Репортажные элементы в интервью

Готовя интервью для прессы, журналист вынужден ограничиваться передачей слов собеседника и опускать то, как эти слова были сказаны, как вел себя собеседник и в каких условиях проходил разговор. Чтобы устранить этот недостаток, некоторые издания практикуют промежуточный жанр «интервью-репортаж», когда журналист описывает сам процесс беседы. Вот начало интервью корреспондентки журнала «Русский репортер» Марии Ахмедовой с бывшей солисткой группы «Тату» Леной Катиной:

— Мне до сих пор снится эта школа, этот дом и этот район.

Идет дождь. Воскресенье. Школьный двор. Он пуст. Двери школы закрыты. Лена крутит в руках зонтик с разноцветными полосками.

— Зимой мальчишки здесь девчонок снежками закидывали. Выходишь из школы — и бум-бум-бум. А я выходила — они: «Тихо! Катина идет!» Я с ними дружила. У меня всегда с собой были и запасная ручка, и карандаш, и замазка. Я мальчишкам дневники заполняла, поля разлиновывала.

Дверь открывается. Выходит охранник.

  • — Школа сегодня не работает. Здесь стоять не положено. Приходите в понедельник.
  • — А Галина Алексеевна еще директор? — спрашивает его Лена.
  • — Нет, — отвечает он и оттесняет ее со двора.
  • — Охранники меняются постоянно, — говорит Лена. — Они прежних учеников уже не узнают.

В тонком пальто, в сапогах на плоской подошве, если не приглядываться — среднестатистическая москвичка. Охранник мог бы узнать в ней звезду еще недавно такой популярной группы «Тату», но не узнает.

  • — В одиннадцатом классе у нас вышел первый клип, мы собрались в актовом зале, и там его показывали всей школе. «Я сошла с ума».
  • — И как?
  • — Ну, так... Я стала звездой, за мной начали бегать младшеклассники: «Лена, Лена, можно с тобой сфотографироваться?»
  • — Тебе завидовали? — спрашиваю я. Мы медленно продвигаемся вглубь многоэтажек.
  • — Одноклассницы всегда меня недолюбливали[1].

Подобная форма подходит главным образом для больших портретных интервью. Обычно журналист гуляет с собеседником и описывает эту прогулку, а также реакцию собеседника на события прогулки и на некоторые вопросы.

Иногда репортажный фрагмент вставляют в начало текста. Например, как в этом интервью с ученым Сергеем Капицей, которое он дал незадолго до своей смерти:

Первое, что я вижу, зайдя в дом, —только что закатанные соленья, банок двадцать помидоров и огурцов. Здесь много-много комнат. Десять?

Пятнадцать? Даже не пытаюсь сосчитать. Дом настолько большой и запутанный, что члены семьи Капицы не могут мне однозначно сказать, здесь он или нет:

  • — Я его с утра не видела. Наверное, уехал...
  • — Да куда он мог уехать?! Поищите лучше в доме...

В итоге нахожу знаменитого ученого и телеведущего в одной из маленьких комнат на втором этаже. Здесь все предельно скромно. Главный предмет интерьера—забитые книгами самодельные полки, сколоченные из досок. На столе ноутбук Acer с четырнадцатидюймовым экраном. Не менее скромный принтер. В углу монашеская деревянная кровать, на которой сидит Сергей Петрович в старомодных брюках и сорочке.

  • — Здравствуйте, я журналист, пришел у вас интервью брать...
  • — Ну, берите, раз вам надо.

Говорить с Капицей было тяжело. Он чувствовал себя неважно, быстро уставал от разговора, терял смысловую нить. Порой задаешь очередной вопрос, а он, не обращая на него внимания, продолжает отвечать на предыдущий, а то и вообще начинает говорить на совсем другую тему. <...>

  • — Давайте начнем с самого очевидного вопроса. Вы начали заниматься наукой еще при Сталине и продолжаете работать уже при третьем сроке Путина. Вы знакомы с тысячами ученых, десятками нобелевских лауреатов. Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее состояние российской науки?
  • — Она в плохом состоянии — единственное, что можно сказать.
  • — Ну а если подробнее...
  • — Наша наука находится в процессе реорганизации, перестройки. И еще: она очень неравномерна.
  • — Что значит «неравномерна»?
  • — У нас есть части, которые более-менее благополучны, а есть части, которые находятся в очень печальном состоянии[2].

При использовании репортажных элементов в интервью нужно учитывать, что они радикально увеличивают объем. Поэтому нужно контролировать смысловую плотность материала и не допускать загромождения текста малозначительными подробностями.

  • [1] Никогда не забуду // Русский репортер. 2012. 24 января.
  • [2] Последний мудрец // Русский репортер. 2012. 23 августа.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >