Ассимиляционно-контрастная иллюзия

Даже подготовленный с учетом всех требований объективности материал может восприниматься частью аудитории как недостоверный благодаря ассимиляционно-контрастной иллюзии. Это искажение восприятия, при котором несогласный с нашими убеждениями воспринимается как придерживающийся противоположных взглядов, хотя на самом деле это может быть вовсе не так. «Кто не за нас, тот против нас», — говорили большевики, нарушая второй и третий законы логики: противопоставления «большевик — противник большевиков» не существует, существует противопоставление «большевик — неболь- шевик», но неболыиевик не обязательно окажется противником большевиков. Возможно, ему будет на них наплевать.

Весной 2012 г. я написал, на мой взгляд, объективную статью о конфликтах сторонников и противников строительства православных храмов в спальных районах Москвы[1]. В тексте представлению позиций сторонников и противников строительства храмов был отдан примерно равный объем (по 23% общего числа слов). Однако это не помешало одному из процитированных в материале сторонников строительства храмов обвинить меня в необъективности и зачислить в свои противники[2].

Ассимиляционно-контрастная иллюзия проявляется также в восприятии персонажем себя в материале. Многие люди полагают, что должны выглядеть в СМИ как святые, и показ этих людей реальными воспринимается как нападки и оскорбление. Вот как рассказывает о реакции сотрудников МЧС Дмитрий Виноградов:

Однажды я писал репортаж о работе наших спасателей из МЧС и врачей из отряда «Медицина катастроф» по ликвидации последствий землетрясений на Гаити[3]. <...>

Вот что я написал в этой статье, например, про ночные дежурства — спасатели по очереди охраняли лагерь от мародеров:

<<Дежурства проходят более-менее спокойно и даже с небольшой дозой алкоголя для храбрости, как будто это и не дежурство, а просто затянувшаяся до утра вечеринка».

А вот слова покорившей мое сердце 50-летней медсестры тети Гали — по виду обычной советской тетечки, у которой, однако, за плечами «две Чечни», «Южная Осетия» и бесчисленное количество вооруженных столкновений, землетрясений, ураганов и цунами во всех уголках мира.

« В Индонезии нас поставили на каком-то поле, где паслись коровы, — вспоминает медсестра Галина. — Только госпиталь установили — прошел ливень. Гэспиталь, правда, не утонул, только модули поплыли — как мы шутим, гондонный флот не тонет. Зато поле превратилось в болото, по которому плавало коровье дерьмо. Запах специфический. И так две недели <...>».

Вот как я описываю наш отъезд из столицы Гаити:

«<...> На аэродроме проклятого Порт-о-Пренса мы несколько часов ждали погрузки. Была тропическая ночь, где-то над нами висели развернутые в непривычную сторону луна и созвездия. Мы разглядывали их, разложив свои спальники на каких-то обнаруженных на задворках аэропорта фанерках.

Жестковато, — с привычной интонацией капризной курортницы проворчала Галина. —А помните, в Шри-Ланке в аэропорту на травке лежали?

Американский караульный смотрел на нас не то с презрением, не то с завистью. Тропический ветерок обдувал запахом мочи из аэропортового сортира, лишившегося после землетрясения канализации. Где-то рядом со мной вситлисъ лучшие люди далекой родной страны».

<...> И что выдумаете, врачи мой стиль, мою симпатию пополам с иронией оценили? Редакцию буквально завалили письмами и они, и их возмущенные знакомые.

«Очень сожалеем, что для освещения деятельности российских медиков в Гаити, их человеческих и профессиональных качеств Вам понадобились вульгарный слог и сомнительные журналистские приемы»,написано в пришедшем в редакцию письме за подписью «Коллектив Полевого многопрофильного госпиталя ВЦМК “Защита”. «Ваш репортер пронаблюдал не системную работу профессионалов, а какую-то безликую деятельность бомжеватых особей. Его поверхностный взгляд не увидел профессиональную деятельность людей, которые честно выполюти свою работу в весьма непростых условиях»,возмущается в другом письме некто Александр, представившийся знакомым врачей из МЧС. «Мы очередной раз наступили на одни и те же грабли, допустив ближе к себе журналиста, и получили пощечину,написала мне еще одна медсестра, Светлана.Какое приятное знакомство и какое ужасное последствие этого знакомства[4]

Подмечено, что чем выше место человека в общественной иерархии, тем терпимее он относится к показу в прессе себя реального. И наоборот, чем менее человек значим и чем ниже его должность, тем больше в нем желание предстать в публикации непременно идеалом и тем нетерпимее он будет, если вы напишете про него «как есть».

Избегать влияния ассимиляционно-контрастной иллюзии должен и журналист. Иначе он рискует незаметно для себя потерять объективность, как это случилось с Алесей Лонской.

Однажды я писала статью про вегетарианство. Одним из условий подготовки материала было то, что я сама недели на две-три стану вегетарианцем и опишу, как я питаюсь дома и на работе. Я пообщалась с вегетарианцами и защитниками животных, которые снабдили меня литературой, описывающей вред мясоедения. Вдобавок я обнаружила, что вегетарианство сильно облегчает мои хронические болячки <...>. Когда я писала статью, люди, которые едят мясо, для меня уже были бессердечными живодерами, которые к тому же травят себя вредными животными продуктами. В результате статья свелась к пропаганде вегетарианства и была редакцией отвергнута[5].

  • [1] Церковный раскол // Новые Известия. 2012. 5 апреля. URL: http://www.newizv.ru/society/2012-04-05/161775-cerkovnyjraskol.html.
  • [2] Публикация в блоге Кирилла Фролова. URL: http://kirillfrolov.livejoumal.com/1851469.html.
  • [3] Врачи прилетели // Русский репортер. 2010. № 4. URL: http://www.rusrep.ru/2010/04/gaiti.
  • [4] Виноградов Д. Репортаж из букв. Опубликовано в блоге. URL: http://to-report.livejournal.com/1693.html.
  • [5] Донская А. С чего начинается необъективность. URL: http://mediapedia.ru/2011 /08/07/s-chego-nachinaetsya-neobektivnost/.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >