Основные подходы к пониманию динамики науки

Довольно долго развитие науки характеризовалось как кумулятивный процесс простого накопления научного знания и увеличения его объема.

Ситуация изменилась при переходе от классической науки к науке неклас- сической. Так, К. Поппер, став свидетелем «победы физики Эйнштейна над физикой Ньютона», отказался видеть в «росте научного знания» кумуляцию вечных истин1. Его модель научного развития связана с принципом фальсификации, когда критерием научности теории выступает не столько ее подтверждение, сколько опровержение. Наука, согласно К. Попперу, развивается благодаря выдвижению смелых предположений и их последующей беспощадной критике путем нахождения контрпримеров.

Факты из истории науки

«Лавуазье увидел кислород там, где Пристли видел дефлогистированный воздух и где другие не видели ничего вообще. Однако, научившись видеть кислород, Лавуазье также должен был изменить свою точку зрения на многие другие, более известные вещества. Он, например, должен был увидеть руду сложного состава там, где Пристли и его современники видели обычную землю, кроме этих, должны были быть и другие подобные изменения. Как бы там ни было, в результате открытия кислорода Лавуазье по-иному видел природу. И так как нет другого выражения для этой гипотетически установленной природы, которую Лавуазье "видел по-иному", мы скажем, руководствуясь принципом экономии, что после открытия кислорода Лавуазье работал в ином мире»[1] [2].

Особо важную роль сыграли инновационные положения концепции развития науки, выдвинутой американским исследователем Т. Куном (1922-1996).

Парадигма (от греч. jvaradeigma — образец) фиксирует исторически определенный способ организации знания.

Первое. Т. Кун ввел в научный оборот понятие парадигмы (от греч. paradeigma — образец). Ее содержание составляют «...признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений»[3]. Парадигма на длительный период определяет актуальный круг исследовательских проблем, а также систему наиболее эффективных для данного исторического периода методов научных исследований. Т. Кун выделяет такие парадигмы, как аристотелевская динамика, птолемеевская астрономия, ньютоновская механика и т.д.

Второе. Кумулятивному подходу к развитию науки Т. Кун противопоставил представление о неравномерном характере ее развития, который связан с последовательным чередованием эволюционных и революционных этапов. По Т. Куну, нормальная наука — ее эволюционное развитие, обусловленное рамками одной конкретной парадигмы, а научная революция - закономерный процесс смены научных парадигм.

Третье. Переход конкретного исследователя к новой научной парадигме, по Т. Куну, похож на обращение людей в новую религиозную веру, поэтому не имеет строго рационального, логически обусловленного характера. В самом деле, этому процессу противостоят приверженцы старой парадигмы, к тому же не исключается одновременное формирование ряда конкурирующих парадигм. Этап научной революции завершается переходом к новому типу «нормальной науки».

Факты из истории науки

Наблюдаемые петлеобразные движения Марса на небосводе противоречат геоцентрической системе Птолемея. Однако законы — жесткое ядро этой системы — должны подвергаться сомнению в самую последнюю очередь. В частности, Птолемей «снял» это противоречие посредством выдвижения идеи эпициклов. Это понятие Птолемей использует для моделирования неравномерного движения планет и объяснения попятных движений внешних планет, в том числе Марса. Планета равномерно движется по малому кругу, называемому эпициклом, центр которого, в свою очередь, движется по большому кругу — деференту. Тем самым Птолемей реализовал защитную функцию негативной эвристики.

Дальнейшее развитие идеи Т. Куна получили в исследованиях английского философа И. Лакатоса (1922—1974), разработавшего концепцию конкурирующих научно-исследовательских программ1. Понятие «научно- исследовательская программа» (НИП) в его работах имеет то же предназначение, что и понятие «парадигма» у Т. Куна. Концепция И. Лакатоса позволила преодолеть некоторые недостатки исследований Т. Куна.

Во-первых, И Лакатос в развернутом виде представляет структурные элементы НИП.

  • 1. «Жесткое ядро» включает те исходные научные положения, которые для сторонников данной НИП представляются неопровержимыми («жесткими»).
  • 2. «Негативная эвристика» выступает в качестве некоего «защитного пояса» для «жесткого ядра». Посредством вспомогательных гипотез и допущений, составляющих содержание этого «пояса», удается разрешить противоречия, возникающие между «жестким ядром» и наблюдаемыми фактами, необъяснимыми с точки зрения научных положений, входящих в состав ядра.
  • 3. «Позитивная эвристика» — это «правила, указывающие, какие пути надо избирать и как по ним идти»[4] [5]. С их помощью развиваются «опровержимые варианты» НИП исследовательской программы, которая в результате выступает как серия развивающихся теорий.

Так, ньютоновская программа планетарных систем вначале включала два компонента: точечный центр (Солнце) и одну точечную планету — Землю. Введение третьей точки — центра притяжения, общего и для Земли, и для

Солнца позволило преодолеть противоречие первоначального варианта системы третьему закону динамики. Последующие уточнения помогли разрешить и другие противоречия.

Во-вторых, у И. Лакатоса движущей силой смены теоретических моделей выступают не аномальные факты, как у Т. Куна, а теоретические противоречия НИП. Их разрешение составляет содержание «позитивной эвристики». Исследователи могут долгое время «закрывать глаза» на факты, противоречащие «жесткому ядру», поскольку надеются, что коррекция НИП благодаря «позитивной эвристике», в конце концов, даст объяснение аномальным фактам.

В-третьих, И. Лакатос в противоположность Т. Куну утверждает, что выбор одной из конкурирующих НИП делается на основе четких рациональных критериев (см. задачу 2 в Практикуме к настоящей главе). Главный источник развития науки в концепции И. Лакатоса — конкуренция исследовательских программ.

  • [1] См.: Поппер К. Логика и рост научного знания. Избранные работы. М.: Прогресс, 1983.
  • [2] Кун Т. Структура научных революций. М.: Прогресс, 1977. С. 160.
  • [3] Там же. С. 11.
  • [4] См.: Лакатос И. Методология научных исследовательских программ // Вопросы философии. 1995. № 4. С. 134.
  • [5] Там же. С. 135.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >