Политическая мысль эпохи формирования российского централизованного государства (XVI—XVII вв.)

На рубеже XV-XVI вв. обостряется внутриполитическая борьба, что выливается в столкновение «нестяжателей» и «стяжателей». «Нестяжатели» в лице Нила Сорского (1433—1508), Вассиана Патрикеева (1470—1531), Максима Грека (1470—1555/56) требовали продать церковные имения и раздать земли нищим. Первоначально власть поддерживала эту позицию, но, поняв, что добиться секуляризации церковного имущества не удается из-за упорного сопротивления большинства церковных иерархов, заключила компромисс со «стяжателями» (иосифлянами), которые взамен отказались от поддержки сил феодального сепаратизма.

В середине XVI столетия в связи с ускорением процессов формирования централизованного государства политическая борьба перемещается из сферы духовных споров в область дискуссий но поводу задач государственной власти.

Широкую программу политических преобразований предложил в это время служилый дворянин И. С. Пере- светов (1510—1550). Он осуждал боярское самовластие, критиковал судебный произвол. Боярское засилье — причина не только материального оскудения государства, казны, но и ослабления военного могущества страны. Настоящая опора царской власти в борьбе с внутренними и внешними врагами — служилое дворянство. Союз между ним и царской властью — необходимое условие проведения назревших социально-политических преобразований в Русском государстве.

Пересветов считал, что наместничество должно быть отменено, так как ослабляет власть государя, ведет к усобицам. Необходимо упразднить и систему кормлений — это причина упадка государства и неправедного обогащения боярства. Для укрепления финансовой системы государства все доходы нужно собирать в царскую казну. Сборщики налогов должны получать жалованье из казны.

Особое место в предложениях Пересветова занимает военная реформа. Он рекомендует царю создать постоянное войско, находящееся на денежном содержании. Ведущую роль в армии должны играть служилые дворяне. Порабощение боярами холопов не только наносит ущерб материальному благосостоянию государства, но и ослабляет армию, основную массу которой составляют холопы.

Антибоярская направленность программы Пересветова отражала чаяния формирующегося дворянства, связывавшего свои надежды с сильной царской властью. То, о чем писал Пересветов, оказалось во многом реализованным в реформах Ивана IV — поместной, приказной, финансовой, военной — и в Судебнике 1550 г. Совпали с политикой царя и наметки внешнеполитической программы Пересветова — завоевание Казани.

Наиболее видным представителем оппозиции усилению царской власти стал князь А. М. Курбский (1528—1584) - один из сподвижников Ивана IV, происходивший из древнего княжеского рода. Командуя русской армией в Ливонской войне, Курбский узнал о грозившей ему опале и бежал в Литву. В своих трех письмах царю и написанной в эмиграции «Истории о великом князе Московском» Курбский пытается оправдать свое бегство, ссылаясь на феодальное право «отъезда», царские притеснения и казни бояр. Он обвиняет Ивана IV в том, что последний «правил не по старине», что он жесток, находится иод влиянием «лукавых монахов» — иосифлян. Самодержавие царя, его реформы Курбский отвергает, противопоставляя им идеального государя, правящего с «Избранной радой», советующегося «с Думой и боярами своими».

Протест Курбского против укрепления самодержавия, стремление ограничить царскую власть аристократическим советом получили резкий отпор Ивана IV. В ответных письмах к Курбскому царь использует идеи иосифлян и отдельные аргументы челобитных Пересветова для обоснования самодержавной власти.

Царская власть — от бога, и сопротивление ей — «божьему повелению» сопротивление. «Самодержавства божьим изволением почтен от высокого князя Володимира», — писал Иван IV Курбскому, обосновывая законность и верховенство своей власти. Любые ее ограничения им решительно отвергаются: российские самодержцы изначала сами владеют всем государством, а не бояре и вельможи. Подобные ограничения ведут к ослаблению государства, княжеским усобицам и произволу. Напрасно Курбский ссылается на право «отъезда». Его бегство — это измена отечеству и царю. Он простой подданный, холоп царя, и царь волен миловать или казнить его. Царская опала, казни бояр-изменников оправданны. Последовательно развивая идею сильной, ничем не ограниченной самодержавной власти, Иван IV идет дальше иосифлян, отказывая церкви во вмешательстве в государственные дела. Переписка Ивана IV с Курбским — отражение острой идейной борьбы вокруг социальных и политических преобразований, осуществленных Иваном Грозным, а также массовых казней, совершенных по приказу царя.

XVII в. — критический период в истории России. В начале столетия в результате семибоярщины и польско- литовской интервенции под угрозой оказалась судьба независимого российского государства, во второй половине столетия окончательное закрепление крепостничества приводит к мощным народным выступлениям под руководством Степана Разина. Переход от сословно-представительной монархии к абсолютистской встречает противодействие со стороны властного и теократически настроенного патриарха Никона (1605—1681), а проведение церковной реформы в 1654 г. с целью унификации церковных обрядов после присоединения к России Украины и Белоруссии вызывает церковный раскол. Протопоп Аввакум (1620—1682) и его сторонники (старообрядцы) выступают не только поборниками сохранения религиозной старины, но и критиками крепостничества и самодержавия. В этой ситуации официальные власти нуждаются в идеологической поддержке и находят ее в лице приезжих придворных авторов Юрия Крижанича (1618—1683) и Симеона Полоцкого (1629—1680). В трактате хорвата Крижанича «Политика» чувствуется влияние Платона и Аристотеля, в том числе в отношении деления форм правления на правильные и неправильные, среди которых наилучшей он признает монархию. Выходец из Белоруссии и организатор первого в России высшего учебного заведения — Славяно-греко- латинской академии — Симеон Полоцкий приветствует на троне образованного, заботящегося о своих подданных монарха. Однако наибольший практический и теоретический вклад в политику внесли во второй половине XVII в. не придворные разночинцы, а дипломат и государственный деятель Афанасий Ордин-Нащокин. Он предлагал важные административные реформы, в частности предоставить городам частные землевладения и ограничить власть воевод, дать русским купцам равное юридическое положение с иностранными купцами, а также настаивал на замене конной дворянской армии ополчением, обученным иноземному строю и вооруженным огнестрельным оружием[1].

  • [1] См.: Буганов, В. И. Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин /В. И. Буганов // Вопросы истории. — 1996. — № 3.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >