Социальное государство

Социальное государствоэто организация публичной политической власти, деятельность которой направлена на обеспечение достойного образа жизни граждан, это государство формирующих.

Принципами социального государства являются:

  • — обеспечение социальной справедливости, выражающееся в создании условий жизни, признаваемых справедливыми со стороны большинства граждан государства;
  • — сочетание государственной заботы о гражданах и социальной активности самих граждан;
  • — обеспечение «минимума человеческого достоинства» в отношении социально незащищенных групп населения.

В качестве основных целевых установок функционирования социального государства следует рассматривать социальную стабильность, социальный баланс и, как следствие, низкий уровень социальной конфликтности, социально-активную личность, выступающую в качестве основополагающей ценности и вместе с тем объекта целевого воздействия социального государства.

Социальная стабильность

В любом государстве (социальное государство исключением не является), стабильность социальных отношений рассматривается в качестве базового условия, с которым связываются все остальные производные виды социальной жизнедеятельности. В качестве факторов, обеспечивающих социальную стабильность, следует рассматривать сильную власть, единую правовую систему, уважительное отношение к позитивному праву, стабильную (суверенную) экономику.

Сильная государственная власть — в данном контексте «сила власти» — связывается, прежде всего, с наличием эффективного механизма государственных гарантий по реализации правовых предписаний, а также юридической ответственности за их нарушение. При этом сильной может считаться такая власть, которая на практике обеспечивает претворение в жизнь издаваемых от имени государства законов. Иными словами, сильная власть — это власть, с одной стороны, реальная, а с другой, функциональная. Реальность власти означает, что власть имеет формальное выражение (аппарат), эффективный инструментарий и, что тоже немаловажно, народное признание (легитимацию). В свою очередь, функциональный характер власти означает, что властное воздействие на общественные отношения необходимо не только и не столько для существования самих властных структур (направленность власти на самосохранение), сколько для решения наиболее значимых для сохранения социума проблемных вопросов.

Единая правовая система, в рамках которой обеспечивается взаимодействие и непротиворечие нормативных регуляторов всех уровней. Данный тезис означает, что в государстве объективное право, выраженное в законодательстве, не должно вступать в противоречие с юридической практикой реализации субъективных прав, разрешения спорных ситуаций, осуществления мер юридической ответственности. В рамках единой правовой системы недопустимо наличие двойных стандартов: «право для всех» и «право для избранных».

Уважительное отношение к праву на всех уровнях социальной организации. В основу правомерного поведения положены два основных фактора: уважение к праву и осознание общесоциальной и индивидуальной полезности правомерного поведения и страх перед наказанием за поведение, противоречащее правовым установкам (нормам права). При этом если для подвластных право может выступать и в качестве стимула (жить по праву полезно для самого субъекта и для тех, кто его окружает), и в качестве ограничителя (нарушать право нельзя, так как за правонарушение предусмотрено наказание), то для самой власти сама возможность подвергнуться наказанию за правонарушение, а следовательно, и страх перед наказанием, минимизированы. Если же страх отсутствует, то подчинение себя праву может носить только добровольный характер (состояние самоограничения правом). При этом до тех пор, пока власть не поймет жизненную важность правового самоограничения, правомерное поведение, общественный правопорядок и основанная на этом правопорядке стабильность общественных отношений будут связываться у подвластных преимущественно со страхом перед возможным наказанием за поведение, квалифицируемое властью в качестве противоправного. В подобной ситуации правопорядок не может быть стабильным, поскольку тогда, когда страх утрачивает свое значение в качестве сдерживающего фактора, а реального уважения к правовым регуляторам у представителей общественной организации не выработано, официальное право утрачивает верховенство и замещается неправовыми регуляторами (прежде всего криминальными, поскольку криминальное принуждение представляет собой своеобразный аналог государственного).

Стабильная экономика. Материальную основу стабильного социума представляет стабильная сбалансированная экономика. Причем тип экономики в данном случае особой роли не играет. Более того, командно-административная экономика более стабильна, нежели рыночная, другой вопрос, что первая не в пример более инертна, нежели вторая.

Социальный баланс

Социальный баланс — это:

  • — официальное признание факта социальной расслоенное™ (стратификации); создание теоретической модели взаимодействия различных общественных групп — стратов;
  • — выделение социальных групп, не обладающих самостоятельными возможностями (дееспособностью) в сфере реализации права на человеческое достоинство (инвалиды, нетрудоспособные пенсионеры, лишенные родителей малолетние дети, лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы, больные СПИДом и туберкулезом и т. п.). В отношении названных групп следует осуществлять комплексные программы социализации, основной задачей которых является преодоление взаимного отчуждения названных лиц и «нормального общества»;
  • — разумная пропорция между производительным и непроизводительным секторами (с одной стороны, те, кто датируется из государственного бюджета, — кроме перечисленных категорий, к ним относятся учителя, врачи, военные, милиция и т. п., а с другой стороны, те, кто государственный бюджет формирует);
  • — ограничение криминалитета до социально безопасного уровня;
  • — обеспечение территориальной целостности.

Социально-активная личность

В социальном государстве происходит переход от установки тоталитарного государства — «государство — мы», в котором к идеологическому концепту «государство — я», предполагающему осознание гражданином себя как маленькой, но вместе с тем самозначимой частицы государства, от которой в определенной степени зависит жизнь этого государства сегодня и завтра. Данный концепт предполагает, что, во-первых, делая лучше себя и воздействуя на свое ближнее окружение, я как гражданин в определенной степени улучшаю и государство; во-вторых, от того, насколько активно участвую лично я в делах государства, зависит не только будущее государства, но и мое будущее; в-третьих, являясь частью государства, вместе с тем я самостоятелен в своем стремлении улучшать собственную жизнь всеми непротиворечащими закону силами и средствами, при этом государство обязано обеспечить лишь некий минимум социальных благ; в-четвертых, я формирую государственную власть (в лице ее представительных органов) и содержу эту власть (за счет взимаемых с меня налогов).

Таким образом в социальном государстве, с одной стороны, обеспечивается социальная стабильность и минимизируется социальная конфликтность, связанная с неравномерным распределением в обществе материальных благ, а с другой, создаются условия, обеспечивающие людям возможность самостоятельно заботиться о достижении и преумножении собственных благ и благ своих близких.

За послевоенные годы в развитых странах мира с рыночной экономикой сложились различные модели социальных государств и, соответственно, различные механизмы реализации социальной политики. Среди них можно выделить три основных модели:

  • — либеральную;
  • — корпоративную;
  • — общественную (солидарную).

Они отличаются друг от друга ролью и степенью участия в реализации социальной политики, во-первых, трех ее основных субъектов — государства, корпорации, личности, а во-вторых, иных институтов гражданского общества. В основе каждой из моделей социального государства лежит свой базовый принцип, который вытекает из соотношения доли участия в реализации социальной политики ее основных субъектов.

В основе либеральной модели социального государства лежит индивидуальный принцип, который предполагает личную ответственность каждого члена общества за свою судьбу и судьбу своей семьи. В данном случае роль государственных структур в непосредственной реализации социальной политики минимизирована. Ее основными субъектами являются личность и различные негосударственные организации — социально-страховые фонды и ассоциации. Финансовую основу реализации социальных программ при данной модели составляют, в первую очередь, частные сбережения и частное страхование, а не средства государственного бюджета.

В рамках либеральной модели социальной политики государство берет на себя ответственность лишь за сохранение минимальных доходов всех граждан и за благополучие наименее слабых и обездоленных слоев населения. Но, с другой стороны, оно максимально стимулирует создание и развитие в обществе различных форм негосударственного социального страхования и социальной поддержки, а также различных средств и способов получения и повышения гражданами своих доходов. Таким образом, при данной модели государство участвует в реализации социальной политики в большей степени опосредованно, не через финансирование социальных программ из своего бюджета, а через организационно-правовую институционализацию негосударственных финансовых потоков на социальные нужды (образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение, пособия по безработице, социальная защиту и др.) и одновременно через развитие всей рыночной инфраструктуры получения доходов в обществе. Подобная модель социального государства присуща США, Англии, Ирландии.

Вторая модель социального государства — корпоративная. В ее основе лежит корпоративный принцип, который предполагает максимум ответственности корпорации (предприятия, учреждения) за судьбу своих работников. Создавая систему пожизненного найма, предприятие стимулирует работников к внесению максимального трудового вклада, за что предлагает ему различные виды социальных гарантий в виде пенсионного обеспечения, частичной оплаты медицинских, рекреационных услуг и образования. В данном случае и государство, и негосударственные организации, и личность также несут долю ответственности за социальное благополучие в обществе, но все же большую роль здесь играют предприятия, которые имеют собственную разветвленную социальную инфраструктуру, собственные социально-страховые фонды.

Финансовой основой данной модели социального государства являются, в первую очередь, страховые взносы корпораций. При корпоративной модели большую роль в осуществлении социальной политики играют организации-работодатели, для которых последняя, в свою очередь, является существенным элементом системы управления трудовыми ресурсами. Классическим примером корпоративной модели социального государства сегодня является Япония.

Последняя типологическая модель социального государства — общественная, в основе которой лежит принцип солидарности. Этот принцип означает ответственность всего общества за судьбу своих членов. Это — перераспределительная модель социальной политики, при которой богатый платит за бедного, здоровый — за больного, молодой — за старого. Основным общественным институтом, осуществляющим такое перераспределение, является государство. Именно оно берет на себя большую часть ответственности за социальное благополучие своих граждан.

Финансовыми механизмами перераспределения служат государственный бюджет и государственные социально-страховые фонды, средства которых идут на обеспечение широкого спектра государственных социальных гарантий, выступающих для населения в большей части в бесплатной (безвозмездной) форме. В условиях рыночной экономики наличие развитой государственной системы социального обеспечения и социального обслуживания не исключает возможность существования негосударственных (частных и корпоративных) институтов социальной политики, однако большую роль в ее обеспечении все же играет государство.

Солидарный принцип осуществления социальной политики предполагает солидарность в нескольких планах. Во-первых, это солидарность между различными социальными группами и слоями общества, между различными поколениями, между государством и гражданским обществом, которая осуществляется за счет системы перераспределения финансовых средств. Во-вторых, это солидарность между тремя основными субъектами социальной политики — государством, корпорацией, личностью, которые каждый в своей определенной пропорции участвуют в ее реализации через систему бюджетных отчислений, страховых взносов работников, работодателей.

Среди современных европейских государств можно выделить как минимум два типа стран с принципиально различным соотношением доли участия государства, работника и работодателя в финансировании социальных программ. С одной стороны, это страны социально ориентированной рыночной экономики типа Германии и Франции, где бюджетные отчисления и страховые взносы работника и работодателя на социальные мероприятия примерно равны, а основными каналами перераспределения являются государственные и частные (но находящиеся под контролем государства) социально-страховые фонды. С другой стороны, это страны так называемого рыночного социализма типа Швеции, Швейцарии, Дании, где значительная часть расходов на социальные нужды берет на себя государство, а основным каналом перераспределения является бюджет. Таким образом можно заметить, что даже при солидарной модели социального государства непосредственная финансовая роль самого государства в осуществлении социальных программ и мероприятий может быть различной. Однако в любом случае при солидарной модели основную ответственность за социальное благополучие своих граждан несет государство, а не корпорация или сам человек, так как именно государство организует и реализует в обществе систему перераспределения (будь то бюджет или социально-страховые фонды) и осуществляет сам принцип социальной солидарности.

Конечно же, обрисованные модели социального государства представляют собой идеальные типы и в чистом виде вряд ли где имеют место. В реальности в каждом конкретном государстве присутствуют элементы и либеральной, и корпоративной, и солидарной модели, но все же доминирует какая-то одна из них, по которой мы и относим ту или иную страну к конкретному типу социального государства.

Процесс формирования социального государства в условиях постсоветской России предполагает создание синтезированной модели, в рамках которой совмещаются либеральные ценности (декларируемые на законодательном уровне: многообразие и паритет видов и форм собственности, первичность и неотъемлемость частной собственности, конкуренция претендентов на те или иные социальные блага, разделение государственных и личных интересов, борьба с монополиями и т. д.) и этатистские установки (использование административного ресурса для навязывания бизнесу «правил игры с государством», осуществление социальных реформ без выяснения отношения к ним со стороны населения, наличие неоправданно большого количества государственных иждивенцев (прежде всего, речь идет о государственной бюрократии и силовых структурах), отсутствие реальных стимулов, способных инициировать деловую активность населения и т. д.)[1].

Таким образом, на современном этапе развития для нашего государства продолжает оставаться открытым вопрос о том, какая именно модель социально-экономической политики будет наиболее адекватной российским условиям. Но уже сегодня очевидна необходимость коренных изменений во взаимных обязанностях государства, общественных организаций и отдельных индивидов, а также активизация деятельности государства в социальной сфере и регулировании социальных процессов.

  • [1] См. Ромашов Р. А. Особенности государственной экономической политики в условиях различных политико-правовых систем в контексте идеи единого экономическогопространства // Ромашов Р. А. Теоретико-правовая наука и юридическая практика:проблемы соотношения и взаимодействия : сб. избранных статей. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. С. 110.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >