Профессионализм журналиста

Признак профессионала в любой сфере деятельности — стабильность качества работы. Хороший, годный к публикации материал может написать и человек, никогда не занимавшийся журналистикой. Но нет никакой гарантии, что годными к публикации будут его следующие тексты. В случае же с профессиональным журналистом такая гарантия есть, потому что его материалы соответствуют принятым в журналистике стандартам. Владение этими стандартами и есть первый признак профессионализма. Второй признак — это понимание того, насколько нужно доводить или не доводить до совершенства свой материал, исходя из имеющихся ресурсов. Профессионал должен уметь подготовить и отличный текст за три дня, и удовлетворительный за три часа. Того же, кто способен только на что-то одно, в полной мере считать профессионалом нельзя.

Как оценить, насколько один журналист более профессионален, чем другой? Никакой единой шкалы, никакого общепринятого критерия в журналистике не существует, в отличие, к примеру, от спорта, где есть разряды. Поэтому оценить уровень журналиста можно лишь набором показателей. Ниже представлены некоторые из них. Рекомендую воспользоваться ими, чтобы отметить для себя, каков ваш нынешний профессиональный уровень и в какой мере он повышается.

1. Доля сложных и эксклюзивных тем

Сложные темы, в отличие от простых, требуют глубокого понимания происходящего. Например, одному журналисту известие об отставке чиновника ничего не скажет. Другой же сообразит, что речь идет о борьбе конкурирующих бюрократических группировок либо о начавшемся переделе рынка. Потому что другой журналист — в курсе происходящего. Благодаря знанию взаимосвязей он способен извлечь из того же сообщения гораздо больше сведений, чем первый.

Часто информация, которую получает журналист, — это фрагмент какого-то большого разговора, который ведут между собой ньюсмейкеры. И задача журналиста — восстановить по фрагменту весь разговор или хотя бы часть его.

Увеличение доли сложных тем — признак того, что журналист переходит с уровня обычного корреспондента на уровень эксперта. Как ускорить этот переход? Нужно жить той сферой, которую вы освещаете. Когда в свободное время вы читаете профильные сайты и форумы, а на прогулке обдумываете прочитанное, сложные темы начнут сами приходить в голову. Здесь действует одно из определений любви как способности бескорыстно отдавать. Отдавайтесь полностью своей тематике, занимайтесь ею безотносительно к тому, сколько вам в данный момент платят за вашу работу, и очень скоро вы сможете делать то, чего не умеет подавляющее большинство ваших коллег.

Эксклюзивные темы ценятся в редакции гораздо выше общих, которые присутствуют на новостных лентах и известны конкурентам. Регулярно узнавать о чем-то первым — высший пилотаж в журналистике. Идеальный вариант — когда журналист при поиске тем вообще не ориентируется на новостную ленту, а исходит из своей картины происходящего, возникшей после получения информации от своих, опять же эксклюзивных источников.

Если журналист в состоянии регулярно поставлять в редакцию эксклюзивные темы, ему можно больше ничего не делать. Этого будет достаточно, чтобы платить ему большую зарплату и ценить такого сотрудника больше, чем многих других. Написать текст, как правило, гораздо проще, чем добыть тему, которой ни у кого другого нет. [1]

ского переулка, по соседству с которой живет Алла Пугачева, а раньше жил Георгий Вицин. В результате текст я написал по той информации, что собрал сам, а из шести сданных стажерками страниц в материал вошли три фразы[2]. Хотя перед началом работы мы находились в равных условиях — ни я, ни стажерки этой темой раньше не занимались.

Объем и качество извлекаемой информации у разных журналистов будут отличаться и применительно к теме, как в приведенном выше примере, и применительно к ситуации, в которой оказался журналист. Например, одному журналисту будет достаточно нескольких минут наблюдений, чтобы затем написать репортажный фрагмент, раскрывающий суть и атмосферу происходящего. Другой же из этой сцены не сумеет извлечь ничего или почти ничего. Например, приглашенная на вступительную часть совещания президента Медведева с правительством журналистка одной из московских газет затем написала увлекательный репортаж о двухминутном общении премьер-министра Владимира Путина с другими членами правительства перед началом совещания. Поздоровавшись, Путин выслушал просьбы и тут же выдал рекомендации, решив сразу ряд вопросов. И он, и другие министры произносили лишь по несколько слов, но по ним журналистка смогла понять, о чем идет речь.

То же самое касается эффективности общения с ньюсмейкером, которая измеряется как объемом полученной информации, так и количеством годных к публикации цитат. При общении с одними и теми же людьми в сходных ситуациях результаты часто различаются весьма сильно. Одному журналисту удается подвести собеседника к хорошим фразам, а от другого ньюсмейкер отделывается дежурными банальными ответами.

Извлечение информации можно сравнить с добычей металла из руды или синтезом бензина из нефти. Чем лучше технология, тем больше полезного вещества можно получить из одного и того же объема сырья. Так и в журналистике: чем выше профессионализм, тем эффективнее можно использовать каждую из ситуаций.

3. КПД использования информации

Аббревиатура КПД (коэффициент полезного действия) взята из физики, где означает долю полезной работы в общих затратах энергии. В журналистике же КПД использования информации — это отношение опубликованной информации к собранной. Профессионал всегда делает минимум движений в своей работе. Начинающие журналисты нередко собирают множество данных, ведут долгие беседы с ньюсмейкерами, а затем в текст из всего этого идет одна цифра и одна реплика. То есть работа, которую можно было бы сделать за несколько минут, делается несколько часов.

Грамотный журналист изначально понимает, какая информация и в каком объеме пойдет в текст, и поэтому не будет тратить усилия на сбор того, что не будет опубликовано. Однако минимизация усилий вовсе не означает поверхностное раскрытие темы. Если журналисту нужно поговорить с десятью людьми и изучить полсотни документов ради того, чтобы доказательно утверждать, что некто что-то украл, это не излишние усилия, а наоборот, профессиональная и качественная работа. Если бы информации было собрано меньше, утверждать факт кражи было бы нельзя.

Сбор информации — процесс диалектический. С одной стороны, профессионалу уже вначале понятно, какой будет статья и какая информация для нее потребуется. С другой стороны, по мере сбора информации появляется новое понимание темы, которое требует иной информации для раскрытия. Кроме того, чем больше информации набирает журналист, тем увереннее он ориентируется в теме и тем весомее его выводы. К тому же гораздо лучше иметь возможность выбрать из нескольких цифр, цитат и историй наиболее яркие и характерные, а не публиковать то единственное, что удалось найти. Но в то же время такой сбор информации может затянуться до бесконечности, и в какой-то момент журналисту нужно волевым решением это прекратить.

4. Широта контактов

Под широтой контактов подразумеваются три вещи:

  • • наличие прямых мобильных телефонов ньюсмейкеров;
  • • личное знакомство с ньюсмейкерами, позволяющее рассчитывать на более глубокое и доверительное общение;
  • • наличие инсайдеров, готовых предоставлять информацию «для служебного пользования».

Методика работы с источниками информации описана в предыдущей главе. Здесь же следует обратить внимание на градации внутри каждой из категорий. Например, добыть мобильные телефоны оппозиционных активистов очень легко. Обычно они сами указывают номера своих мобильников в пресс-релизах. Сложнее — с мобильниками близких к власти политических лидеров и депутатов Госдумы. Еще сложнее — с чиновниками из исполнительной власти, министрами и начальниками департаментов правительства и управлений администрации президента. Прямых мобильных телефонов российского президента и премьер-министра скорее всего ни у кого из журналистов нет. А вот общаться с их помощниками некоторым удается (например, корреспонденты газеты «Ведомости» имели прямой выход на помощника президента Медведева по экономике Аркадия Дворковича).

Личное знакомство также бывает разного уровня. Одно дело, когда вас просто знают по имени и здороваются за руку, и другое, когда ньюсмейкер вам первому позвонит и сообщит о чем-то. Либо при вашем звонке расскажет больше, чем рассказал бы другому, с кем также здоровается за руку. Что же касается инсайдеров, то они различаются и по возможности доступа к интересующей журналиста информации, и по готовности эту информацию сообщать: рассказать о существовании документа, пересказать содержание документа и передать журналисту копию документа — это очень разные вещи.

5. Скорость написания текстов

Чем профессиональнее журналист, тем быстрее он пишет. Для штатного сотрудника ежедневной газеты два-три часа на полуторастраничную расширенную новостную заметку — это норма. Также норма — писать без черновиков и сразу понимать, какая информация в какую часть текста пойдет. Если текст пишется в одном из рассмотренных в данной книге жанров, то можно использовать представленные здесь шаблоны и композиционные схемы (см. гл. 2—7). Тогда написание текста сведется к заполнению матрицы и вопросы «Какая информация нужна?» и «В каком порядке информацию подавать?» отпадут сами собой.

Особенно четко уровень профессионализма проявляется, когда текст нужно сдать в сжатые сроки. Когда счет идет на минуты, резерва времени нет, и лишнее действие приведет к пропуску дедлайна. Журналист, как проходящий дистанцию спортсмен (бегун или лыжник), должен чувствовать, укладывается ли он в график. Разумеется, при повышении скорости вероятность ошибок также будет возрастать. Но чем быстрее можете вы работать при сохранении приемлемого уровня качества, тем выше ваш профессионализм.

6. Умение писать сложные тексты

Здесь учитывается способность журналиста готовить материалы в сложных журналистских жанрах, таких как большое интервью, специальный репортаж, трендовая статья и портрет. Обычно этими жанрами овладевают уже после того, как освоили более простые жанры, такие как новостная заметка и репортаж. Иногда в редакциях происходит разделение труда: одни журналисты готовят только простые материалы, другие, более квалифицированные, — только сложные.

Критерии профессионального уровня здесь — стабильность качества (нередко бывает, что сложные материалы даже у штатного сотрудника издания получаются через раз), а также скорость. От журналиста требуется быстро вникать в описываемое явление и творчески подходить к его подаче.

В журналах тексты обычно более сложные, а требования к глубине, эксклюзивности и оригинальности подачи выше, чем в газетах. Поэтому начинать карьеру лучше в газете, а в журнал переходить уже после освоения газетных жанров. Если же начинать с журнала, то велик риск, что неплохие (по газетным меркам) материалы в журнале будут отвергаться, что может вогнать автора в психологический и творческий кризис.

7. Время, необходимое на редактирование ваших текстов, и объем правки

Материалы начинающих журналистов редакторы обычно правят долго, вплоть до переписывания (подробнее о видах редактирования читайте в главе 10). Материалы профессионалов — только просматривают, лишь изредка что-то исправляя. Между этими полюсами находятся остальные журналисты, чьи тексты хоть и не переписываются, но выходят с большим или меньшим количеством правки.

Чтобы оценить свой уровень, нужно измерить время, которое редактор тратит на правку вашего текста, а также сравнить опубликованной текст с тем, который вы сдали. Чем больше похожи тексты, тем лучше вы работаете. Вкусовая и косметическая правка допустима, но если из раза в раз редактор затрагивает структуру и композицию вашего текста, удаляет, добавляет или переставляет целые блоки информации, значит, вы еще не научились писать кондиционные тексты в соответствии с требованиями этого издания.

Высшим уровнем мастерства мог бы стать отказ от редактирования текстов данного журналиста. Но практика показывает, что в редактировании нуждаются все тексты. Хотя бы ради взгляда со стороны в противовес «замыленному» взгляду погруженного в тему автора.

  • [1] Объем и качество извлекаемой информации Приведу пример из своей практики. Однажды мне поручили написатьтекст про особенности жизни в центре Москвы. Вначале я поручил сборинформации четырем стажеркам: попросил их пообщаться с жителямистоличного центра и выяснить особенности их быта. Стажерки ходили,общались и принесли банальности, такие как «жить в центре хорошо»,но «много людей во дворе ходит, которые здесь не живут». Тогда информацию взялся собирать я. И нашел одну семью, квартира которойграничила с крышей бывшего винзавода, и жильцы ходили загоратьна эту крышу. Нашел другую семью, в подвале дома которой был гей-клуб, а на первом этаже — отделение милиции. И милиционеры вместес жильцами боролись с гей-клубом, потому что в клубе до утра шлидискотеки, не давая никому спать. Нашел третью семью, которая жилав коммуналке в километре от Кремля, потому что соседка-пенсионеркани в какую не хотела уезжать из комнаты, где она прожила всю жизнь.Все остальные квартиры давно выкупили богачи, и охрана регулярноотказывалась пускать в подъезд жильцов коммуналки: слишком сильноте отличались от остальных соседей. Нашел четвертую семью из арбат-
  • [2] В центре всех проблем // Новые Известия. 2011. 30 марта.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >