Композиция очерка

Как правило, очерк строят по хронологии описываемых в нем событий с использованием изложенной выше структуры драмы (экспозиция — завязка — сюжет — кульминация — развязка). Текст может охватывать всю жизнь персонажа, часть его жизни либо какую-то ситуацию, в которой персонаж оказался. Последнее касается такой разновидности очерков, как «судебный». Особенность судебного очерка — показ случившегося глазами главного героя, описание не только его действий, но также мыслей и ощущений.

На судебных очерках специализируется обозреватель газеты «Московский комсомолец» Ольга Богуславская. Вот как начинается ее текст про мужчину, которого бывшая сожительница отправила в тюрьму из-за того, что он отказался на ней жениться:

В 1982 году Армен Грачикович Багдасарян познакомился с москвичкой по имени Надежда, женился на ней и приехал с Кавказа покорять столицу. С распростертыми объятиями встречен не был, но он на это и не надеялся. Багдасарян устроился в ЖЭК слесарем и честно отработал там за квартиру. В браке с Надеждой стал отцом двух сыновей. Потом они развелись, но остались большими друзьями. Достаточно сказать, что к моменту, о котором идет речь, Армен Грачикович жил в квартире своей бывшей жены: в одной комнате он, а в двух других — бывшая жена со вторым мужем и ребенком, а также ее сестра.

Так вот, в 1996 году Армен Багдасарян развелся с Надеждой и в 2006-м женился на женщине, с которой был знаком 16 лет. Какое-то время они вместе работали, потом у них был совместный бизнес. У второй жены были две дочери, которые тепло относились к Армену и обрадовались, когда мама вышла за него замуж.

Приблизительно в это же время, то есть летом 2006 года, Багдасарян увидел на остановке автобуса свою знакомую Наталью Максакову. Он подвез ее к метро, а по дороге узнал, что она развелась с мужем и теперь живет с дочерью. Поговорили, обменялись телефонами и поехали по своим делам. В сентябре Максакова позвонила ему. Был поздний вечер. Наталья сказала, что они с подругой хотят поужинать в ресторане. Он приехал, отвез дам в ресторан, где они весело провели время. С той поры Наталья стала ему звонить, и они, как принято говорить в подобных случаях, стали встречаться. Да, вот так: по выходным он ездил к жене, которая жила в Подмосковье, а всю неделю встречался с Максаковой.

Надо сказать, что очень скоро их дружба переросла в почти супружеские отношения. Багдасарян давал Наталье 3—5 тысяч рублей в неделю, покупал продукты, одежду, золотые украшения, водил ее с дочерью в зоопарк и в рестораны, нашел ребенку няню. А одно время, когда Наталья поссорилась с матерью, даже забирал девочку из детского сада[1].

После экспозиции идет завязка — женщина решила наказать бывшего любовника. Повествование продолжается все так же по хронологии:

В декабре 2006 года дочь Натальи, Вера (имя ребенка изменено. —Лет.), рассказала няне о том, что они с мамой и папой ходили в кафе и мама целовалась с папой. Няня рассказала об этом Багдасаряну. Наташа все отрицала, но он понял, что она встречается с бывшим мужем, и попросил ее больше ему не звонить. Перед Новым годом она все же позвонила, сказала, что ей очень плохо, они помирились и поехали в дом отдыха в Переславль-Залесский. Потом они втроем махнули в Крым. А в конце января Багдасарян, Наталья и ее 7-летняя дочь отправились в Египет. Стоит ли говорить, что за все эти радости платил Багдасарян.

Как в Крыму, так и в Шарм-эль-Шейхе жили они в одной комнате. Вера спала с мамой на большой кровати, а он — на другой. Со слов Багдасаряна, в отеле бывали вечеринки. Он пошел туда всего один раз и понял, что Наталья уже познакомилась с какими-то мужчинами. На другой день он увидел, что Наталья на детской площадке пьет со своими новыми знакомыми. Он подошел и спросил, что происходит. Она ответила, что ей не хватает общения. И тогда Багдасарян сказал, что по возвращении в Москву они расстанутся.

Как сказал, так и сделал. Не приходится сомневаться, что он влюбился в привлекательную блондинку, но жениться на ней он не собирался, а ее это не устраивало. По словам Багдасаряна, Наталья постоянно говорила об этом. И такой финал не входил в ее планы.

Дальше персонаж начинает действовать — сообщает о преступлении, которого не было:

И 3 февраля 2007 года Наталья Максакова обратилась в следственный отдел по Зюзинскому району СУ СК при прокуратуре Москвы с заявлением о том, что А. Г. Багдасарян совершил насильственные действия сексуального характера в отношении ее малолетней дочери Веры. Максакова сообщила, что после возвращения из Египта девочка рассказала бабушке, что «каждый раз после того, как Багдасарян забирал ее из детского сада, привозил к себе, раздевал ее, раздевался сам, садился на нее и имитировал половой акт, заставлял брать его половой член в рот, засовывал пальцы в ее половые органы»... Также Вера рассказывала, что Багдасарян сначала включал по телевизору фильм порнографического характера... после этого совершал вышеуказанные действия. Также Вера рассказывала, что в комнате присутствовал старший сын Багдасаряна... При этом, со слов Веры, Багдасарян запугивал ее, говорил, что если она расскажет кому-нибудь об этом, он убьет маму и бабушку... Багдасарян совершал указанные действия ежедневно, в период времени, когда забирал ее из детского сада, у него дома... То же самое он делал с ней на отдыхе в Египте, когда

Максакова Наталья была в ванной... После этого Максакова Наталья Анатольевна подала заявление в милицию, обратилась в психологический центр «Озон».

Но вначале побеждает добро — дело закрывают:

1 июня 2007 года было возбуждено уголовное дело. А 27 июля 2008 года старший следователь СО по Зюзинскому району В. В. Касаткин вынес постановление о прекращении уголовного преследования А. ГГ Багдасаряна. И вот почему.

Во-первых, в результате проведения судебно-медицинской экспертизы выяснилось, что не нарушена девственная плева и нигде не имеется никаких повреждений. Это полностью опровергает все, что рассказала Вера.

Во-вторых, провели допросы Багдасаряна и Максаковой с использованием полиграфа. Исследование проводилось на Петровке. И было установлено, что А. Г. Багдасарян отвечал на вопросы правдиво. Согласно заключению эксперта, он вел себя адекватно, на поставленные вопросы отвечал четко и не задумываясь, сердцебиение было в норме, невротические реакции отсутствовали. А вот Наталья Максакова оказывала противодействие.

Из показаний Е. В. Гавриловой, которая в ходе расследования этого дела осуществляла оперативное сопровождение: «Два вопроса четко показали, что она хотела привлечь Багдасаряна к уголовной ответственности по тяжкой статье из мести... Также у Н. А. Максаковой во время проведения процедуры было сильно нарушено сердцебиение, начались невротические реакции, тремор подбородка. Также при изучении допросов иных лиц, проходящих по делу, установлено, что Н. А. Максакову характеризуют как человека, злоупотребляющего алкоголем, как человека, склонного к беспорядочным половым связям, корыстного, мстительного и злопамятного. Также мною была получена оперативная информация о том, что Максакова хотела привлечь к уголовной ответственности своего дядю с целью завладения имуществом».

И в-третьих, из заключения судебно-психиатрической экспертизы следует, что Вера признаков патологического фантазирования не обнаруживает, «однако следует отметить, что в силу естественной для данного возрастного периода личностной незрелости для нее характерны ведомость и зависимость от мнения авторитетного взрослого». А таким взрослым для девочки, безусловно, является ее мать, Наталья Максакова.

Однако затем ситуация разворачивается в другую сторону — невиновный опять становится обвиняемым:

Однако спустя без малого два года (!) первый заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Москве отменил это решение. Почему? Не устранены противоречия между показаниями потерпевшей, ее матери и Багдасаряна.

Так дело вернулось на новое расследование с указанием провести исследования Максаковой и Багдасаряна на полиграфе.

Это исследование провел И. Нестеренко, уже известный читателям «МК» по истории с Владимиром Макаровым. Он-то и вывел Армена Багдасаряна на чистую воду. И самое главное: на помощь пришли высшие силы. К изобличению Багдасаряна следствие привлекло и ясновидящую С. А. Волхонскую.

9 ноября 2010 года и.о. Зюзинского межрайонного прокурора Москвы Е. Сидоров утвердил обвинительное заключение по обвинению Армена Багдасаряна в насильственных действиях сексуального характера в отношении 7-летней Веры, и дело направили в суд.

Дальше следует кульминация — суд находится перед выбором, отправлять ли в тюрьму человека при весьма сомнительных доказательствах его вины:

В суд было представлено экспертное заключение одного из ведущих специалистов России по полиграфу, Я. В. Комиссаровой, которая уже не раз обращала внимание правоохранительных органов на то, что у И. Нестеренко нет специальной подготовки, документы, подтверждающие его квалификацию, вызывают огромные сомнения, и поэтому он не имеет права проводить исследования на полиграфе. Кроме того, он использует устаревшую и не оправдавшую себя методику 80-х годов. Нестеренко ответил, что «единственной апробированной и приемлемой методикой является та, которую он указал в своем заключении».

И развязка — невиновного осудили:

Из приговора: «Суд считает необходимым дать оценку заключениям специалиста Я. Комиссаровой... Выводам Я. В. Комиссаровой суд не доверяет, поскольку заключение специалиста противоречит выводам судебной психофизиологической экспертизы, проведенной А. Г. Багдасаряну, показаниям эксперта Нестеренко, показаниям потерпевшей Трофимовой, показаниям ее законного представителя Максаковой». То есть Комиссарова не заслуживает доверия, так как ее выводы не соответствуют выводам, сделанным Нестеренко во время проведения психофизиологической экспертизы. Иначе говоря, деятельность Нестеренко признана эталонной.

21 апреля 2011 года Зюзинский районный суд Москвы признал Армена Грачиковича Багдасаряна виновным и приговорил к лишению свободы сроком на 10 лет с отбыванием в колонии строгого режима.

Багдасаряна взяли под стражу в зале суда.

Завершается текст авторским комментарием:

Сегодня ученые считают, что наши знания о памяти можно сравнить со знаниями о черных дырах и темной энергии. Знаем, что память существует, но не можем объяснить, как она устроена. Поэтому полиграф — при условии научной оценки психофизиологических реакций — может определять лишь относительную значимость предъявляемых стимулов, то есть регистрировать ответ человеческого организма на упоминание о том, что для него важно. Вот пока и все. А вот оценка зарегистрированных данных целиком и полностью на совести эксперта.

Поэтому положить в основу приговора сомнительную экспертизу, проведенную сомнительным специалистом, — значит признаться в том, что других доказательств ни следствие, ни суд добыть не сумели.

Дело Багдасаряна, как и прогремевшее на всю страну чудовищное дело по обвинению Владимира Макарова, свидетельствует о том, что в нашей стране началась кампания под названием «охота на педофилов» — во исполнение желания президента Медведева как можно скорее с ними разобраться. Желание похвальное, но в силу предельной сложности расследования подобных дел суды начали отправлять за Мо- жай ни в чем не виноватых людей.

Что же касается И. В. Нестеренко, похоже, стахановский труд с применением полиграфа превратился для пенсионера МВД в прибыльный бизнес. И поэтому в разгар гона на педофилов нужно как можно скорей проверить все дела, в которых принимал участие Нестеренко, а также наконец поинтересоваться его биографией. Возможно, узнаем много интересного.

А судьба Армена Багдасаряна теперь в руках вышестоящего суда.

Обратите внимание, что в качестве источников информации в тексте упоминается только приговор суда. Все остальные сведения даны без ссылки на источник и представлены как авторская догадка. Выводы также даны от лица автора, а не экспертов. Таким образом, очерк позволяет описать ситуацию, используя минимум материала.

  • [1] См.: URL: http://www.mk.ru/social/article/2011/09/21/625799-poligraf-poymal-pedofila.html.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >