Формирование дифференциальных признаков согласных фонем

Признаки места и способа образования согласных основаны на эквиполентных (равноправных) оппозициях; эти признаки были в достаточной мере представлены в нраславянском языке (большинство различий унаследованы из праиндоевропейского языка-предка).

Категории твердости — мягкости и глухости — звонкости основаны в современном языке на привативных оппозициях: один из членов такой оппозиции является маркированным, т.е. отличается от другого наличием определенного признака. Маркированными членами оппозиции оказываются звонкие согласные в сравнении с глухими, так как они имеют признак голоса, отсутствующий у глухих.

Сравним две оппозиции: <п> — <т>, <п> — <б>:

  • 1) фонема <п> — смычная, губная <=> фонема <т> — смычная, зубная: оппозиция эквиполентная, так как наличие губной артикуляции противопоставлено наличию зубной артикуляции;
  • 2) фонема <п> — смычная, губная <=> фонема <6> — смычная, губная, звонкая: оппозиция привативная, так как наличие голоса противопоставлено его отсутствию.

Маркированными членами оппозиции оказываются также мягкие согласные в сравнении с твердыми: фонема <п> — смычная, губная <=> фонема <п’> — смычная, губная, палатализованная: наличие палатализованное™ противопоставляется ее отсутствию. Однако данные категории приобрели привативный характер не сразу. Оба признака возникли в диалектах праславянского языка и развивались в течение длительного времени в рамках эквиполентной оппозиции.

Признак способа образования согласных не претерпел значительных изменений с праславянской эпохи: он варьировался лишь в рамках трансформации отдельных звуков в истории восточнославянских диалектов. Например, [у| —> [г] было связано с заменой фрикативной артикуляции на смычную; [л] —> [w] в некоторых юго-западных говорах означало изменение боковой артикуляции на фрикативную (ср. малороссийскую фамилию Вовк на месте русского литературного волк).

Признак места образования активно изменялся в связи с развитием палатальных согласных в праславянском языке: *к (задненебный) —» & (средненебный); *п (переднеязычный) —» ni (средненебный). Затем палатальность утрачивалась, и в связи с этим вновь изменилось место образования: [hJ] —> [н’] — единственным средненебным согласным в современном русском языке является [}]. Само по себе место образования не варьировалось принципиальным образом в пределах восточнославянских диалектов, в качестве исключения ср. малороссийский звук [h], более глубокий по сравнению с южно-великорусским [у].

С понятием места образования согласных тесно связан признак мягкости, т.е. основной или дополнительной средненебной (палатальной) артикуляции согласного. Исконная мягкость, т.е. палатальная артикуляция, возникла в праславянский период в результате действия закона внутрислогового сингармонизма; тем самым праславянские диалекты были противопоставлены всем прочим индоевропейским. Со времени завершения всех палатализаций (первая, вторая, третья, йотовая, смягчение в группе согласных) у славян существовали мягкие согласные [id, ж), ч-i, ц), iuRi (ст.-сл. ш5т5), ж^дТж-' (ст.-сл. ж5д)), pj, л-', Ш, d, d]. Мы не рассматриваем в этом ряду собственно j, так как для него средненебная артикуляция является не только основной, но и единственно возможной; вместе с тем этот согласный часто выступал и выступает в виде варианта [и]. Существует мнение, что в условиях существования палатальных согласных [щ], [л-i] невозможно говорить о самостоятельной фонеме — его следует рассматривать как неслоговой вариант гласной фонемы: <и> = [и], [и] (ср. при билабиальном в: <У> = [у]. [W]).

Несмотря на то, что мягкие согласные появились у всех славян, в полной мере категория твердости — мягкости сформировалась лишь в русском языке. В XI в. произошла утрата полумягкости, т.е. совпадение палатальности и палатализованности. Фонетически это означало преобразование артикуляции палатальных согласных: [н-i] —» [н’], [л)] —> [л’] и т.д. В результате исчезли градации мягкости, возник единый и достаточно протяженный ряд мягких согласных (палатализованных по своей артикуляции): нлр с зу + + п 6 м в т д Но одновременно с этим признак твердости — мягкости в XI в. потерял смыслоразличительную функцию, так как проявлялся лишь в рамках силлабемы, в составе диезной (мягкость) или бемольной (твердость) артикуляции слога. Ср. <ма|лъ> — <м’а|лъ> — бемольный слог противопоставлен диезному.

После падения редуцированных признак твердости — мягкости приобрел самостоятельный характер. Это произошло благодаря тому, что возникла новая сигнификативно сильная позиция, где качество согласного никак не зависело от гласного, — позиция конца слова. После утраты гласного [ь] качество мягкости согласного почти всегда сохранялось, и мягкий согласный выделял своим качеством ту или иную форму. Таким образом, в положении конца слова твердые и мягкие согласные могли быть противопоставлены и становились единственным средством различения слов: поутъ - поуть I с.с. <путъ> — <путь> (слова противопоставлены гласными) —» поутъ — поуть II с.с. <пу|тъ> — <пу|т’ь> (слова противопоставлены силлабемами) —> III с.с. пут — путь <пут> — <пут’> (слова противопоставлены согласными).

Отдельные факты отвердения конечных согласных, т.е. не сохранения качества мягкости, не противоречат появлению сигнификативно сильных позиций, так как представляют собой исключение. Отвердевали губные согласные, так как для них дополнительная средненебная артикуляция была наиболее сложной: лабиальность и палатальность принципиально противопоставлены друг другу и не могут взаимно преобразовываться. Отвердение именно конечных согласных связано с ослаблением артикуляции конца слова: в этой позиции могут утрачиваться дополнительные, маркированные признаки. В литературном языке отвердение ограничено звуком [м’] и определенными морфологическими условиями: утрата мягкости происходила в некоторых флексиях, которые таким образом избавлялись от избыточных дифференциальных признаков. Например: пдодъ.иь —> плодом (тв.п. ед.ч.); дд.иь —> дам (1 л. ед.ч.). В диалектной речи известны и другие случаи отвердения: [голуп], [кроу], [кроф] на месте годоукк, кръкк.

Позднее у твердых — мягких согласных появились и другие позиции различения. Сигнификативно сильные позиции перед гласными сформировались после XIII в. Появление подобных позиций связано с конвергенцией гласных фонем <а > а>, <ы > и>, ср. совр. мать — мять <м> — <м’>, быть — бить <б> — <б’>, а также лук — люк <л> — <л’>.

Позиция перед э и сегодня остается неустойчивой: в современном русском языке твердые и мягкие согласные различаются в ней лишь благодаря заимствованиям: мэр — мер. В остальных случаях, например при склонении, на месте и твердых, и мягких фонем появляется перед э мягкий звук (в современном языке он должен считаться самостоятельной фонемой). Ср.: пола — поля, но о поле в поле.

После падения редуцированных возникли сочетания согласных, в которых допустима ассимиляция по признаку твердости — мягкости. Тем самым сформировались сигнификативно слабые позиции, в которых не различаются твердые и мягкие фонемы — возникла позиционная перекрестная мена парных фонем. В истории русского языка многие из таких позиций были неустойчивыми, они то появлялись, то исчезали, зависели от территории и орфоэпической традиции (ср. дьверь [д’в’], пвр^же [п’р’], но совр. дверь [дв’], прежний [пр’]). В некоторых говорах записями в рукописях зафиксирована даже редкая прогрессивная ассимиляция: вочкю, володкю (ср. в говорах редькя, Ванькя). В современном русском языке ассимиляция твердых и мягких согласных наиболее устойчиво наблюдается у зубных в позиции перед зубными: мосты — мостить и т.п.

Представим последовательное развитие признака твердости — мягкости в виде табл. 5.1.

Для понимания того, как развивалась оппозиция твердости - мягкости, необходимо учитывать, что в праславянском языке и в раннем древнерусском она была эквиполентной: мягкие согласные характеризовались палатальностью, а твердые — велярностью (возможно, лабиовелярностью), т.е. собственной дополнительной артикуляцией: задненебной и губной. Лабиовелярность начала утрачиваться одновременно с переходом от палатальности к пала- тализованности, таким образом, оппозиция по мягкости — твердости изменилась от эквиполентной к привативной: <т’> (есть палатальность) — <т> (есть лабиовелярность) —» <т’> (есть пала- тализованность) — <т> (нет палатализованное™).

Категория глухости — звонкости также по происхождению является, видимо, эквиполентной, хотя само качество звонкости развивалось достаточно рано — уже в различных индоевропейских языках на основе более сложных праиндоевропейских категорий. В славянских диалектах звонкие согласные восходят к индоевропейским звонким и звонким придыхательным, а глухие — к индоевропейским глухим и глухим придыхательным.

Таблица 5.1

Развитие признака твердости — мягкости

Период

Количество пар твердых — мягких фонем

Позиции различения (сигнификативно сильные)

Позиционная перекрестная мена (сигнификативно слабые позиции)

I с.с.

5: <р, л, н, с, з> —

Существуют ограниченно: перед <у>, <а>

Отсутствует

II с.с.

11:

с’, з n’, 6’, m b’, t’, д’>

Отсутствуют

Отсутствует

III с.с.

11: -

с’, з’, n 6’, m b t д >

Появляются на конце слова и перед гласными <у>, <а>, <и>

Появляется

Окончание табл. 5.1

Период

Количество пар твердых — мягких фонем

Позиции различения (сигнификативно сильные)

Позиционная перекрестная мена (сигнификативно слабые позиции)

Современный

русский

язык

15: <р, л, н, с, з, п, б, м, в, т, д, ф, к, г, х> — <р’, л’, и’, с’, з и’, б’, м в’, т д ф к’, г’, х’>

На конце слова и перед гласными <у>, <а>, <и>, <о>

Расширяется

В общеславянском языке звонкие характеризовались наличием голоса, а глухие — наличием напряженности. Не совсем ясно, когда именно эта эквиполентная оппозиция преобразовалась в приватив- ную с утратой признака напряженности. В древнерусском языке изначально были широко представлены пары согласных по глухости — звонкости: <п> — <б>, <т> — <д>, <с> — <з>, <с’> — <з’>, <к> — <г>, <ш’> — <ж’>, <шч’> — <ж*д*ж’>. К XVII в. данный список был расширен за счет пар <п’> — <б’>, <т’> — <д’>, <к’> — <г’>, <ф> — <в>, <ф’> — <в’>, что не было обусловлено развитием самого признака (за некоторым исключением в отношении <ф> — <в>). Также в древнерусском языке уже существовала основная позиция различения глухости — звонкости — перед гласным: пора — корд. В отношении некоторых сочетаний мы даже можем говорить о древних явлениях ассимиляции и чередований глухих и звонких: ск — зг, ст — зд, из — ис, раз — рас, ксз — вес, въз — втьс.

Наиболее важным изменением в области глухости — звонкости в период после падения редуцированных было появление позиций нейтрализации (сигнификативно слабых) на конце слова. В этой позиции после утраты конечных гласных происходило оглушение, которое свидетельствует о привативном характере оппозиции. Оглушение, т.е. утрата голоса, была связана с ослаблением артикуляции на конце слова и устранением дополнительного различительного признака у маркированного члена оппозиции: подъ — потъ —> под (конечный согласный маркирован как звонкий) — лот—» под [пот] — пот [пот]. Результатом оглушения стало появление перекрестной мены: <д> = [т] = <т> и т.п.

Оглушение конечных согласных отражается в письменности сравнительно поздно: иорупъ вместо порувъ в Лаврентьевской летописи (1377), дожть вместо дъждь в Ипатьевской летописи (ок. 1425). Между тем другим следствием утраты еров стало широкое распространение ассимиляции согласных, в частности, достаточно рано, с XIII в., в памятниках встречаются примеры озвончения: .иолотькА —» [молот’ба] ->лододьба. В целом, по наблюдениям

В. В. Колесова[1], существует особая последовательность в развитии позиций нейтрализации глухих и звонких фонем: раньше всего наблюдается озвончение в середине слова, вслед за этим — оглушение в середине слова, и лишь в последнюю очередь — оглушение на конце слова. Существуют восточнославянские диалекты, в которых и сегодня не происходит оглушения конечных звонких согласных.

Контрольные вопросы

  • 1. Что такое эквиполентная оппозиция? Приведите примеры. Какие различительные признаки русских согласных фонем вступают в эквипо- лентную оппозицию?
  • 2. Какие дифференциальные признаки согласных сделались приватив- ными в истории русского языка? Каков механизм этих изменений?
  • 3. Какое варьирование способа и места образования согласных фонем наблюдается в истории восточнославянских диалектов?
  • 4. Какие мягкие согласные существовали в общеславянском языке? Какова была их артикуляция?
  • 5. В какой период и в связи с какими изменениями следует говорить о диезности или бемольности слога как о смыслоразличительном качестве?
  • 6. В каких условиях могло происходить после падения редуцированных и отвердение мягких согласных?
  • 7. Каковы сигнификативно сильные позиции твердых и мягких согласных фонем в современном русском языке? Когда и в какой последовательности они сформировались?
  • 8. Какие факты ассимиляции твердых и мягких согласных наблюдаются в истории русского языка?
  • 9. Что такое лабиовелярная артикуляция согласных? Каким образом она проявлялась в истории русского языка?
  • 10. Как изменялся состав глухих и звонких согласных фонем в истории русского языка?
  • 11. Каким образом в истории русского языка развивались процессы ассимиляции глухих и звонких согласных? Какими фактами подтверждается озвончение и оглушение в разных позициях в слове?

  • [1] См.: Колесов В. В. История русского языка. С. 164.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >