Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА
Посмотреть оригинал

ИСТОРИЧЕСКАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА КАК УЧЕБНЫЙ ПРЕДМЕТ

В результате изучения материала главы 1 студент должен:

знать

  • • о границах применения и общей структуре сравнительно-исторического метода в языкознании;
  • • об основных источниках изучения истории языка;
  • • о различных аспектах понятия «русский язык»;
  • • о месте русского языка в истории восточнославянской подгруппы языков;

уметь

  • • применять сравнительно-исторический метод для реконструкции фонетических и морфологических фактов на материале известных славянских языков;
  • • корректно употреблять термины, соотносимые с разными периодами истории русского языка;

владеть навыками

  • • обнаружения и интерпретации рефлексов праславянских фонетических процессов на материале современного русского языка;
  • • разграничения фонетических особенностей различных синхронных срезов.

Место исторической грамматики русского языка в ряду филологических дисциплин

Приступая к изучению исторической грамматики русского языка, необходимо помнить, что сам этот термин является условным. Историческая грамматика, изучаемая русистами — бакалаврами филологического и педагогического образования, должна рассматриваться в контексте единого и последовательного изучения истории русского языка. Такое изучение фактически складывается из трех дисциплин: «Старославянский язык», «Историческая грамматика (русского языка)», «История русского литературного языка».

Курс старославянского языка включает помимо прочего изучение предыстории восточнославянских языков, т.е. важнейших фактов из области фонетики и морфологии общеславянского языка, существовавшего по меньшей мере до VI в. н.э. Курс исторической грамматики оказывается естественным продолжением первого курса и рассматривает выделение восточнославянских диалектов из общеславянского языка, их интеграцию в пределах древнерусского языка, дальнейшую судьбу древнерусского языка, из которого в XIV в. выделился собственно русский язык, причины и этапы формирования современных фонетических и грамматических особенностей. Особой спецификой обладает последующий курс истории русского литературного языка, который иначе может быть определен как историческая стилистика. В отличие от первых двух курсов, история русского литературного языка обращена прежде всего к способам функционирования исторически изменчивых языковых единиц, к принципам их использования в текстах различных стилей и жанров.

Необходимо помнить, что в исторической грамматике в отличие от курсов современного русского языка уделяется внимание не всем языковым уровням, а прежде всего фонетике и морфологии — за таким объединенным курсом и закрепилось отраженное в большинстве учебников название «Историческая грамматика русского языка». Лексикология в историческом ключе изучается в рамках спецкурсов, синтаксические явления рассматриваются, вследствие недостатка часов на их изучение, в контексте анализа морфологических форм.

Использование в русистике термина «историческая грамматика» определяется авторитетом Ф. И. Буслаева, который издал в 1858 г. учебник под названием «Опыт исторической грамматики русского языка». Ф. И. Буслаев в отличие от современных ученых понимал грамматику как науку о языке в целом. Указанный учебник был разделен Ф. И. Буслаевым на два раздела: этимология и синтаксис, при этом этимология также понималась иначе, чем сегодня. В первом разделе своего учебника Ф. И. Буслаев описывает, с одной стороны, фонетический состав слова, а с другой — образование и изменение различных частей речи. В соответствии с этим историческая грамматика русского языка соответствует в XX в. «этимологии» Ф. И. Буслаева и состоит из двух основных разделов: историческая фонетика и историческая морфология.

При изучении исторической грамматики русского языка мы сталкиваемся с неопределенностью самого понятия «русский язык». В филологии XIX в. под ним обычно понимался язык, общий для всех восточных славян — у Ф. И. Буслаева он назван «русским народным языком». Этот единый язык включает в себя языки великорусский, украинский и белорусский, но если говорить точнее, три или четыре наречия: белорусское, малороссийское, северновеликорусскос и южновеликорусское (последние два могут рассматриваться как поднарсчия одного наречия).

Вопрос о понимании границ русского языка стал, к сожалению, поводом для политических спекуляций, когда всячески подчеркивается самобытность украинского языка, а термин «малороссийский» объявляется неудачным из идеологических соображений. Надо между тем заметить, что в терминах «малороссийский» и «великорусский» нет никакой унижающей или возвеличивающей оценочности, поскольку первая часть термина указывает на исконную, «материнскую» землю, т.е. метрополию (Малая Русь) и на территорию поздней колонизации, распространения народа (Великая Русь).

Все современные диалекты и наречия восточных славян восходят к языку, на котором разговаривали в государстве Древняя Русь (Киевская Русь). Соответственно, такой язык называется древнерусским, хотя степень его единства не ясна, и, возможно, он представлял собой скорее совокупность относительно независимых диалектов. В учебнике Ф. И. Буслаева древнерусский язык также включается в понятие русского языка.

Следовательно, когда мы говорим об исторической грамматике русского языка, мы понимаем под русским языком тот язык, который начал формироваться на территории восточной Европы на основе общеславянских диалектов в период после VI в., а по рукописным памятникам стал известен с XI в. Поэтому при классическом понимании происхождение русского языка изучается с учетом общевосточнославянских фонетических процессов, происходивших в дописьменный период (до XI в.).

В XX в. возобладало представление о трех самостоятельных восточнославянских языках, что было обусловлено активным развитием соответствующих литературных языков. Русский литературный язык возник в XI в. в тесном взаимодействии с церковнославянским (в основе своей древнеболгарским), что определило внимание исторической грамматики к рефлексам праславянских процессов не только у восточных, но и у южных славян. Таким образом, существующим пониманием границ русского языка обусловлена преемственность курса праславянской фонетики и грамматики (изучаемых в рамках дисциплины «Старославянский язык») и исторической грамматики русского языка.

Литературный язык, сформировавшийся в древнерусский период, сохранял свою актуальность и в те века, когда происходило разделение четырех восточнославянских наречий (после XIV в.). Вплоть до XVII столетия можно говорить о сохранении традиций древнерусского литературного языка. Одновременно в это время происходило формирование среднерусских говоров, которые и легли в основу современного русского литературного языка.

Итак, термин «историческая грамматика русского языка» оказывается достаточно искусственным и сложным для нашего времени. Собственно русский язык в современном его понимании возник не раньше XIV в., однако историческую грамматику русского языка интересуют письменные источники с XI в., а сведения о древних диалектах — с VI в., поскольку они определили структуру и закономерности формирования современного русского языка. В максимально точной формулировке историческая грамматика русского языка в том виде, в каком она традиционно преподается в вузе — это древнерусская предыстория и последующая история фонетического и морфологического уровней русского языка.

Для изучения проблем исторической грамматики русского языка и динамики восточнославянских фонетических и грамматических процессов необходимо использовать сравнительно-исторический метод. Ф. И. Буслаев, определяя особенности своего курса, ввел противопоставление филологического и лингвистического способов описания языка. Первый подразумевает внимание к употреблению языка в обработанных, литературных текстах: именно к такому пониманию восходит упомянутый выше курс истории русского литературного языка. Между тем лингвистика, или грамматика, изучает язык в аспекте сравнительном и историческом1.

Таким образом, само своеобразие исторической грамматики как особой учебной дисциплины определяется использованием сравнительно-исторического метода, который был разработан в начале XIX в.; в применении к славянским языкам его родоначальником был А. X. Востоков. В сравнительно-историческом методе можно выделить два направления. В первом случае, при внутренней реконструкции, мы сравниваем слова, имеющие общую морфему, в пределах одного языка (русского) с тем, чтобы определить ее древний облик, т.е. восстанавливаем древнерусский вид слова (морфемы): сонсна => съпъ[1] [2]: беглость гласного означает наличие в древности на его месте редуцированного звука. Внутренняя реконструкция имеет значение как для вузовского, так и для школьного образования, поскольку позволяет исторически интерпретировать чередования фонем и морфологические особенности, существующие в современном русском языке. Например, чередование в формах имя — имени позволяет восстановить написание ила в именительном падеже[3] и интерпретировать фонему, обозначенную буквой «юс малый» как архаичный суффикс древнего консонантного склонения.

Во втором случае, при внешней реконструкции, объектом сравнения становятся родственные слова разных языков, а целью — определение облика морфемы в общем языке-предке: рус. хлебукр. хлгб => др.-рус. хЛ'Ьбъ. Именно такой способ необходим для максимально полного и точного исторического объяснения тех или иных особенностей языка. Он, в частности, позволил А. X. Востокову установить, как в древности читались буквы а, ъ, ь.

Предметом сравнения становятся не только современные слова, но и примеры из памятников письменности с XI по XX в., поэтому в качестве вспомогательных используются дополнительные методы: мы должны видеть те или иные особенности текста и рукописи, определяющие их датировку, соотношение более ранних и более поздних списков, территориальную и индивидуальную характеристику рукописи, особенности ее графического и орфографического оформления. На эти вопросы помогают ответить такие филологические дисциплины, как текстология и палеография. В то же время история русской литературы позволяет при необходимости делать выводы о жанрово-стилистических особенностях текстов, в которых употреблены те или иные грамматические формы.

Контрольные вопросы

  • 1. Какое место занимает курс исторической грамматики в истории русского языка? С какими другими лингвистическими и филологическими дисциплинами соотносится этот курс?
  • 2. Какие уровни языка преимущественно изучаются в курсе исторической грамматики? Чем обусловлено подобное предпочтение?
  • 3. Каково содержание понятия «этимология» в учебнике Ф. И. Буслаева «Опыт исторической грамматики русского языка» (1858)?
  • 4. Как понимается термин «русский язык» по отношению к восточнославянским диалектам? Изменилось ли такое понимание в последние 200 лет?
  • 5. Каково происхождение терминов «малороссийское наречие (язык)» и «великорусское наречие (язык)»?
  • 6. Как применяется сравнительно-исторический метод языкознания? Почему без него невозможно изучение исторической грамматики?
  • 7. Какой вклад внес А. X. Востоков в развитие сравнительно-исторического метода?
  • 8. Приведите примеры использования внутренней реконструкции в рамках сравнительно-исторического метода.
  • 9. Пользуясь знанием старославянского языка, приведите примеры использования внешней реконструкции.

  • [1] См.: Буслаев Ф. И. Историческая грамматика русского языка. Этимология.М.: КомКнига, 2006. С. 11.
  • [2] В учебнике используются стрелки двух видов: => или <= указывают на действие аналогии; <— или —> указывают на фонетическое изменение или замену грамматической формы.
  • [3] См. этот пример: Буслаев Ф. И. Историческая грамматика русского языка.Этимология. С. 35.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы