Соотношение системы права и системы национального законодательства

Система права и система национального законодательства — тесно взаимосвязанные, но не тождественные явления. С определенной долей условности их соотношение может быть представлено как соотношение содержания и формы[1].

Система права соотносится с философской категорией «содержание» и представляет собой внутреннюю структуру права, соответствующую характеру регулируемых им общественных отношений.

Система национального законодательства соответствует категории «форма» и представляет собой совокупность формально-юридических источников права.

Система права характеризует внутреннее устройство права, воспринимаемого с точки зрения юридической абстракции (теоретической модели). Подобная оценка системы права позволяет говорить о ней как об объективном явлении, находящемся вне непосредственной пространственно-временной зависимости.

Система национального законодательства представляет собой совокупность действующих в пределах данного государства нормативно-правовых актов. В этом смысле законодательство субъективно, поскольку, возникая по воле государства в порядке предусмотренной государством процедуры, законодательные акты могут по воле того же государства изменяться и отменяться.

Первичным элементом системы права является норма права.

Первичным элементом системы законодательства является нормативно-правовой акт.

Законодательство не может существовать вне права, хотя зачастую содержание законодательных актов может противоречить общеправовым принципам (законодательство тоталитарных государств). В свою очередь, право, получая формально-юридическое закрепление в действующем законодательстве, не может быть сведено только к формальным источникам. Дозволительный тип правового регулирования, в основу которого положены принципы: «разрешено все, что не запрещено законом» и «не является правонарушением деяние, прямо не предусмотренное в качестве такового законом», предполагает, что законодательное регулирование является лишь частью механизма правового воздействия. Следовательно, право — более объемная по своему содержанию категория, нежели законодательство.

Если система права носит объективный характер, то система законодательства в большей степени подвержена субъективному фактору и зависит во многом от воли законодателя. Объективность системы права объясняется тем, что она обусловлена реально существующими общественными отношениями. Субъективность законодательства относительна, ибо она тоже в известных пределах детерминирована определенными объективными социально-экономическими процессами.

В основе деления права на отрасли и институты лежит предмет и метод правового регулирования. Поэтому нормы отрасли права отличаются высокой степенью однородности. Отрасли же законодательства, регулируя определенные сферы государственной жизни, выделяются только по предмету регулирования и не имеют единого метода. Кроме того, предмет отрасли законодательства включает в себя весьма различные отношения, в связи с чем отрасль законодательства не является столь однородной, как отрасль права.

Кроме того, внутренняя структура системы права не совпадает с внутренней структурой системы национального законодательства. Вертикальная структура системы законодательства строится в соответствии с юридической силой нормативно-правовых актов, компетенцией издающего их органа в системе субъектов нормотворчества. В этом плане система законодательства непосредственно отражает государственное устройство страны и, если государство федеративное, то имеют место два уровня законодательства — федеральное законодательство и законодательство субъектов федерации, а если государство унитарное, то уровень законодательства один — общегосударственное законодательство.

Правильное понимание соотношения системы права и системы законодательства способствует повышению эффективности процесса правового регулирования и является необходимым условием оптимизации взаимодействия государства и права.

  • [1] Байтин М. И., Петров Д. Е. Взаимосвязь системы права и системы законодательства // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2006. № 4(50).С. 8—15; Горшунов Д. Н. Система права и система законодательства: взаимодействиеи взаимозависимость на современном этапе российской государственности // Правоваяполитика и правовая жизнь. 2007. № 4. С. 217—218; Попов В. В., Астахова И. А. Системаправа и система законодательства: проблемы толкования объективности системыправа // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2016. № 4(39). С. 16—-21.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >