Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow НАСТОЛЬНАЯ КНИГА ЖУРНАЛИСТА
Посмотреть оригинал

Подготовка к интервью

В некоторых случаях интервью проводится без подготовки. Например, событийное интервью по поводу катастрофы, на место которой добрался журналист. Он задает очевидцу вопросы исходя из логики и здравого смысла. В других случаях подготовка занимает до нескольких недель. Например, журналисту необходимо взять большое личностное интервью у звезды, которая уже дала десятки интервью о своей жизни. Чтобы ответы были оригинальными, а не шаблонными, которые уже публиковали другие СМИ, журналисту необходимо много узнать и продумать.

Рассмотрим «полный цикл» подготовки к интервью. Это случай, когда у журналиста есть достаточно времени на все положенные действия. На практике подготовку обычно сокращают в зависимости от времени и сил журналиста, так как и того и другого, как правило, не хватает.

Первый этап — предварительный сбор информации. Его начинают еще до того, как проведены переговоры с собеседником и получено согласие на интервью. Разумеется, собеседник может отказать. Но если он согласится, то может одновременно поинтересоваться у журналиста, о чем тот собирается говорить. Вот здесь предварительный сбор информации поможет. Если журналист назовет актуальные темы, связанные с собеседником, это будет признаком компетентности. В противном случае у собеседника сложится впечатление, что журналист в теме не разбирается и разговор скорее всего окажется пустым. А раз так, то лучше журналисту отказать, чем потом тратить время на объяснение банальных вещей и на правку присланного на согласование текста, потому что этот текст наверняка будет полон ошибок. Не исключен такой вариант, когда собеседник вначале спрашивает, о чем предполагается интервью, а потом решает, интересно ли это ему. Ориентация в происходящем поможет журналисту «зацепить» собеседника. Например, он предложит ему высказаться по поводу конфликта, в который тот вовлечен.

Отказ от интервью бывает прямым, когда собеседник заявляет, что не общается с журналистами вообще или с вами и вашим изданием в частности. Косвенный же отказ—это когда собеседник соглашается на интервью в принципе, но отказывается назначать конкретное время. Вместо этого журналисту предлагают перезвонить через неделю, две недели, месяц и т.д. Потом опять предложат то же самое. Потом снова, пока журналист не отстанет.

Итак, согласие на интервью получено. Встреча (либо время звонка при интервью по телефону) назначена. Что касается согласования тем предстоящего разговора, то это, как правило, условно[1], и ничто не мешает журналисту помимо согласованных тем затронуть все прочие, которые его интересуют. Иногда собеседник выставляет условие — определенных тем в разговоре не касаться. Такое условие выполнимо не всегда. Например, если планируется интервью со знаменитым артистом, который только что развелся, то не задать вопрос о разводе нельзя — читатели не поймут. В подобных случаях нужно «поторговаться» о степени затрагивания запретной темы, объяснить собеседнику, что не упоминать об этом нельзя, но можно найти более мягкую форму.

Договариваясь об интервью, принято обозначать примерный спектр вопросов. Точный их перечень определять бессмысленно: ответ респондента на первый вопрос может развернуть дискуссию на 180 градусов. Можно, конечно, не слушать, что говорит респондент, зачитывать вопросы по бумажке, убедившись, что пауза после ответа означает его завершение. Такая функция есть в некоторых диктофонах: они выключаются, когда голос замолкает. Но журналист— не записывающее устройство и, как говорил мне Андрей Васильев, будучи главным редактором «Коммерсанта», «не подставка под микрофон». Качество интервью во многом определяется диалогом, в некоторых случаях — спаррингом.

Но конъюнктура изменилась. Пиар-службы компаний, выполняющие функцию железной перегородки между ньюсмейкерами и СМИ, проводя переговоры об интервью, требуют подробных вопросов. В этот раз у меня их оказалось девять страниц: я не могу знать, в какую сторону развернется дискуссия. В формате предварительных согласований определяется, что время, выделенное на интервью, — полчаса. Перед входом в переговорную комнату выясняется, что 15 минут. Я включаю диктофон и жду прихода своего респондента. Возможно, напрасно.

— Вот, — говорит мне сотрудник пиар-службы, протягивая скрепленные степлером листы бумаги с печатным текстом.

Я смотрю на страницы с логотипом компании. На них письменные ответы на вопросы, отправленные в качестве обязательно-предварительных.

— Это готовый текст. Можете печатать.

Я решила протестировать абсурдность ситуации в полной мере. У меня были те самые 15 минут, в течение которых можно было задать дополнительные вопросы. Присутствовал переводчик.

  • — Фотографа присылать не надо. У нас есть замечательная съемка, фотографии мы вам по почте пришлем.
  • — А заголовок? — интересуюсь на всякий случай.
  • — Надо? — И эта реакция кажется абсолютно серьезной.

Вернувшись в редакцию, мне по старой памяти следовало бы написать текст. Но формулировалось лишь заявление об уходе: в своей электронной почте я обнаружила готовое интервью — с заголовком и отчетно-предвыборными фотографиями. Я предпочла клавишу Delete].

Теперь переходим ко второму этапу: изучение публикаций о собеседнике и составление вопросов. Допустим, собеседник — известный человек, который уже много раз давал интервью. В этом случае берем интервью, вышедшие за последние несколько лет. Нас интересует следующее:

  • 1. Истории из своей жизни, рассказанные этим человеком. В интервью можно будет либо просить их продолжения и новых подробностей, либо, наоборот, сразу переводить разговор на другую тему, если собеседник сам начнет их рассказывать, так как читатели скорее всего об этих историях уже знают. Главное — чтобы ваше интервью не повторяло уже опубликованные.
  • 2. Высказывания собеседника по ключевым темам. Если эти высказывания чересчур радикальные, спорные, можно будет спросить, почему собеседник так думает. Если в ходе интервью он вдруг скажет что-то противоположное, спросим, почему он изменил свое мнение. Пусть оправдывается. Конфликт беседу всегда оживляет. [2]

Собрав информацию, переходим к составлению вопросов. Вопросы должны, с одной стороны, соответствовать интересу аудитории к собеседнику (журналист подбирает те вопросы, которые задали бы читатели, будь они на его месте), с другой стороны — не повторять уже заданные вопросы в других интервью. Кроме того, заготовленных вопросов и тем, которых они касаются, должно быть в полтора-два раза больше, чем предполагается задать и затронуть в интервью. Это сделано для страховки — всегда возможна ситуация, когда ожидания по поводу какой-либо темы не оправдаются, и тогда пригодятся вопросы по другим темам.

Случай из практики. Однажды журналистка начала интервью с политологом с вопроса «Вы сказали, что...» «Я такого не говорил. Это журналисты мне приписали», — огрызнулся политолог. Так одной темой в интервью стало меньше.

На списке вопросов подготовка к интервью не заканчивается. Журналист продумывает, что собеседник мог бы ответить на каждый из вопросов. В норме журналист должен идти на интервью не только со списком тем и вопросов, а с «деревом» заготовленных дополнительных вопросов, которые можно будет задавать при различных поворотах разговора. Разумеется, записывать все варианты вопросов и ответов не нужно, но держать в голове — обязательно. Не зря же артисты говорят, что самый лучший экспромт — подготовленный.

При активной подготовке есть риск, что журналист станет пленником собранного им материала. Чужое восприятие человека нередко передается из одного портрета в другой. Неточности, легенды и ошибочные факты повторяются и со временем даже усугубляются в статьях и передачах. Постепенно герой интервью превращается в некую мифическую, созданную другими фигуру, и журналист подпадает под влияние предубеждений, субъективных и ложных представлений о человеке, и тогда ему уже неважно, что же в действительности говорит или делает тот, о ком он собирается рассказать. Одно из важнейших правил при работе интервьюера — избавиться от бремени предвзятых представлений[3].

Рассмотрим другую крайнюю ситуацию. Времени на подготовку у журналиста нет, так как необходимость взять интервью возникла срочно. Журналист отправляется к собеседнику (или звонит ему по телефону) и ничего или почти ничего про предмет разговора не знает. В таком случае поможет так называемый GOSS-метод (от англ. Goal — цель, Obstacle — препятствие, Solution — решение, Start — начало), который разработал профессор журналистики из Университета Невады ЛаРуе Гиллеланд (LaRue Gilleland). Метод заключается в том, что журналист последовательно задает вопросы о том, чего персонаж хочет добиться, что ему мешает этого достичь, как он преодолевает препятствия и когда планирует получить результат.

ЛаРуе Гиллеланд приводит примерный перечень таких вопросов.

Вопросы о цели:

Что вы хотите сделать?

Какова цель вашей организации?

Чего вы на самом деле хотите?

Если бы у вас была возможность сделать лишь одно великое дело в своей жизни, что бы вы сделали?

Вопросы о препятствиях:

Что вам мешает?

С какими проблемами вы столкнулись?

Почему вы не смогли этого сделать?

Почему вы этого не делаете?

Зачем вы вообще влезли в это дело?

Вопросы о решении:

Что вы собираетесь делать по этому поводу?

Как вы решаете эту проблему?

Существует ли возможность справиться с этим?

Как вам это удалось?

Как вы на это решились?

Вопросы о начале действия:

Когда программа начала действовать?

Чья это была идея?

Когда вы ожидаете получить первый результат?

Когда проблема будет решена?[4]

GOSS-метод универсален, так как любой человек к чему-то стремится, что-то ему мешает, как-то он это пытается преодолеть и к какому-то времени рассчитывает получить результат. Даже если ограничиться только одной темой и задать по каждой части разговора (цель, препятствие, решение, старт) по одному основному и двум-трем дополнительным вопросам, этого будет достаточно для интервью объемом две машинописные страницы.

  • [1] Исключение — например, интервью с президентом, где соблюдение согласованных тем и вопросов более жесткое.
  • [2] Правила игры диктует редактор отдела финансов Елизавета Голикова // Коммерсант. 2011. 18 августа.
  • [3] 2 Фихтелиус Э. Новости. Сложное искусство работы с информацией / пер. со швед. В. Менжун. М. : МедиаМир, 2008. С. 117—118.
  • [4] Patterson В. R. Write to be read. A practical guide to feature writing. Ames : The IowaState University Press, 1986. P. 50-51.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы