Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
Посмотреть оригинал

Основные понятия международно-политического анализа

Понимаемый в самом общем виде анализ — общенаучный метод, предполагающий мысленное или фактическое разложение объекта исследования на составные части и изучение их сущностных свойств и характеристик с целью последующего объединения (синтеза) в единую картину, дающую представление о внутренних взаимосвязях, особенностях и тенденциях его изменения. Под политическим анализом, имеющим прямое отношение к МОиМП, понимают «аналитико-синтетическую процедуру, сочетающую расчленение исследуемого объекта на составные части и соединение этих частей на новом познавательном уровне» [Ахременко, с. 8].

В данном случае мы исходим из понимания политического анализа как широкого, комплексного метода методологии изучения международных реалий. Это важно подчеркнуть в свете высказываемой иногда точки зрения, согласно которой понятия «политический анализ» достойны лишь прикладные исследования [см., напр.: Симонов]. Думается, что, скорее, правы те, кто считает, что, обладая относительной самостоятельностью, связанной со спецификой изучаемого объекта, целей изучения и его субъекта, прикладной политический анализ вместе с тем представляет собой и «совокупность теоретических моделей, методологических принципов и процедур исследования» [см., напр.: Боришполец, с. 18].

Широкое понимание политического анализа включает в себя в качестве составной части и прогнозирование. Вместе с тем политическое прогнозирование как метод исследования международных реалий обладает и существенной самостоятельностью, выступая в роли методологии для специфических процедур и методик получения научно обоснованных выводов о «возможных состояниях политических систем, процессов и субъектов в будущем, о тенденциях их развития» [Ахременко, с. 23].

Сказанное означает, что международно-политический анализ представляет собой и метод, и методологию изучения международных отношений и мировой политики. Методология — это область знания о совокупности путей, способов и приемов, иначе говоря, методов исследования наукой своего объекта. Методология формулирует исходные посылки исследовательского процесса. Она призвана показать, как следует изучать тот или иной объект, чтобы получить о нем наиболее полное знание. Поэтому методология есть одновременно и теория, и общий метод познания. В свою очередь, метод — это последовательная, упорядоченная совокупность действий по достижению поставленных исследовательских задач [подробнее см.: Константиновская; Боришполец]. Процедуры, приемы и техники (технологии) использования методов рассматриваются как исследовательские методики. Указанные понятия тесно взаимосвязаны, более того, они как бы перетекают друг в друга.

Общая, или «большая», теория выступает как метатеория — своего рода основа, перспектива, детали которой уточняют и прорисовывают более частные теории. При этом степень общности теории — и, следовательно, уровень ее методологической роли — величина относительная. Методологии исследования тех или иных сторон объекта данной теории выступают в качестве более конкретных концептуальных построений, т.е. в качестве частных теорий.

Так, например, роль наиболее общей теории в международно- политической науке играет МОиМП в целом [Международные отношения: теории... с. 46—51 и далее]. В качестве таковой она стремится дать панорамное видение международных отношений как разнородной совокупности, конгломерата всех сосуществующих теоретических взглядов на их природу и характер. В этом контексте реализм, либерализм, марксизм и конструктивизм[1] выступают как теории среднего уровня.

Среди частных теорий можно выделить два типа: межпарадиг- мальные и парадигмальные. К межпарадигмальным могут быть отнесены теории безопасности, конфликтов, сотрудничества и др.

Они являются межпарадигмальными в том смысле, что и реализм, и либерализм, и радикализм не могут обойти вниманием проблемы, составляющие содержание этих теорий. Одновременно каждая из парадигм придает им свое содержание и, кроме того, отдает приоритет той или иной из указанных теорий. Теории парадигмалъного типа значительно более тесно привязаны к той или иной парадигме, играющей для них роль методологии. Это, например, реалистские теории баланса сил, баланса угроз, зрелой анархии, конфликта цивилизаций и т.п. Это либеральные теории взаимозависимости, демократического мира, гуманитарной интервенции, международных режимов и др. Это, наконец, радикалист- ские теория зависимости, несимметричной взаимозависимости, антигегмонического блока [см. подробнее: Международные отношения: теории... 2013].

Наконец, теория в узком прикладном смысле представляет собой «одно из возможных объяснений наблюдаемых явлений, представляющее собой некоторое множество логически увязанных между собой допущений и пропозиций (суждений)» [Мангейм, Рич, с. 538]. Примером здесь может служить теория системного моделирования М. Каплана (см. гл. 7).

Являясь общей для международно-политической науки, МОиМП в то же время представляет собой одну из социальных теорий и в этом смысле частную теорию по отношению к ним и теорию среднего уровня но отношению к парадигмальным теориям, которые в таком случае будут играть роль частных теорий в связке с МОиМП. В данной связи иногда различают элементарные частные теории и частные теории среднего уровня.

В социальных науках, с точки зрения швейцарского ученого Ф. Брайара (Ph. Braillard), могут быть выделены три основных типа теорий[2]. Первый тип — это эссенциалистские теории. Их основная цель состоит в том, чтобы выявлять сущность своего объекта путем философской рефлексии, или интуитивного понимания. Такие теории называют нормативными, поскольку они направлены на то, чтобы показать, какая из форм социальной организации является наилучшей и из каких ценностей и правил следует исходить в целях ее достижения. В онтологическом плане норма- тивно-эссенциалистские теории отдают предпочтение должному перед сущим, а в плане методологии опираются на интуитивизм и нацеливают научный поиск на дедуктивные методы доказательства формулируемых гипотез.

Второй тип — это эмпирические ориентированные социальные теории. Они стремятся выстроить логически строгую совокупность положений, которые поддаются верификации или фальсификации путем сопоставления с фактами. Цель такой теории — не обнаружение сущности вещей, а объяснение данных, получаемых опытным путем. В них используется преимущественно индуктивный метод, включающий наблюдение и эксперимент с последующим обобщением полученных данных, формулирование гипотезы и попытки ее опытной проверки (верификации) с целью найти доказательство или опровержение выдвинутым положениям. Иначе говоря, в методологическом плане они направлены на поиск, описание и классификацию эмпирических данных, их соотнесение с реальными социальными процессами, взаимодействиями и поведениями, прогнозирование на этой основе будущих событий.

К третьему типу относят теории-доктрины, примером которых является марксизм. Они рассматривают общество как целостность, стремятся вскрыть его структурные противоречия и выявить объективный смысл, сформулировать законы его развития. Их методологическая роль не ограничивается тем, чтобы служить инструментом познания, так как вместе с этим (а часто и главным образом) они преследуют своей целью и изменение социальной реальности т.е. свою роль они видят в том, чтобы служить руководством к действию. В МОиМП подобный пример являет собой теория демократического общества и основанная на ней стратегия смены политических режимов, особенно популярная в США в первой половине 2000-х гг. Такие теории довольно близки к теориям первого из названных типов, поскольку подобно им исходят не столько из того, что и каким образом существует, сколько из того, что и как, с точки зрения их сторонников, должно быть.

Однако, несмотря на претензии ряда из них отделить наблюдения и анализ от ценностей, любая теория международных отношений является нормативной, поскольку все они явно или скрыто содержат в себе идею желаемых целей мировой политики — будь то достижение (сохранение) баланса сил или же переход к состоянию вечного мира, основанного на едином понимании содержания демократических ценностей и личных свобод.

Сам термин «нормативность» может пониматься неодинаково. Иногда его содержание сужается по сравнению с уже показанной выше трактовкой и ограничивается вопросами моральности международного применения силы, распространения права прав человека и пределов использования суверенитета. В других случаях о нормативных теориях говорят тогда, когда хотят противопоставить их эмпирическим теориям, базирующимся на опыте и здравом смысле. Нормативный политический анализ с такой точки зрения это исследование конкретных политических реалии, основанный на уже имеющемся теоретическом знании [Хрусталев, с. 137].

Как теоретические, так и прикладные исследования предполагают использование такого понятия, как переменные — поддающиеся проверке эмпирические факторы или признаки. Зависимые переменные — это факторы и признаки, которые изменяются под влиянием других факторов и признаков, рассматриваемых в таком контексте, как независимые переменные. Промежуточные переменные опосредствуют влияние первых на вторые. Так, например, внешняя политика государства как зависимая (объясняемая) переменная может исследоваться на основе экзогенных или эндогенных теорий. При этом экзогенная теория будет исходить из предположения (независимой переменной), в соответствии с которым внешняя политика определяется состоянием международной системы (например, степенью ее стабильности) и стратегическим положением, которое занимает в ней данное государство. Напротив, эндогенная теория в качестве независимой (объясняющей) переменной будет оперировать внутренними факторами (например, тип режима и его идеологии, уровень образования в обществе, национальные традиции и т.п.). В обоих случаях в целях углубления анализа в качестве промежуточной, или вмешивающейся, переменной может использоваться изучение особенностей процесса принятия внешнеполитических решений, свойственных данному государству. В свою очередь, объяснение специфики принятия внешнеполитических решений (в качестве зависимой переменной) можно искать в индивидуальных особенностях конкретных лиц — высших государственных деятелей или руководителей, непосредственно отвечающих за иностранные дела (образование, черты характера, склонность к агрессии и др.). Но их можно искать и в таких зависимых переменных, как существующие в данном обществе традиции, присущие ему ценности, коллективные восприятия, касающиеся внешнего мира, и т.п. Общей промежуточной переменной может стать исследование ролевого поведения принимающих решения лиц, на которое влияют и личные особенности, и социальные установки. Таким образом, промежуточная переменная — это та совокупность факторов, которая может влиять па независимую (объясняющую) переменную и обусловливать ее воздействие на зависимую (объясняемую) переменную.

Из сказанного становится ясным и то особое место, которое в международно-политическом анализе занимает гипотеза, под которой имеется в виду основанное на предыдущем знании предварительное предположение (вывод) о взаимосвязи исследуемых переменных. Действительно, использование тех или иных методов связано не только с качеством отбора и структурировани я эмпирического материала. Оно зависит и от гипотез, которые формулирует исследователь, его установок, квалификации и предпочтений (в том числе идеологических). В этом убеждают, в частности, содержание и характер споров между представителями конкурирующих подходов к исследованию международных отношений и мировой политики.

  • [1] Подробнее о них см. гл. 3.
  • [2] Более подробно об этом см.: Diane Ethier. Introduction aux relationsinternationales. 4C cd. Les Presses de PUnivcrsitc dc Montreal, 2010. P. 17—21.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы