Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
Посмотреть оригинал

Феминизм

Феминистское направление в международных отношениях появилось в 1980-х гг. До этого времени в международных отношениях гендерные вопросы игнорировались, и, по словам феминистов, господствовавшие тогда теории были основаны на мужском восприятии мира.

По мнению одной из представительниц направления, Дж. Э. Тик- иер, к развитию феминизма в международно-политической науке привело изменение реалий мировой политики. Крушение биполярной системы сняло с повестки дня вопросы безопасности, и в результате возрос интерес к темам, которые более привычны и близки женщинам.

Утвердившееся феминистское направление интересовали следующие вопросы. Во-первых, какую роль играют женщины в практике международных отношений? Во-вторых, в каких формах происходит притеснение и эксплуатация женщин в современной мировой политике и что нужно предпринять, чтобы сделать мир лучшим местом для женщин? И, в-третьих, как взаимосвязаны гендер и различные мирополитические концепции, идеи и институты. К этим и другим вопросам в своих работах обращается феминистское направление, к известным представителям которого можно отнести Джудит Энн Тикнер, Синтию Энло, Анник Уиббен и др.

К одному из самых значительных трудов для феминизма в международных отношениях относится работа С. Энло «Bananas, Beaches and Bases» (1990). Автор формулирует парадокс: несмотря на то что гендер играет центральную роль в международных отношениях, сами гендерные вопросы почти не поднимаются ни политическими лидерами, ни исследователями. Дело в том, что установленные гендерные роли и порядки большинством воспринимаются как часть «естественной» системы взаимоотношений. Феминисты отрицают подобное патриархальное представление и показывают реальность: международная политика и мировая финансовая система функционируют на основе женского труда, который никогда достойно не оплачивается, не ценится и, главное, не замечается. По мнению С. Энло, обращать внимание стоит не только на публичные фигуры и структуры, но и на тех акторов, которые находятся «в задних рядах политики» (в том числе женщин), но от которых полностью зависит работа военных баз, банков, авиакомпаний и многих других структур.

Иногда от труда женщин зависит благосостояние национальных экономик. Так обстоит дело, например, в слаборазвитых странах, где туризм (в том числе секс-туризм) стал основным источником иностранной валюты. В такой модели туристического капитализма роль женщин является ключевой, однако она никем не ценится. Наоборот, устанавливается жестокая система эксплуатации женщин как секс-работников.

Другим типом женщин, на которых держится мировая политика, являются жены дипломатов. С. Энло пишет, что дипломаты постоянно полагаются на добровольную помощь своих жен в своей работе. Таким образом, судьбы наций зависят именно от этих женщин, но их работа совершенно не ценится и не оплачивается. Они жертвуют своими интересами и своими карьерами для того, чтобы стать служанками у своих мужей, делающих собственную карьеру.

Женщины также влияют на мировую политику, мировую экономику и политические решения, будучи рабочими на фабрике, низкооплачиваемыми и неоплачиваемыми фермерами, женами солдат, послушными дочерями и домохозяйками.

Итак, в чем же проблема такой «невидимости» женщин в мировой политике? С точки зрения феминистов, в традиционных парадигмах международных отношений политическими действиями назывались только действия в публичной сфере, которая традиционно является мужским полем. Женщины же оказываются вытесненными в частную, персональную сферу. Следовательно, для того чтобы сделать женщин «видимыми» в международных отношениях и экономическом порядке, нужно признать, что персональное тоже может быть политическим. Отсюда лозунги феминистов: «персональное — это международное» и «международное — это персональное».

Современная тенденция глобализации также лишь закрепляет патриархальное устройство мира. Она способствует увеличению числа мигрантов и низкооплачиваемых рабочих мест, а подобная работа чаще всего выполняется именно женщинами из слаборазвитых стран. Причем, подчеркивают феминисты, иногда женщины становятся мигрантами насильно, и тогда такая практика становится настоящей продажей в рабство. Вообще, по мнению многих феминистов, современная глобализация построена на дискриминации — гендерной, расовой и классовой.

Существует в феминизме и группа исследователей, которые поднимают темы влияния гендера на понятия, теории и концепции международных отношений. Например, с точки зрения

Дж. Э. Тикнер, политический реализм представляет собой типичную мужскую теорию, которая исходит из видения мира мужчинами. Такая категория, как безопасность, для реалистов ассоциируется с сохранностью границ и целостностью государства. Взгляд феминистов на безопасность, отражающий женское представление, сильно отличается. Феминисты критически относятся к государству как главному источнику безопасности и понимают последнюю как защищенность от насилия прежде всего отдельных индивидов и групп. Дж. Э. Тикнер пишет, что стратегия безопасности США во время холодной войны находилась под превалирующим влиянием именно мужского взгляда. Женщины в оборонных ведомствах были представлены очень слабо, поэтому их мнения не услышали. Вообще, до сих пор по всему миру в оборонных ведомствах господствует маскулинизированная культура, отделяющая военные вопросы от человеческих эмоций.

Как уже было показано, феминисты особенно критически относятся к институту государства. Исходя из того, что женщины в большинстве государств не имеют значимых рычагов власти, феминисты отрицают взгляд на международные отношения как на межгосударственные. Они считают повышенное внимание к государству как актору признаком андроцентристского взгляда и поэтому видят международную арену населенной влиятельными негосударственными участниками: движениями, международными организациями, транснациональными корпорациями.

Феминисты, следуя либералам, продвигают также идею комплексной взаимозависимости государств, отстаивают ценности прав человека и выступают за ограничение силовых методов в мировой политике.

Благодаря феминистскому направлению международно-политическая наука пополнилась интересными выводами о природе международных отношений. Феминизм поднимает неожиданные темы и предлагает под новым углом взглянуть на гемы справедливости, равенства и эксплуатации на международной арене.

Тем не менее выбор такого объекта исследований, как роль и положение женщин в мировой политике, зачастую приводит к теоретической и методологической непоследовательности, что сразу замечают критики. Критики утверждают, что феминизма не существует как отдельной теории международных отношений, так как в его рамках могут сосуществовать любые подходы, как рационалистические, так и рефлективистские.

Рассмотренные критические подходы, как можно было заметить, очень неоднородны и внутренне, и по сравнению друг с другом. Но несмотря на это и на отсутствие полного согласия в ключевых вопросах, все подходы вольно или невольно вовлечены в единый теоретический проект, направленный на поиск новых путей развития ТМО, новых тем и методов анализа международных отношений.

Исследования, выдержанные в традиции рефлективизма, способствуют лучшему пониманию международных отношений, особенно на современной стадии. Критики обращают внимание на возрастающую роль социокультурных факторов в мировой политике, но-новому интерпретируют основные понятия ТМО, а также делают акцент на проблеме изменений — исторических, современных и потенциальных.

Другие спорные моменты критических теорий справедливо критикуются исследователями классических традиций. В частности, многие подчеркивают, что конструктивизм, постмодернизм и другие критические подходы не рисуют целостной картины международных отношений (что удавалось классическим теориям). У них она получается «крайне мозаичной, и трудно определить, как различные ее части соотносятся друг с другом»[1]. Сами рефлек- тивисты часто объясняют подобное их установкой на отрицание любого теоретизирования, однако и это нельзя включить в число достоинств подхода.

  • [1] Hoffman М. Restructuring, Reconstruction, Reinscription, Rearticulation: FourVoices in Critical International Theory // Millennium — Journal of InternationalStudies. London, 1991. Vol. 20. № 2.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы