Традиционные типы правопонимания

Юридический позитивизм (нормативизм)

(И. Бентам, Д. Остин, Г. Кельзен, Г. Ф. Шершеневич и др.)

В рамках данного подхода право представляет собой систему общеобязательных, формально определенных норм, выражающих государственную волю (классовую или общенародную), которые установлены, санкционированы и охраняются от нарушений государством.

Нормы права рассматриваются как некие правила, модели (должного, возможного, недопустимого) поведения, они «фиксируют не то, что есть, а то, что должно быть. Нормы не могут быть истинными или ложными. Характеристикой истинности и ложности они не обладают»[1].

В контексте нормативистского подхода право представляет собой материализованную волю государственной власти и носит производный от государства характер. Никакого иного права, кроме опирающейся на государство системы нормативных установок, не существует. В свою очередь, обязательность правовых норм проистекает не из нравственности, а из обеспечивающего правовые предписания государственного принуждения[2].

Юснатурализм

(Г. Гроций, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо и др.)

В рамках естественно-правового подхода обосновывается существование двух систем права — естественного и позитивного (государственного) права[3].

Позитивное, или государственное, право — это официально признанная нормативная система, действующая в пределах границ того или иного государства, получающая выражение в законах и иных правовых актах государственной власти.

Естественное право, в отличие от позитивного, проистекает из природы человеческого разума и всеобщих нравственных принципов.

Поэтому оно разумно и справедливо, не сковано границами отдельных государств, распространяется на все времена и народы. Иными словами, естественное право — это некий идеальный образ, к которому следует стремиться. Как справедливо заметил в этой связи Г. Ф. Шер- шеневич: «Идеалу дается название “право”, которому соответствует реальное понятие, и путем постоянного сочетания слова и понятия ум привыкает придавать идеалу ту реальность, какая соединена с названием»[4].

Структуру естественного права образуют прирожденные, неотчуждаемые права человека, которые дает ему природа и «на пути осуществления которых в естественном состоянии не существует никакого барьера»[5]. К естественным и неотъемлемым правам человека, прежде всего, относятся: право на жизнь, свободу, равенство, продолжение рода и т. п. Соблюдение этих прав есть критерий справедливости, и потому их охрана является целью государства. В свою очередь, позитивное право, противоречащее требованиям права естественного, подлежит замене на такое положительное право, которое бы основывалось на естественных законах, способствовало бы практической реализации идей и принципов естественного права. В том случае если государство добровольно не приводит позитивное право в соответствии с естественным, у народа появляется «право на восстание», обосновывающее правомерность насильственной смены государственной власти и изменения государственной правовой политики.

Историческая школа права

(Г. Гуго, Ф. Савиньи, Г. Пухта)

Право образуется на протяжении длительного исторического отрезка времени путем передачи от поколения к поколению посредством не материальной, а духовной составляющей, так называемой духовности или народного духа

Представители исторической школы права исходили из консервативного исторического понимания права. Их идеи были своеобразным противопоставлением концепции естественного права, являвшейся идеологическим оружием революционной буржуазии.

Важнейшим источником права в рамках исторической школы является национальный обычай. Развитие права сравнивалось с развитием языка или некоторыми видами игр (такими как шахматы или карты).

Ключевое понятие исторической школы права — это народный дух, воплощающий особенности правосознания нации[6]. Главным фактором, определяющим природу народного духа, выступают исторические условия, в которых народ возникает и формируется. Право — такое же национальное явление, как история нации и ее язык. Из иностранных языков (правовых систем) могут заимствоваться отдельные элементы, но заимствовать иностранное право в целом в рамках сложившейся национальной традиции так же невозможно, как невозможно заменить один национальный язык другим, поскольку такая замена означает конец национальной истории.

Психологический тип правопонимания

(Л. И. Петражицкий)

Право, по Петражицкому, — это не государственные нормы (как в юридическом позитивизме), не фактические правовые отношения (как в социологической школе права), не нравственные идеалы (как в юснатурализме), а явление индивидуальной психики — особые эмоции, обладающие специфическими признаками[7].

Согласно теории Л. И. Петражицкого, право не является объективно существующим явлением социальной жизни, а представляет чисто психический феномен, особую разновидность человеческих переживаний — эмоций. Особенность правовых эмоций состоит в их двойственной природе. Они обладают императивно-атрибутивным свойством, отличающим их от нравственных эмоций, обладающих сугубо императивной природой.

Нравственные (императивные) эмоции, или переживания индивида, связаны со «свободными» обязанностями, на выполнение которых другая сторона не может претендовать и не выполнение которых не является нарушением правил «правильного» поведения.

Пример

Человек может при виде нищего, просящего подаяние, переживать соответствующую эмоцию (жалость, сострадание, стремление оказать помощь и т. п.), являющуюся мотивом совершения поступка — отдания милостыни. Вместе с тем сам нищий не может требовать милостыни как чего-то обязательного, причитающегося ему от данного лица. Соответственно, не является нарушением отказ лица дать милостыню.

Правовые (императивно-атрибутивные) эмоции более сложны: они включают в себя, наряду с пониманием того или иного обязательства, переживание, связанное с тем, что это обязательство не является результатом свободного волеизъявления в процессе принятия соответствующего решения и его реализации, поскольку соответствующее лицо (контрсубъект) имеет право потребовать выполнения этой обязанности.

Пример

Должник переживает свой долг кредитору не только как моральную обязанность добровольной уплаты соответствующей суммы, но и как признание правомерности требований кредитора, связанных в том числе с возможностью применения к нарушителю юридических мер принудительного воздействия.

Все правовые запреты, повеления, дозволения Л. И. Петражицкий рассматривал исключительно как продукт психических переживаний, как своеобразные «эмоциональные фантазмы», формирование и практическое воплощение которых в первую очередь зависят от субъективного правового сознания.

  • [1] Черданцев А. Ф. Теория государства и права... С. 208.
  • [2] Тимошина Е. В. Право без суверена: проблемы действительности права в юридическом позитивизме XX в. // Право и государство. 2015. № 4(69). С. 86—93.
  • [3] Исаев И. А. Право «естественное» и право государственное: «зеркало в зеркале» //История государства и права. 2013. № 6,. С. 36—42.
  • [4] Цит. по: Русская философия права : антология. СПб., 1999. С. 198.
  • [5] Федорова М. М. Классическая политическая философия. М., 2001. С. 100.
  • [6] Дьячек Т. И. Теория духа народа Георга Фридриха Пухты как синтез учения исторической школы права и философии права Гегеля // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2008. № 73-1. С. 184—186.
  • [7] Жуков В. Н. Позитивизм, социология, психология: история возникновения психолого-социологической школы права в России // Государство и право. 2014. № 11.С. 53—63.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >