Особенности мирового политического процесса

  • 1. Мировой политический процесс протекает в условиях глобализации на фоне усиливающихся социально- экономических диспропорций между отдельными регионами и странами. Причем глобализация затрагивает одновременно не все направления общественного развития. Налицо глобализация мирового информационного пространства (Интернет, мобильная связь, спутниковое телевидение, транснациональные медиа-империи и т.д.). Глобализация мирового финансово-экономического пространства выражается в либерализации рынков, мировой торговли, возрастании значения транснациональных корпораций и росте объема ценных бумаг, попытках унификации технологических, экологических и финансово-экономических стандартов. Наконец, предпринимаются и попытки глобализации мирового политического пространства посредством расширения сферы влияния международных, межгосударственных и неправительственных организаций[1]. Одновременно наблюдается «перераспределение власти от национального государства к более мелким единицам», что «диктуется в основном экономическими и технологическими потребностями». Появляются новые региональные и трансграничные экономические зоны, и это свойственно как Европе, так и США. Но «такое перераспределение полномочий вниз также сопряжено с угрозой национальной дезинтеграции, во всяком случае в обществах, где этнические противоречия и спорные границы обостряют региональные разногласия»[2].
  • 2. Мировой политический процесс развивается в условиях углубляющейся экологической катастрофы, которая явно себя обнаружила несколько лет назад. Экологический форум в Рио-де-Жанейро в 1992 г. впервые привлек внимание мирового общественного мнения к проблемам сохранения окружающей среды. Характерно, что всемирная экологическая угроза вызывает более единодушную, можно сказать консолидированную, реакцию мировой общественности, хотя до преодоления эгоизма отдельных государств, не желающих идти на должные экологические меры, еще далеко (например, США по-прежнему игнорируют подписание международного соглашения о квотировании вредных выбросов).
  • 3. Мировому политическому процессу, к сожалению, свойственно продвижение к однополюсному миру в лице США, что вызывает обеспокоенность на планете и вызвало к жизни антиглобалистское движение. Первым актом антиглобалистов стали столкновения в Сиэтле в конце 1999 г. Теперь ни одна встреча лидеров западных стран не проходит без протестных акций. В Западной Европе растет понимание необходимости того, «чтобы противопоставить деструктивному англо-американскому неолиберализму сильную и жизнеспособную европейскую альтернативу. В условиях разнузданного глобального капитализма только объединенная Европа могла бы установить новые правила, обеспечивающие большее социальное равновесие и экологическую реструктуризацию». Причем «европейская альтернатива получит реальный шанс па успех только тогда, когда негласное законотворчество министерских комитетов станет достоянием гласности и каждый закон ЕС будет обсуждаться в национальных парламентах, где иностранцам тоже будет позволено выступать»[3].

Пока же мир явно страдает от однополюсное™ и гегемонизма, и первым их проявлением стало нападение США на Югославию в 1998 г., свершившееся вопреки нормам международного права. Последующим, еще более демонстративным нарушением «международных приличий», показавшим уязвимость любой страны перед американской агрессией, оказалось вторжение в Ирак, совершенное несмотря на громкие протесты американской и международной общественности. Другим, менее вызывающим по форме, но не по сути, проявлением гегемонизма стало конструирование «цветных революций». За первой из них — в Югославии в 2000 г., последовали свержение законной власти в Грузии в 2002 г. и массовая кампания по фальсификации президентских выборов на Украине в 2004 г. В настоящее время разработана технология проведения подобных искусственно сконструированных псевдореволюций и появилось первое (хотя, видимо, не единственное) пособие профессора Дж. Шарпа из Гарвардского университета «От диктатуры к демократии», где указаны 198 ненасильственных форм борьбы с правящим режимом, включая саботаж. Организаторами подобной деятельности являются правительство и Конгресс США, различные фонды, комитеты, ассоциации. Инициируемые ими «операции-революции стали современной формой распространения влияния, формой экспансии демократии, формой весьма эффективной, в основе которой принцип “мягкой силы” (soft power). “Мягкой” в противовес “жесткой силе”, основанной на принуждении, на экономической и военной мощи. “Мягкая сила” более эффективна за счет использования определенных политических ценностей, ценностей культуры, культурных соблазнов и определенных принципов поведения на мировой арене»[4].

Попыткам США осуществить гегемонистскую политику оказывают противодействие многие страны. Так, Франция инициировала создание Международной организации франкофонии, в которую входит почти треть государств мирового сообщества, говорящих на французском языке и объединяющих почти десятую часть населения мира[5]. С аналогичной культурно-лингвистической идеей выступила КНР, одобрившая в 2004 г. программу по пропаганде и распространению китайского языка не только в странах Азии, но и на Западе. Федеральная целевая программа «Русский язык», рассчитанная на 2006—2010 гг., принята и в России. Тем не менее этого пока недостаточно, чтобы остановить американскую англоязычную культурную экспансию.

Однако претензии на военно-политическую и идеологическую гегемонию должны подкрепляться материальными возможностями. Начавшийся в США в 2007 г. серьезный финансово-экономический кризис, распространившийся на весь остальной мир в 2008 г., заставит американскую элиту занимать в переговорах с другими странами более конструктивную позицию. Конечно, это не означает, что на смену монополярности тут же придет многополярность. Тем не менее на наших глазах ведущая держава мира была вынуждена пригласить решать глобальные финансово- экономические трудности на встречу в Вашингтон (ноябрь 2008 г.) не традиционную «восьмерку» стран, а более широкий круг держав — «двадцатку», с разных континентов (включая Китай, Индию, Бразилию, Индонезию, ЮАР).

  • [1] См.: Политология : учебник / под ред. проф. С. Г. Киселева. —С. 299-301.
  • [2] Кеннеди, П. Вступая в двадцать первый век / П. Кеннеди. — М.,1997. - С. 159, 160.
  • [3] Мартин, Г. П. Западня глобализации. Атака на процветание и демократию / Г. П. Мартин, Г. Шуман. — М., 2001. — С. 307, 308.
  • [4] Макаревич, Э. Ф. Глобальные коммуникации и культурно-политическая экспансия / Э. Ф. Макаревич, О. И. Карпухин // Социально-гуманитарные знания. — 2007. — № 4. — С. 30.
  • [5] См.: Пономаренко, Л. В. Франкофония: история, структура, тенденции современного развития / Л. В. Пономаренко, Е. В. Лаврова. — М.,2005.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >