Национальная правовая система и правовая семья. Общая характеристика основных правовых семей современности

При исследовании феномена правовой системы большое место отводится проблеме классификации, выделения в отдельные группы схожих правовых систем. Все национальные правовые системы в той или иной мере взаимосвязаны между собой, взаимозависимы, воздействуют друг на друга, хотя и в разной степени. Разная степень взаимосвязи и взаимодействия обусловлена тем, что одни национальные правовые системы имеют больше общих признаков и черт, чем остальные. Другие же, наоборот, отличаются доминирующим характером специфических черт и особенностей по отношению друг к другу, имеют между собой гораздо меньше общего, чем особенного.

Среди сотен существующих в современном мире национальных правовых систем многие правовые системы обладают доминирующими сходными чертами. Эти сходства, как правило, обусловливаются одними и теми же или «очень близкими между собой типами общества», общими или «очень сходными историческими условиями развития общества», общей или «очень сходной религией», а также другими аналогичными им обстоятельствами. Наличие общих признаков и черт у разных национальных правовых систем позволяет объединять их в отдельные группы — правовые семьи (интернациональные правовые системы).

В отличие от национальных правовых систем, характеризующих право применительно к отдельным государствам, при помощи категории «правовая семья» характеризуются схожие по структуре и принципам функционирования правовые системы нескольких государств, в комплексе образующие некую правовую общность.

Правовая семья — это совокупность национальных правовых систем, основанная на общности источников, структуры (системы) права и исторических традиций его формирования и реализации.

В отечественной и зарубежной сравнительно-правовой литературе нет единства в определении критериев классификации правовых систем, объединения их в правовые семьи. При определении таковых зачастую учитываются лишь общность и различие в теории источников права и методах работы юристов. Иногда предлагают принять материально-правовой критерий, исходящий из основных принципов права и выраженных в нем основных интересов. Есть также предложения исходить из структуры права и концепций, применяемых юристами. Эти предложения часто дополняются также соображениями политического характера[1].

Основополагающим научным трудом, посвященным проблемам систематизации и сравнительного анализа правовых семей современного мира, вплоть до настоящего времени продолжает оставаться работа выдающегося французского компоративиста Рене Давида «Основные правовые системы современности» (М.: Прогресс, 1988). Ученый, проанализировав особенности организации и функционирования различных национальных правовых систем, выделил их общности, которые назвал правовыми семьями. Наиболее крупными и стабильными правовыми семьями современного мира, по мнению Р. Давида, являются англосаксонская и романо-германская правовые семьи, а также семья религиозного (мусульманского) права.

1. Англосаксонская правовая семья (семья общего права) исторически сложилась в Англии, США и странах британского доминиона (Канаде, Австралии, Новой Зеландии и т. д.) (зародившаяся много веков назад в Англии, эта система получила широкое распространение в мире. Колонизаторская деятельность Британской империи, а впоследствии мягкий, но устойчивый режим Британского Содружества наций способствовали тому, что не менее трети человечества живет под влиянием принципов, норм и методов общего права. — Р. Р.)[2].

Специфика англосаксонского (общего) права состоит в отсутствии отраслевого деления законодательства, основанного на кодифицированных нормативных правовых актах, и рассмотрении в качестве основных (первичных) источников права громадного количества судебных (административных) решений — прецедентов, являющихся образцами для последующих аналогичных дел, рассматриваемых другими судами (административными органами). Кроме прецедентов, источниками права в англосаксонской правовой семье являются юридические обычаи, законы (статуты), юридические доктрины. При этом все перечисленные виды источников по юридической силе являются примерно равными друг другу[3].

Нормы англосаксонского (общего) права носят казуистический (индивидуальный) характер и представляют собой принятые в качестве эталонов конкретные поведенческие образцы, на которые впоследствии суд опирается в своей процессуальной деятельности. В рамках данной правовой семьи приоритетное значение придается процедурным нормам, механизмам судопроизводства, источникам сбора и оценки доказательств, так как они составляют одновременно и механизм правооб- разования, и механизм реализации правового предписания[4].

Важным признаком англосаксонской правовой семьи выступает автономия судебной власти от любой иной власти в государстве.

2. Романо-германская правовая семья (иногда используют название «семья континентального права») возникла в результате рецепции (заимствования основных юридических понятий, институтов, принципов) римского права. Данная правовая система является наиболее древней и широко распространенной в мире. «Носители и двигатели данной системы были наиболее мощными государствами: два тысячелетия назад Римская империя, а затем зарождавшиеся и развивающиеся государства Европы — Франция, Германия и др. Их влияние на жизнь Европы и стран других континентов как в культурологическом смысле, так и в военно-политическом и экономическом плане было бесспорным. Континентальная система права приобрела характер универсальной, разумеется, с теми модификациями, которым она подверглась в различных регионах мира»[5].

Внутри романо-германской правовой семьи выделяют группу романского права (Франция, Италия, Бельгия, Испания, Швейцария, Португалия, Румыния, право латиноамериканских стран) и группу германского права (ФРГ, Австрия, Венгрия, скандинавские страны).

В качестве основного источника права в странах романо-германской правовой семьи выступает нормативный правовой акт — принятый в особом порядке и вступивший в законную силу документ, содержащий юридические правила (нормы) обобщенного характера.

Для романо-германской системы характерно выделение двух форм юридической практики: законодательной и правоприменительной. Законодатель должен осмыслить общественные отношения, обобщить социальную практику, типизировать повторяющиеся ситуации и сформулировать в нормативных актах (законах и подзаконных актах) общие модели прав и обязанностей, участвующих в правоотношениях индивидов и организаций. В свою очередь, на правоприменителей возлагается обязанность точной реализации этих общих норм в конкретных судебных, административных решениях, что в конечном счете обеспечивает единообразие судебной или административной практики в масштабе всей страны[6].

Судьи в государствах романо-германской правовой семьи не обязаны следовать ранее принятому решению другого суда, за исключением судебной практики верховного суда. Но и в этом случае высшие судебные инстанции не вправе создавать своими решениями новые нормы, а могут лишь толковать нормы, закрепленные в соответствующих юридических актах.

Еще одна отличительная черта романо-германской правовой семьи заключается в том, что в государствах, ее образующих, существует строгая отраслевая классификация. Система права подразделяется на отрасли, среди которых базовыми являются конституционное, административное, гражданское, уголовное право. Кроме того, происходит довольно четкое деление права на частное и публичное. Законодательство развивается в зависимости от отраслевого деления права.

Характерна также устойчивая иерархия источников права, среди которых особо выделяется закон, обладающий верховенством по отношению к иным источникам. Основным законом государства является конституция, одновременно выступающая вершиной и ядром национальной правовой системы.

В странах романо-германской правовой семьи осуществляется последовательная систематизация законодательства, основным видом которой выступает кодификация.

3. Религиозная правовая семья (семья исламского права) рассматривает право не как результат рациональной (позитивной) деятельности государства и общества, а как продукт высшей воли (божественного предначертания). В семью религиозного (исламского) права входят государства Ближнего Востока (Иран, Кувейт, Оман, Бахрейн и др.).

Основным источником исламского права является Коран — (араб. — чтение вслух) — священная книга мусульман, состоящая из высказываний пророка Магомета, произнесенных им в Мекке и Медине. В свою очередь, самому Магомету Коран прочел ангел Джабраил. Наряду с общими духовными положениями, проповедями, обрядами Коран содержит установления юридического характера, составляющие базовую основу массива исламского права (фикха) (исследователи исламского права единодушны в оценке ислама одновременно как веры и доктрины государства, а права — в собственном и религиозном смысле. —Р. Р.у.

Вторым после Корана источником исламского права является Сунна (араб. — обычай, пример) — мусульманское священное предание, излагающее примеры жизни пророка Магомета, принимаемые и как образец, и как прикладное руководство для жизни всей мусульманской общины (уммы) и каждого мусульманина в отдельности. Сунна состоит из описаний поступков пророка Мухаммада, его высказываний и невысказанного одобрения. Сунна передавалась устно сподвижниками (асхабами) пророка Мухаммада и была зафиксирована в виде мифов — хадисов. Сунна тесно взаимосвязана с Кораном, объясняет и дополняет его положения.

Производными от Корана и Сунны источниками исламского права являются иджма и кияс.

Иджма — согласованное мнение группы авторитетных ученых-зако- новедов (муджтахидов) по обсуждаемому вопросу. По своему содержанию иджма напоминает правовую доктрину, распространенную в англосаксонской правовой семье, основывающуюся на сборе и сравнительном анализе сведений по рассматриваемой проблеме, а также на опросе большого числа людей.

Кияс (араб. — измерение) — рассуждение по аналогии о тех проблемных вопросах в жизни мусульман, по разрешению которых нет [7]

указаний в таких источниках права, как Коран и Сунна, и по которым не достигнут иджма.

Основным принципом исламского права является принцип всеобщей предопределенности. Мировое устройство — результат творения Аллаха, судьба всего мира и каждого отдельного мусульманина в руках Аллаха. Люди — лишь исполнители воли всевышнего. В таком понимании утрачивает смысл разграничение законодательной, исполнительной, судебной власти, поскольку все они не более чем инструменты осуществления высшей силы[8].

В отличие от семей западного (рационального) права, основывающихся на принципе разграничения религии и права, государства и церкви, исламское право (фикх) неразрывным образом связано с религиозным исламом. Законы шариата, не являясь нормативно-правовыми актами в формально-юридическом смысле, несут в себе одновременно духовную, правовую, экономическую, духовную нагрузку, выступая в качестве общенормативной основы организации жизнедеятельности мусульманского сообщества.

Для приспособления исламского права к практической жизни используются различные средства и методы: соглашения, рациональное (собственно юридическое) законодательство, не противоречащие религиозным нормам обычаи и т. д. В странах исламского права существовал и существует реальный дуализм организации и функционирования судопроизводства: наряду со специальными религиозными судами (кади), рассмотрение дел осуществляют суды, опирающиеся в процессе судопроизводства на социально-правовые обычаи или законодательные акты (регламенты), изданные в порядке формально-юридической процедуры правотворчества.

  • [1] Жуковская А. А. Классификация правовых систем современности // Евразийскийнаучный журнал. 2015. № 6. С. 181—186; Маркова-Мурашова С. А. Классификация правовых систем современности в интерпретации компоративистов Германии // Юристъ-Правоведъ. 2006. № 2. С. 20—24; Поленина С. В. Проблема национально-культурнойидентичности в свете взаимодействия правовых систем современности // Государство и право. 2008. № 1. С. 37—43; Саидов А. X. Типология и классификация правовыхсистем современности // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1985.№ 2. С. 52—56.
  • [2] Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 120.
  • [3] Ромашов Р. А. Правовая доктрина в англо-американском, мусульманском и российском праве: проблемы понимания и формы выражения // Сб. статей участников IIМеждународного круглого стола «Проблемы методологии и философии права» / под ред.С. Н. Касаткина. Самара, 2015. С. 30—38.
  • [4] Пищулин А. В. Современный юридический позитивизм в англосаксонской правовой семье // Вестник Московского университета. 2010. № 4. С. 98—107.
  • [5] Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 112.
  • [6] Рассказов Л. П. Романо-германская правовая семья: генезис, основные черты и важнейшие источники // Юристъ-Правоведъ. 2014. № 5(66). С. 12—16.
  • [7] Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. С. 130.
  • [8] 2 Кича М. В. Роль и значение обычая в мусульманской правовой семье // Юридическая наука. 2013. № 1. С. 8—10.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >