с кем жестоко обращались в детстве. Кроме того, устойчивость увеличивается со степенью экстравертированности личности.

Существуют следующие факторы, которые влияют на психологическую устойчивость личности:

  • 1. Умение решать проблемы и управлять эмоциями.
  • 2. Физическая активность, которая улучшает настроение и здоровье.
  • 3. Позитивное прогнозирование.
  • 4. Духовность.
  • 5. Социальная поддержка.
  • 6. Когнитивная гибкость.
  • 7. Объективная интерпретация травмирующего события.
  • 8. Переоценка неблагоприятных событий в более положительном смысле.
  • 9. Принятие.

Психологическая устойчивость тесно связана с копинг-стра- тегиями, обычно понимаемыми как актуальные ответы личности на воспринимаемую угрозу, в процессе которых выполняются две основные функции[15]:

  • - регуляции эмоций (копинг, нацеленный на эмоции);
  • — управление проблемами, вызывающими дистресс (копинг, нацеленный на проблему).

Тезисно можно выделить восемь основных видов копинг-стра- тегий: конфронтативный копинг, дистанцирование, самоконтроль, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, избегание, планирование решения проблемы и положительная переоценка.

Помимо этого разделения стратегий совладания существует масса других классификаций[16] и, соответственно, способов операциона- лизации копинг-поведения.

Изначально в изучении стратегий копинг-поведения предполагалось, что одни стратегии более эффективны в управлении стрессом, чем другие. Однако не все исследования показывают однозначную связь, например, ориентации на решение проблем и успешности совладания, что связано с влиянием на процесс совладания как личностных характеристик, так и особенностей стрессогенной ситуации (например, не имеющая решения проблема).

Психологическая безопасность как защита от влияния на сознание со стороны других людей может быть обеспечена двумя следующими магистральными стратегиями:

  • — обеспечение оптимального соотношения зависимости/неза- висимости от других людей путем тренировки здоровой автономии;
  • — обеспечение управляемости своих стереотипных реакций в важных и нестандартных ситуациях[17].

Стратегии обеспечения безопасности образовательной среды опираются на принцип социально-психологической умелости, который предполагает оказание поддержки и помощи в развитии всем участникам образовательного процесса.

Можно выделить следующие методы обеспечения безопасности в образовательной среде:

  • 1) предотвращение угроз для позитивного и устойчивого развития личности;
  • 2) охрана и поддержание психического здоровья;
  • 3) повышение устойчивости к деструктивным воздействиям;
  • 4) создание условий для эмоционального, интеллектуального, социального и духовного развития личности;
  • 5) повышение удовлетворенности основными характеристиками процесса взаимодействия;
  • 6) психологическая защита личности каждого субъекта образовательного процесса;
  • 7) помощь в формировании умений, дающих возможность компетентного выбора личностью своего жизненного пути, самостоятельного решения проблем, анализа и прогнозирования ситуаций.

Другая тесно связанная с психологической устойчивостью стратегия обеспечения безопасности — это понятие жизнестойкости. Термин «жизнестойкость» (hardiness) был предложен Сальваторе Мадди[18] в 1967 г. и закреплен в исследовании Сьюзен Кобас. Понятие жизнестойкости рассматривается как характеристика личности.

Исследование этого феномена показало, что жизнестойкость — интегративное личностное качество, включающее три компонента: вовлеченность (commitment), контроль {control) и вызов {challenge). Эти понятия раскрываются следующим образом[19].

Вовлеченность — «активное участие во всем, что происходит», интерес к жизни, поиск смысла, преданность собственным жизненным целям. Вовлеченности противостоят невовлеченность, чувство отчужденности.

Контроль — готовность влиять на происходящие события, вера в свою способность что-то изменить в ситуации. Противоположность контроля — состояние бессилия, неспособность что-либо изменить.

Вызов — способность учиться на собственном опыте вне зависимости от того, насколько он позитивен, готовность к изменениям ради возможности развиваться в новых обстоятельствах.

Таким образом, жизнестойкость — это «единство установок» {hardy beliefs) на вовлеченность, контроль и вызов. Можно заметить, что эта триада часто встречается в разных сочетаниях в исследованиях сопротивляемости, где чувство контроля считается одним из наиболее важных личностных ресурсов.

Богатые, здоровые, умные, оптимистично настроенные люди менее уязвимы к стрессовым ситуациям. Если человек считает, что он сам в силах принять меры для решения проблемы, то, скорее всего, он и будет делать это, чувствуя себя активным участником события. Это отражает веру человека в возможность освоить критические требования с помощью адаптивного действия и свидетельствует о самоэффективности.

Самоэффективность различает людей в чувствах, мыслях и действиях. Люди с высокой самоэффективностью выбирают для выполнения более сложные задачи. Они ставят перед собой более высокие цели и придерживаются их[20]. Самоэффективность позволяет людям исследовать свою среду, а также создавать новые ситуации. Она не является чрезмерным оптимизмом, так как основана на опыте и не приводит к необоснованным рискам.

Множество психологических исследований демонстрируют тесную связь между психологической устойчивостью и положительными эмоциями. Люди, которые обладают психологической устойчивостью, чаще испытывают положительные эмоции. Кроме того, психологически устойчивые лица не только сами испытывают положительные эмоции, но и способны вызывать их и у своего окружения, что создает благоприятную социальную сеть и способствует преодолению трудностей[21].

Так, смех генерирует увеличение положительных эмоций[22] и укрепляет иммунную систему[23]. Важно отметить, что эффект от смеха опосредуется субъективными переживаниями и влияет на субъективное благополучие[24]. Смех часто ассоциируется с юмором (когнитивный конструкт). Лица, использующие юмор, легче справляются со стрессовыми ситуациями.

Смех увеличивает количество иммуноглобулина, жизненно важного белка иммунной системы, который защищает организм от респираторных заболеваний. Эти данные показывают, что люди, которые способны сохранять положительное эмоциональное состояние при столкновении со стрессами, демонстрируют высокий уровень иммунитета[25].

Помимо пользы для физического здоровья, положительные эмоции тесно связаны с психологическим здоровьем[26]. Например, стратегии психологической безопасности личности во многом зависят от наличия у человека положительных эмоций. Буфером против стресса могут стать положительная переоценка, включение позитивного смысла в обычные, заурядные события. Эти стратегии помогают людям выйти из кризиса с новыми навыками преодоления, которые способствуют не только состоянию психологической безопасности, но и психологического благополучия в целом.

Эмпирические данные показывают, что положительные эмоции способствуют процессу адаптации к острым и хроническим стрессовым ситуациям[27]. Например, люди, которые были в состоянии найти положительные эмоции и позитивный смысл при уходе за своими близкими и знакомыми, больными СПИДом, более эффективно справлялись с горем, связанным с их смертью[24]. Точно так же у детей женщин, которые нашли в себе силы позитивного отношения к тяжелым родам из-за проблем со здоровьем и к дальнейшей послеродовой длительной госпитализации, зафиксирован меньший процент осложнений при общем психологическом благополучии как матери, так и ребенка[29]. Возникновение положительных эмоций на фоне несчастья может обеспечить определенную «подушку безопасности», необходимую для дальнейших усилий по преодолению стрессовых ситуаций.

Вопрос для размышления

Среди моряков бытует афоризм: «Флот стоит одной йогой на воде, другой — на юморе». За пять лет службы на подводных лодках автор вынес глубокое убеждение в том, что среди моряков очень высоко ценятся жизнерадостные, общительные люди, которые заражают своим оптимизмом окружающих. Безобидные шутки, остроты, так называемые «подначки» (на советских подводных лодках существовал неписаный закон, запрещающий злые шутки и остроты) не только скрашивают однообразные будни длительных автономных походов и поднимают настроение, но и нередко разряжают обстановку в весьма критических ситуациях. Аналогичные наблюдения вынесли из пребывания в экспедициях многие исследователи, длительное время находившиеся в условиях групповой изоляции.

Второй член экипажа орбитальной станции «Салют-6» А. С. Иван- ченков считает, что в состав экипажа межпланетного корабля должны входить не просто хорошие специалисты, но прежде всего «глубоко порядочные люди, умеющие ценить дружбу, отзывчивые, чуткие по отношению к другим и, конечно, обладающие чувством юмора».

«Арктика не любит хмурых, неулыбчивых людей, — свидетельствует П. Д. Астапенко. — Таким трудно во льдах, а еще труднее жить с такими во льдах другим».

Обращаясь в Академию наук СССР с просьбой подобрать врача для экипажа судна «Ра», Тур Хейердал выдвинул два условия: «Он должен владеть иностранным языком и обладать чувством юмора». Впоследствии Т. Хейердал писал: «Не все отдают себе отчет в том, что добрая шутка и смех — лучшее лекарство для души, лучший предохранительный клапан для людей, которым предстоит неделями вариться в одном котле, работая в трудных, подчас даже опасных ситуациях»[30].

Почему юмор помогает в экстремальных ситуациях?

Механизмы формирования психологической безопасности личности определяются как способы и средства, посредством которых появляются психологические новообразования, обусловливающие развитие психологической безопасности личности.

Каждый человек становится более компетентным и переходит на новую ступень своего развития в результате проявления вовне собственной активности. В связи с этим один из механизмов формирования психологической безопасности — механизм развития компетентности личности. Психологическая безопасность формируется в результате собственных поступков и действий и опосредована социальным восприятием каждого отдельного субъекта.

Большое значение имеет психологический механизм «свои — чужие», лежащий в основе взаимодействия с «чужими». Наличие «чужих» угрожает психологическому спокойствию человека и требует принятия срочных мер для восстановления психологической безопасности[31].

Следующий механизм формирования психологической безопасности — механизм категоризации мира при помощи бинарной оппозиции «опасный — безопасный». Выступая в качестве регулятора порядка, категоризация мира при помощи оппозиции «опасный — безопасный» обеспечивает человека личностно значимой картиной мира, особенностью которой являются ее принципиальная единичность и уникальность. Безопасность для личности всегда является неким набором смыслов, которыми человек наделяет свой безопасный мир. Однако набор смыслов нельзя считать жестко запрограммированным, в течение всей жизни человек многократно меняет и корректирует свои жизненные координаты.

Социально-перцептивный механизм идентификации угроз включает в себя распознавание опасностей, причин их появления и возможных последствий в случае их наступления. Большое значение здесь имеет способность человека устанавливать причинно- следственную связь между опасностями и их последствиями, а также его способность к сопротивлению.

Также нельзя не отметить механизм гуманизации деятельности по обеспечению психологической безопасности личности, который ориентирует на рассмотрение проблем безопасности человека как главной цели при решении любых жизненно важных задач.

Ситуация опасности во многом определяется субъективными переживаниями людей, а не объективными факторами. Люди реагируют на подобные события по-разному. Другими словами, не все люди, которые испытывают потенциально травматическое событие, на самом деле станут психологически травмированы. Это расхождение в степени риска может быть отнесено к защитным механизмам, которые позволяют человеку справиться с травмой.

Защитный механизм (психологическая защита) — неосознаваемый психический процесс, направленный на минимизацию отрицательных переживаний. Защитные механизмы лежат в основе процессов сопротивления.

Психоаналитики Кэлвин Холл и Гарднер Линдсей выделяли две основные характеристики защитных механизмов.

  • 1. Отрицание или искажение реальности.
  • 2. Действие на бессознательном уровне[32].

Искажению и отрицанию подвергается восприятие не только внутренней, но и внешней реальности. Чаще всего человек использует защитные механизмы не по одному, а в комплексе. Кроме того, большинство людей имеют склонность «предпочитать» одни защиты другим, как если бы их применение происходило по привычке.

Для того чтобы человек мог развиваться, он должен чувствовать

себя в безопасности. Если человек не чувствует себя в безопасно-

%/ %/

сти, он не сможет помочь окружающим его людям почувствовать себя в безопасности.

Для восприятия себя в безопасности в обществе должны одновременно реализовываться четыре уровня безопасности:

  • — физическая безопасность;
  • — психологическая безопасность;
  • — социальная безопасность;
  • — моральная безопасность[33] [34] [35] [36].

Физическая безопасность является самым простым аспектом безопасности в значительной степени потому, что ее легко изме-

J 7

рить и оценить. Без физической безопасности трудно достичь психологической и моральной безопасности. Так, например, психиатрическая практика всегда признавала важность физической безопасности: запертые двери, решетки на окнах, смирительные рубашки. К сожалению, акцент на поддержание исключительно физической безопасности, как правило, приводит к созданию условии, больше похожих на тюрьму, чем на терапевтическое пространство.

Физически безопасная среда свободна от суицидального поведения, физического и сексуального насилия, агрессии и принуждения.

Методы обеспечения физической безопасности следующие: неопасные условия поощрения, заботливое отношение, здоровые формы выражения гнева, терпение, повторение. Отказ терпеть насилие любого рода составляет лучшую защиту против любого нарушения физической безопасности, которая сама по себе не обеспечивает безопасной среды для роста. Точно так же нарушения физической безопасности, как правило, не происходят, пока другие формы безопасности не были нарушены.

Психологическая безопасность относится к способности чувствовать себя в безопасности с самим собой, полагаться на собственные способности самостоятельно защищаться от любых деструктивных импульсов, исходящих как от самого себя, так и от других людей.

Психологически безопасная среда включает в себя самопознание, самоэффективность, позитивную самооценку, самоконтроль, самодисциплину, последовательность, инициативность, любознательность, достижение, юмор, творчество и духовность.

Вместе с тем психологическая безопасность личности достигается при содействии определенных методов: психологическая поддержка, психотерапия, психологическое консультирование, психологическая реабилитация.

Социальная безопасность предполагает чувство безопасности в общении с другими людьми, безопасность в межличностном общении и включает в себя заботу, доверие, возможность свободно выражать свои мысли и чувства без страха быть непонятым и осмеянным, свободу от межличностного давления.

Социально безопасная среда предполагает свободу от оскорблений, терпимость к различным точкам зрения, убеждениям и ценностям, к своеобразию людей.

Психологическая безопасность в межличностном общении имеет две положительные стороны:

  • - стимулирует самовыражение участников[37]; лица, находящиеся в психологической безопасности, более творчески подходят к совместной деятельности[38];
  • — психологическая безопасность способствует обучению, которое в свою очередь повышает командную эффективность[39].

Существуют следующие методы обеспечения безопасности личности в межличностном общении: активное социально-психологическое обучение, направленное на предотвращение угроз устойчивого развития личности (тренинги поведенческих умений, имитационные и ролевые игры, групповые дискуссии и т.д.); охрана и поддержание психического здоровья; психологическое сопровождение.

Моральная безопасность напрямую связана с моральной ответственностью и моральными нормами. Человек будет испытывать нравственное страдание в том случае, если ему придется действовать вопреки личным убеждениям и ценностям. Как следствие, возникают путаница в мировоззрении, проблемы во взаимодействии с окружающим миром. Создание морально безопасной среды является самым сложным аспектом безопасности личности.

Морально безопасная окружающая среда тесно связана с вопросами честности и порядочности, предполагает возможность поддсржки со стороны окружения, коллег, руководства. Моральная безопасность — постоянный процесс.

Можно выделить следующие методы обеспечения моральной безопасности личности: психологическая и педагогическая поддержка самоопределения личности, развития се способностей, таланта; передача ей системных научных знаний, умений, навыков и компетенций, необходимых для успешной социализации.

Для формирования психологической безопасности можно использовать методы психотерапевтической работы. При этом основное внимание необходимо уделять биомодальности самого понятия «безопасность»:

— «материнский» полюс, т.е. поддержка, терпимость, эмпатия, принятие;

«патернальный» полюс, т.е. дисциплина, порядок и правила[40].

Существуют следующие психотерапевтические методы оказания помощи людям для формирования психологической безопасности.

1. Когнитивно-поведенческая терапия — это структурированный проблемно-ориентированный подход, направленный на изменение мыслей, предположений, убеждений и поведения, цель которого заключается в возможности повлиять на тревожные эмоции и привычки. Когнитивно-поведенческая терапия основана на комбинации основных поведенческих и когнитивных принципов и исследований. Психотерапевт пытается помочь клиенту в выборе конкретных стратегий для решения его проблем.

Когнитивно-поведенческая терапия состоит из следующих этапов:

  • 1) оценка или психологическая оценка;
  • 2) переосмысление;
  • 3) приобретение навыков;
  • 4) консолидация навыков и обучение;
  • 5) обобщение;
  • 6) последующая обработка и оценка.
  • 2. Психодинамическая терапия — сравнительно интенсивный терапевтический подход, направленный на снижение внутренней напряженности и конфликтности на основе изучения бессознательных смыслов и мотивов. Психодинамическая терапия призвана внести поведенческие изменения, связанные с проработкой какой-либо определенной области внутреннего конфликта.

Модель краткосрочной психодинамической терапии была разработана в 1966 г. Р. Маклеодом и Дж. Тинненом и имеет следующие характеристики:

  • 1) необходима ранняя формулировка проблемы пациента;
  • 2) психотерапия должна быть сосредоточена па последнем стрессе;
  • 3) следует избегать интерпретаций переноса, поскольку пациент никогда не начинает лечения из-за проблем, связанных с психотерапевтом; главный фокус внимания при работе с трансфером должен быть сосредоточен на том, что происходит здесь и сейчас;
  • 4) следует выявлять и использовать влияние окружения;
  • 5) схемы должны быть гибкими;
  • 6) проблемы коитрпереноса следует обсуждать на супервизиях;
  • 7) психотерапия должна быть приспособлена к нуждам конкретного пациента[41].
  • 3. Системная терапия — метод, направленный на изучение, понимание и лечение заболеваний. Он возник после Второй мировой войны и развивался в тесном сотрудничестве с кибернетикой, и в этом его существенное отличие от других психотерапевтических подходов. Объектом психотерапевтического воздействия и клиентом здесь является не человек, а семья, вся семейная система.

Данный подход рассматривает семейную или организационную систему в качестве ресурса, на основе которого могут развиваться как способности и сильные стороны, так и поведенческие расстройства отдельно взятого члена системы. Если член группы проявляет психические или поведенческие расстройства, он рассматривается как носитель симптома всей системы. Это может проявляться, например, в типичных личностных конфликтах с партнером или в повторяющихся проблемах с клиентами или коллегами. Социальные или психические отклонения обозначаются не как «болезнь» или «патология», а как принципиально понятная реакция на проблемы или требования, которые сами могут быть проблемными.

4. Интеграционная психотерапия — недавно разработанные методы лечения, объединяющие конкретные лечебные способы из разнородных источников. Существенные возможности для развития интеграционной психотерапии заключаются в поиске общего знаменателя для различных теоретических моделей посредством перевода их понятий в общепринятую терминологию или путем описания психотерапевтического процесса с позиций разных направлений.

Сущность интегративной формы психотерапии основывается на следующих предпосылках:

  • 1) человеческий организм реагирует не столько на окружающие обстоятельства как таковые, сколько на когнитивные представления о них;
  • 2) эти когнитивные представления функционально связаны с процессами и параметрами научения;
  • 3) большинство человеческих знаний когнитивно опосредованы;
  • 4) мысли, чувства и формы поведения каузально взаимосвязаны.

Эти положения определяют и главные цели психотерапии: перцептуальные, моторные (исполнительные) и ассоциативные навыки. Пациента обучают тонкому перцептуальному различению воздействий окружающей среды и внутренней стимуляции (мысли, чувства, образы, биохимические изменения и др.).

5. Психологическое консультирование — обычно краткосрочное вмешательство, которое помогает людям справиться со сложными жизненными обстоятельствами.

Цель психологического консультирования — помочь клиенту в решении его проблемы, осознать и изменить малоэффективные модели поведения, для того чтобы принимать важные решения, разрешать возникающие проблемы, достигать поставленных целей, жить в гармонии с собой и окружающим миром.

Традиционно в психологическом консультировании различают следующие виды (критерием различения служит направленность психологического консультирования на сферы жизни личности):

  • — индивидуальное;
  • — семейное;
  • — групповое;
  • — профессиональное (карьерное);
  • — мультикультурное.

Выделяется целый ряд критериев, свидетельствующих о том, что цели психологического консультирования достигнуты, в частности:

  • 1. Удовлетворенность клиента. Удовлетворенность не стоит понимать только таким образом, что клиенту должно стать лучше, чем было до консультации. Удовлетворенность клиента — один из критериев того, что помощь была оказана эффективно, однако многое определяется характером проблемы клиента.
  • 2. Принятие клиентом ответственности за происходящее с ним.

Таким образом, эффективных стратегий обеспечения психологической безопасности личности много, и какую из них будет использовать человек, зависит только от него. Так, Американская психологическая ассоциация (American Psychological Association), которая изучила психологическую устойчивость людей после террористического акта 11 сентября 2001 г. (серия четырех скоординированных самоубийственных террористических актов, произошедших в США), определяет ее как способность хорошо адаптироваться в условиях неблагоприятной ситуации, такой как травмы, трагедии, угрозы, стрессы, а также конфликты, семейные и межличностные проблемы.

На основании масштабных исследований Американская психологическая ассоциация разработала «Путь к устойчивости», который состоит из следующих шагов:

  • 1. Поддерживайте хорошие отношения с членами своей семьи, друзьями и коллегами по работе. Принимайте помощь и поддержку, помогайте другим, когда они нуждаются в этом.
  • 2. Помните, что некоторые кризисы вне вашего контроля. Не воспринимайте кризисы или стрессовые события как нерешаемую проблему. Если вы не можете изменить событие, то можно попытаться поменять свое отношение к ней и способ реагирования.
  • 3. Согласитесь, что изменение является частью жизни и что вам придется адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам.
  • 4. Ставьте реалистичные цели и принимайте регулярные небольшие шаги в направлении их достижения. Спросите себя: «Что я могу достичь сегодня?». Не концентрируйтесь на главной цели.
  • 5. Будьте решительным. Делайте то, что вы можете, не избегайте проблем в надежде, что они уйдут сами.
  • 6. Постарайтесь понять свои собственные переживания. Цените то, что вы узнали из этих событий. Ищите возможности самопознания в ситуации потери, трудностей или эмоциональных проблем.
  • 7. Положительно относитесь к себе, будьте уверенным в своих силах и способностях.
  • 8. Сохраняйте долгосрочную перспективу, рассматривая стрессовое событие в более широком контексте.
  • 9. Ожидайте только хорошее, надейтесь на лучшее, с оптимизмом смотрите в будущее.
  • 10. Берегите себя. Заботьтесь о своем физическом здоровье, регулярно делайте упражнения, не забывайте о собственных нуждах и чувствах. Это даст вам силу в борьбе с трудностями.

  • [1] Van der Kolk B. A. Posttraumatic stress disorder and the nature of trauma //Solomon M. F., Siegel D.J. Healing trauma: Attachment, mind, body, and brain. N. Y. ;London : W. W. Norton & Company. 2003. P. 170.
  • [2] Cannon W. В. Traumatic Shock. N. Y.: Appleton & Company, 1923.
  • [3] Couitois C. A.y FordJ. D. Treating Complex Stress Disorders in Children andAdolescents: Scientific Foundations and Therapeutic Models. N. Y. : Guilford Press,2013. 368 p.
  • [4] Post-Deployment Mental Health Screening Instruments: How good are they? /P. D. Bliese [et al.] // Pentagon Reports. 2004. URL: http://www.stormingmedia.us/37/3703/A370 334.html
  • [5] Schnurr Р. Р.} Lunney С. Л., Sengupta Л. Risk factors for the development versusmaintenance of posttraumatic stress disorder // Journal of Traumatic Stress. 2004.No. 17 (2). P. 85-95.
  • [6] Самоделова С. А. Бухановский: «Маньяк подает сигналы» // Московскийкомсомолец. 2007. 10 мая.
  • [7] Suls J., Fletcher В. The relative efficacy of avoidant and nonavoidant copingstrategies: a meta-analysis // Health Psychol. 1985. No. 4 (3). P. 249.
  • [8] Rothbaum F., Weisz J. R., Snyder S. S. Changing the world and changing theself: A two-process model of perceived control //Journal of Personality and SocialPsychology. 1982. No. 42. P. 5-37.
  • [9] Beehr T. A., McGrath J. E. The Methodology of Research on Coping: Conceptual,Strategic, and Operational Level Issues // I Iandbook of Coping: Theory, Research andApplications / cds. M. Zeidner, N. Endler. Wiley, 1996. P. 65—82.
  • [10] Block J. Н., Block J. The role of ego-control and ego-resiliency in the origination ofbehavior // The Minnesota Symposia on Child Psychology / ed. W. A. Codings. 1980.Vol. 13. P. 39—101 ; Block J., Kremen A. M. IQ and ego-resiliency: Conceptual andempirical connections and separateness //Journal of Personality and Social Psychology.1996. No. 70. P. 349—361 ; Lazarus R. S. From psychological stress to the emotions:A history of changing outlooks // Annual Review of Psychology. 1993. No. 44. P. 1 21.
  • [11] Bonanno G. A. Loss, trauma, and human resilience: Have we underestimated thehuman capacity to thrive alter extremely adverse events? // American Psychologist.2004. No. 59. P. 20-28.
  • [12] Kobasa S. C. Stressful life events, personality, and health — Inquiry intohardiness //Journal of Personality and Social Psychology. 1979. No. 37 (1). P. 1 — 11.
  • [13] Селигман M. Новая позитивная психология. СПб.: София, 2006.
  • [14] Ballenger-Browning К., Johnson D. С. Key Facts on Resilience. 2010. URL: http://www.med.navy.mil/sites/nmcsd/nccosc/healthProfessionalsV2/reports/Documents/resilienceTWPFormatted2.pdf
  • [15] Lamms R. 5., Folkman S. Stress, appraisal and coping. N. Y.: Springer, 1984.
  • [16] Davey М., Eaker Г). G., Walters L. II. Resilience Processes in Adolescents:Personality Profiles, Self-Worth, and Coping //Journal of Adolescent Research. Vol.18, № 4. 2003. P. 347—362 ; Coping Resources, Perceived Stress, and Life SatisfactionAmong Turkish and American University Students / К. B. Matheny [et al.] //International Journal of Stress Management. Vol. 9. No. 2. 2002. P. 49—57.
  • [17] Обеспечение психологической безопасности в образовательном учреждении / под рсд. И. А. Баевой. СПб.: Речь, 2006. С. 54—55.
  • [18] Maddi S. R. The existential neurosis // Journal of Abnormal Psychology. 1967.No. 72 (4). P.311-325.
  • [19] Kobasci S. C., Maddi S. R., Zola M. A. Type A and hardiness //Journal of BehavioralMedicine 1983. No. 6(1). P. 41—51 ; Dalton B. Correlating hardiness with graduationpersistence // Academic Exchange Quarterly. 2006. 22 Sept. URL: http://www.thefrcelibrary.com/Correlating hardiness with graduation pcrsistence-aO 155568025
  • [20] Locke E. A., Latham G. P. A theory of goal setting and task performance. EnglewoodCliffs. N. J.: Prentice Hall, 1990.
  • [21] Demos Е. V. Resiliency in infancy // The child of our times: Studies in thedevelopment of resiliency / eds. T. F. Dugan, R. Cole. Philadelphia : Brunner / Mazel,1989. P. 3—22 ; Kumpfer K. L. Factors and processes contributing to resilience: Theresilience framework // Resilience and development: Positive life adaptations / eds.M. D. Glantz, J. L. Johnson. N. Y. : Kluwer Academic / Plenum Publishers, 1999.P. 179—222 ; Werner E., Smith R. S. Overcoming the odds: high risk children from birthto adulthood. Ithaca ; N. Y.: Cornell University Press, 1992.
  • [22] BachorowskiJ., Owren M. J. Not all laughs are alike: Voiced but not unvoicedlaughter readilv elicits positive affect // Psychological Science. 2001. No. 12. P. 252—257.
  • [23] Mahony D. L., Burroughs W. J., Lippman L. G. Perceived attributes of health-promoting laughter: A cross-generational comparison // Journal of Psychology. 2002.№ 136. P. 171-181.
  • [24] Ibid.
  • [25] Dillon К. M, Minchoff B., Baker К. H. Positive emotional states and enhancementof the immune system // International Journal of Psychiatry in Medicine. 1985. No. 15.P. 13-18.
  • [26] Fredrickson B. L. Cultivating positive emotions to optimize health and wellbeing// Prevention and Treatment. 2000. No. 3. 7 March ; 16 Jan. 2002. URL: http://www.journals.apa.org/prevcntion/volume3/pre003001a.htm
  • [27] Folkrnan S., MoskowitzJ. Т. Positive affect and the other side of coping // AmericanPsychologist. 2000. No. 55. P. 647-654.
  • [28] Ibid.
  • [29] Affleck G., Tennen II. Construing benefits from adversity: Adaptational significanceand dispositional underpinnings //Journal of Personality. 1996. No. 64. P. 899 922.
  • [30] Лебедев В. И. Личность в экстремальных условиях. М.: Политиздат, 1989.
  • [31] Becker Е. The Denial of Death. N. Y.: Free Press, 1973.
  • [32] Hall С., Lindsey G. Theories of Personality. N. Y.: Published bv John Wilev, 1959.P. 11.
  • [33] Bloom S. L. The Sanctuary Model: Developing Generic Inpatient Programs for
  • [34] the Treatment of Psychological Trauma // Handbook of Post-Traumatic Therapy.
  • [35] A Practical Guide to Intervention, Treatment, and Research / eds. M. B. Williams,
  • [36] J. F. Sommer. Westport: Greenwood Publishing. 1994. P. 474—491.
  • [37] Kahn IP. A. Psychological Conditions of Personal Engagement and Disengagementat Work // Academy of Management Journal. 1990. No. 33 (4). P. 692 ; Brown S. P.,Leigh T. IP. A new look at psychological climate and its relationship to job involvement,effort, and performance // Journal of Applied Psychology. 1996. No. 81 (4). P. 358—368;May D. R., Gilson R. L., Harter L. M. The psychological conditions of meaningfulness,safety and availability and the engagement of the human spirit at work // J. OccupationalOrgan. Psych. 2004.No. 77 (1). P. 11-37.
  • [38] Kahn IP. A. Psychological Conditions of Personal Engagement and Disengagementat Work. P. 692.
  • [39] Edmondson A. C. Psychological safety and learning behaviour in work teams //Administrative Science Quarterly. 1999. No. 44 (2). P. 350—383 ; Nembhard I. M„Edmondson A. C. Making it safe: The effects of leader inclusiveness and professionalstatus on psychological safety and improvement efforts in health care teams //Journalof Organizational Behavior. 2006. No. 27. P. 941—966 ; Tucker A. L., Nembhard I. M.,Edmondson Л. C. Implementing new practices: An empirical study of organizationallearning in hospital Intensive care units // Management Scince. 2007. No. 53 (6).P. 894-907.
  • [40] The anti-inflammatory effect of dexamethazone and therapeutic ultrasound in oralsurgerv / M. El Ilag [et al.j // British Journal of Oral and Maxillofacial Surgery. 1985.No. 23. P. 17-23.
  • [41] Бурлачук Л., Кочарян А., Жидко М. Психотерапия. СПб.: Питер, 2007. С. 144.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >