Самоидентификация мусульманских общин Европы и Америки.

В пользу глобальной роли исламского акторства свидетельствует еще одно обстоятельство, связанное с особенностями социально-политического поведения мусульманских общин Запада. Хиджра (араб, переселение) мусульман на Запад, по мнению многих исламских интеллектуалов и политиков, не просто поиск лучших экономических возможностей; это формирование новой псевдоуммы с характерной для нее особой идентичностью. Известный французский исламовед Оливье Руа считает этот процесс проявлением детерриториализации ислама. По его мнению, «новая община может быть чисто идеальной (не имеющей других связей помимо веры), может основываться на традиционных групповых связях (сохраняя эндогамные отношения с семьями, остающимися в стране происхождения), но она всегда действует как реконструкция »[1].

Парадоксально, что новые мухаджиры (добровольно или вынужденно переселившиеся) зачастую приходят к выводу, что они могут свободнее исповедовать ислам в немусульманской стране, в которую они перебрались жить, чем на своей родине, поскольку царящие там порядки и нравы нс представляются чисто исламскими [см.: Athar]. Тарик Рамадан — один из наиболее популярных и либерально настроенных молодых лидеров исламской общины Европы, профессор Фрибурского университета в Швейцарии, этнический египтянин и внук знаменитого основателя движения «Братьев-мусульман» Хасана аль-Банны, даже считает, что на Западе мусульманин имеет больше возможностей жить в соответствии со своей религией, чем в большинстве, если не во всех мусульманских странах [см.: Ramadan, р. 101].

Наиболее яркое подтверждение концепции детерриториализо- ванного ислама Руа находит в парадоксально перекликающихся с мыслями Рамадана высказываниях лидера противоположной, консервативной части исламской общины Европы — радикала Абу Хамзы, много лет прожившего в Лондоне и оказавшегося в британской тюрьме: «Я говорю <мусульманам Запада>, что им нужно идти в мусульманскую среду, а не в мусульманскую страну, поскольку в наших странах <откуда мы родом> мы имеем мусульман, но не имеем исламского государства... Я советую мусульманам покинуть эти общества... Мне приходится быть Моисеем в доме Фараона»[2].

Наконец, еще одним свидетельством детерриториализации ислама может служить реакция мусульманских общин (как на Западе, так и в самих мусульманских государствах) на ряд событий общественной жизни, воспринимающихся ими как вызовы. Ярким примером этого служит история с публикацией в сентябре 2005 г. в датской газете «Джайлландс постен» (Jyllands- Posteri) карикатур с изображением пророка Мухаммада. Бурю возмущения мусульман по всему миру вызвал не столько сам факт публикации, сколько упорство, с которым датские власти отстаивали право печатного органа на свободу слова, подразумевающую право на публикацию таких материалов, и еще в большей степени перепечатка этих карикатур печатными изданиями других стран. В результате разгоревшегося конфликта была явлена конфликтная пара: свобода слова versus уважение религиозных ценностей. Когда сходная история произошла в 2012 г. после выхода фильма «Невинность мусульман», протестные акции уже привели к жертвам, а президент США Барак Обама в своей ежегодной речи перед Генеральной Ассамблеей ООН 25 сентября того же года заявил, что, по его мнению, этот фильм — оскорбление не только для мусульман, но и для Америки.

Анализ поведения исламского мира как особого субъекта мировой политики, проводимый в цивилизационной парадигме, чрезвычайно удобен для объяснения деятельности транснациональных религиозно-политических движений и связей между ними, исследования реакций мусульманских сообществ на внешние вызовы, изучения проблем взаимного восприятия Запада и исламского мира. Однако такой подход страдает и одним существенным недостатком: он совершенно не учитывает то, что основными акторами международных отношений являются не цивилизации, культурные или конфессиональные сообщества, а государства и международные институты.

  • [1] Roy О. Globalized Islam: The Search for a New Ummah. London : Ilurst &Company, 2002. P. 157.
  • [2] Наумкин В. Мусульманская диаспора на западе: дифференциация, конвергенция, гибридизация? // Международные процессы. — 2010. — Том 8. — №2 (23).URL: http://www.intertrends.ru/twenty-three/002.htm (дата обращения: 02.12.2014).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >