ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ И МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ

В результате изучения главы студент должен:

знать

• историю включения экологической и энергетической проблематики в международную политическую повестку дня;

уметь

• анализировать деятельность ООП, региональных и национальных организаций в области экологической и энергетической политики, стратегии устойчивого развития в современном мире;

владеть

• пониманием современного состояния политологических исследований глобальной экологической и энергетической проблематики в отечественной и зарубежной литературе.

В XVIII в. с началом индустриальной эпохи в Англии были заложены предпосылки современного экологического кризиса, ресурсного истощения нашей планеты, а к началу нынешнего столетия наметилось завершение экстенсивного использования энергетических возможностей Земли. Это оказывает колоссальное воздействие на всю мировую политику, эволюцию и динамику международных отношений.

Природа экологического кризиса и политический аспект современных экологических движений

Экологический кризис — это выражение конфликта между гигантски возросшей природонреобразовательной деятельностью человеческого общества и процессами, регулирующими динамическое равновесие в экосфере в целом на различных уровнях ее организации и создающими угрозу необратимых изменений в природных системах. Лидерами этого драматического процесса на протяжении последних столетий являлись наиболее могущественные страны мира. Под экологическим кризисом понимается устойчивое нарушение равновесия между обществом и природой, проявляющееся в деградации окружающей среды и неспособности государственных и других управленческих структур, правоохранительных органов выйти из создавшегося состояния и восстановить равновесие.

Основными проявлениями экологического кризиса являются факторы, угрожающие естественной основе жизни человека и негативно воздействующие на развитие общества: опасные изменения генетического фонда; недостаточная энергетическая, минерально- сырьевая и продовольственная обеспеченность развития; демографический дисбаланс; загрязнение окружающей среды растущими токсическими отходами и др.

Существуют три стороны экологического кризиса: первая фиксирует деградацию окружающей природной среды; вторая описывает проблему обеспечения человечества природными ресурсами; третья обращает внимание на проблему сохранения общего энергетического баланса на нашей планете. Прогнозируя последствия экологического кризиса, многие ученые констатируют опасность его перерастания в экологическую катастрофу. Средство ее предотвращения — экологизация политики, обеспечение экологической безопасности как региональной, так и глобальной, что стало важной составной частью мирового политического развития.

Экологический кризис — это кризис отношений человека с окружающей природной средой, переход биосферы в состояние, непригодное для жизни. В разные периоды истории человечество уже переживало кризисы отношений с природной средой, в результате которых людям приходилось менять способы своей деятельности для преодоления возникающего дефицита доступных ресурсов (переход от охотничьей деятельности к сельскохозяйственной, а от нее — к промышленной но мере роста численности людей). Но нынешний экологический кризис не имеет аналогов в истории ни по динамике его развития, ни по масштабам. Под угрозой гибели оказалась вся биосфера в результате сверхэксплуатации ее человеком. Пока еще кризис, по мнению многих экспертов, носит обратимый характер. Можно надеяться, что если избыточная антропогенная нагрузка будет снята с биосферы, то ее благополучное состояние восстановится. В противном случае через некоторое время экологический кризис перейдет в экологическую катастрофу с необратимыми изменениями состояния биосферы. Такую динамику прогнозируют ко второй половине нашего столетия, но первые признаки необратимых изменений в биосфере по некоторым ее параметрам уже фиксируются сейчас. Таковы, например, разрушение озонового экрана в верхних слоях атмосферы, глобальное потепление, таяние и распадение ледников в Антарктиде и в высокогорных зонах, стремительное сокращение видового многообразия планеты и т.д.[1]

Проблема антропогенных изменений на планете носит многоаспектный характер. Она особенно обострилась к концу XX и началу XXI в. Например, хотя численность людей на Земле увеличилась за предшествующее столетие почти в четыре раза, совокупный продукт, вырабатываемый человечеством, вырос в 17,6 раза, а суммарное потребление минерального сырья более чем в 29 раз. По данным Международного института прикладного системного анализа, суммарное потребление всех видов энергоресурсов (в переводе на нефтяной эквивалент) в течение XX в. увеличилось в мире в 10 раз[2]. Развитие глобального техногенеза находит свое выражение в том, что в настоящее время на земном шаре практически нет района, где бы прямо или косвенно не проявлялся эффект антропогенного изменения природного ландшафта. Указанное обстоятельство обусловлено прежде всего наличием единых взаимосвязей между компонентами природы в форме всеобщего энерго- и массообмена, происходящего в гео- и биосферах.

В настоящее время суммарная мощность антропогенных выбросов во многих случаях сравнима, а часто и превышает мощность естественных источников. Так, природные источники оксида и диоксида азота выбрасывают 30 млн т азота в год, а антропогенные — 35—40; диоксида серы соответственно около 30 млн т и более 150 млн т. Антропогенные источники свинца почти в 10 раз превышают естественные.

Проблема радиоактивного загрязнения возникла сравнительно недавно, в конце 1940-х гг., т.е. с начала производства оружейного плутония и проведения испытаний ядерного оружия. Глобальное радиационное загрязнение биосферы началось именно в результате испытаний ядерного оружия. С 1941 по 1991 г. десятью странами было произведено 1945 ядерных взрывов. В США 958 взрывов проведено на двух полигонах, расположенных вдали от основных городов своей страны. В СССР 715 ядерных взрывов проведено на размещенных по всей стране 52 полигонах.

Чрезвычайно велика роль в радионуклидном загрязнении окружающей среды тяжелых аварий ядерных реакторов. В этих случаях происходит высокотемпературное плавление всей или части активной зоны, и, если реактор не прикрыт мощным прочным колпаком, как это было во время аварии на АЭС «Три-Майл-Айленд» (1979, США), значительная часть радионуклидов, особенно летучих, попадает в атмосферу. Такой вариант наблюдался при аварии реактора в Уиндскейл (1957, Великобритания). Если же тяжелая авария сопровождается взрывом активной зоны (хотя бы тепловым), как эго случилось на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС, в атмосферу попадает практически весь набор радионуклидов, которые накопились в реакторе к моменту взрыва (хотя доля выброса каждого из радионуклидов может быть весьма разной). Крупная радиационная авария, сопоставимая по уровню с Чернобыльской, произошла на АЭС Фукусима-1 в Японии 11 марта 2011 г. в результате сильнейшего землетрясения и последовавшего за ним цунами. Землетрясение и удар цунами вывели из строя внешние средства электроснабжения и резервные дизельные генераторы, что явилось причиной неработоспособности всех систем нормального и аварийного охлаждения и привело к расплавлению активной зоны реакторов на первом, втором и третьем энергоблоках в первые дни после аварии.

Почти все сферы человеческой деятельности в большей или меньшей степени носят природоопасный характер. В эпоху глобальных коммуникаций ситуация еще более осложняется ускорением темпов научно-технических изменений, возрастанием активности людей. Глобализация экономики способствует созданию новых рабочих мест, строительству предприятий в любой стране с достаточно квалифицированной и непритязательной рабочей силой. Это означает, что потребление природных ресурсов и сопутствующие ему энергозатраты будут и далее возрастать значительно быстрее, чем народонаселение мира. В то время как с 1990 по 2050 г. народонаселение мира должно увеличиться вдвое, доход на душу населения, по прогнозам экспертов ООН, увеличится в 2,4 раза, потребление энергии — в 2,6 раза, а воды - в 1,5 раза. Совокупный произведенный продукт в мире может возрасти за это время в 4,5 раза[3].

Осознание общественностью, официальными кругами, все более широкими слоями населения планетарного масштаба экологической опасности привело к вовлечению новых граждан, представляющих различные социально-демографические слои и профессиональные группы, в природоохранную, ресурсосберегающую деятельность.

Индустриальные страны Запада первыми столкнулись с угрожающими последствиями нерационального природопользования. Появление природоохранного движения в этих странах в 1960—

1970-х гг. было вызвано кризисом индустриальной системы. Предпосылками зарождения этого движения явились опубликованные в тот период важнейшие экологические работы, в том числе результаты крупных исследований, имевших огромный общественный резонанс.

Так, в США начало движения охраны природы датируется 1962 г. — годом выхода в свет бестселлера «Безмолвная весна». В 1960-е гг. оно получило широкий размах и было концептуально обосновано в статьях и книгах Р. Карсона, Р. Дюбо, Б. Коммо- нера. Новыми проявлениями и стимулирующими факторами природоохранного движения стали: закон 1969 г. о национальной политике в области окружающей среды; создание в декабре 1970 г. Управления по охране окружающей среды; провозглашение борьбы с загрязнением окружающей среды национальной целью страны на 1970-е гг.; подготовка и проведение 20 апреля 1970 г. Дня Земли; образование ряда общественных экологических организаций («На страже чистой воды в Гудзоне» и др.). Важную роль в формировании общественного интереса к экологической проблематике сыграли доклады образованного в 1968 г. Римского клуба. Выдвинутые в первых двух докладах для этой неправительственной организации концепции «пределов роста» и «органического роста» широко обсуждались в общественных и научных кругах[4]. В ФРГ становление природоохранного движения связано с возникновением движения «инициативных групп граждан» («гражданские инициативы»), которые первоначально выступили против отдельных местных отрицательных последствий бурно развивающейся новейшей технологии (загрязнение рек, озер, подпочвенных вод и атмосферы вредными отходами индустриального производства), против опасных для здоровья возможных последствий строительства АЭС и пр.

Аналогичные процессы происходили и в других странах Западной Европы, особенно с мощным промышленным потенциалом (Великобритания, Швеция, Бельгия, Италия). В результате правительства многих западноевропейских стран, правящие там политические партии, местные органы власти оказались вынужденными включать в свои политические программы вопросы охраны природы и сохранения окружающей среды. Актуальность проблем экологии была признана в рамках ООН. Появились международные экологические организации. Примером такой организации может служить Гринпис (от англ, green peace — зеленый мир) — независимая международная общественная организация, ставящая целью предотвращение деградации окружающей среды. Основана в 1971 г. активистами из Канады и США, имеет отделения в 25 странах (с 1992 г. в Москве). Главный источник финансирования — добровольные частные пожертвования. Гринпис борется против ядерных испытаний и радиационной угрозы, против загрязнения среды промышленными отходами, выступает в защиту животного мира морей и др. Воздействуя на общественное мнение, проводя ненасильственные акции протеста, Гринпис добивается от правительств и промышленных компаний принятия решений по конкретным экологическим проблемам. Они обсуждались на многих международных конференциях неправительственных организаций, учеными и представителями самых различных слоев общественности. Однако программы и предвыборные обещания многих партий и правительств в области охраны окружающей среды остались в значительной степени невыполненными. Некоторые частные успехи гражданских инициатив - улучшение состояния воды и воздуха в отдельных районах, прекращение складирования ядовитых отходов на городских свалках и пр. — не снимали экологические проблемы, которые но своей сути имеют всеобщий, глобальный характер. Например, загрязнение атмосферы выбросами вредных газов породило кислотные дожди и привело к гибели лесов, растительности в районах, часто удаленных за сотни и тысячи километров от «первоисточников» загрязнения воздуха.

Разочарование широких слоев населения развитых государств в экологической политике правительств и политических партий привело к перерастанию природоохранного движения в широкое оппозиционное политизированное экологическое движение, объединившееся с другими новыми социальными движениями, прежде всего с движением борцов за мир и прекращение гонки вооружений, современным молодежным и женским движениями.

Причины нынешнего кризисного положения экологисты обычно видят в безответственном экономическом росте, научно- техническом прогрессе, расточительном стиле жизни, порождаемом промышленной цивилизацией. Поэтому особое значение придается идеям, если не «антироста», то исключительно «экологического роста», определяемым экологическими императивами. Последние же требуют коренного преобразования технико-производственной основы развития.

Вполне возможно, что модель развития, за которую выступают экологисты, реализуется в каком-либо обществе, беднее ныне существующего на Западе, особенно если приложить к нему те ложные, но их мнению, критерии богатства, которые господствуют ныне в экономике. В действительности же экономика — это прежде всего управление земными ресурсами. При этом здоровье, как и окружающая среда и ресурсы, является основой богатства и жизнедеятельности в целом[5].

Экологическое движение реализует свою деятельность на двух уровнях: общенациональном и местном. Поскольку цели экодвижения составляют часть общенациональных программ социально- экономических преобразований, то на этом уровне экологическое движение смыкается с другими крупными общественными и политическими движениями, составляя их часть. Однако экологическое движение неразрывно и тесно связано с жизнью населения на местах, с местными, региональными интересами масс, проявляющимися повседневно. В периоды, когда активность экологического движения на общенациональном уровне по каким-либо причинам ослабевает, социально-политический импульс продолжает сохраняться на местах, обеспечивая возможность быстрой мобилизации масс и их организации в случае нового подъема экологического движения в общенациональных масштабах.

Политические ресурсы экодвижения состоят в возможности влияния на принятие решений на уровне законодательной и исполнительной ветвей власти (посредством организации групп давления, лоббирования и т.д.), в политической поддержке экодвижения со стороны других групп и движений, формировании экопо- зитивного общественного мнения, поддержании высокого уровня политической активности местного населения. Кроме того, они представлены тактическим арсеналом, позволяющим экодвижению нейтрализовать своих политических противников и даже привлечь их на свою сторону. Наконец, это потенциал политических ноу-хау, позволяющих переводить требования населения на язык политических документов.

Дело в том, что наличное состояние окружающей среды в стране не является простым результатом особенностей предшествующего развития, проводимой ныне экологической политики, действующего законодательства, возможностей экономического потенциала и достижений НТП. Существует масса других иррациональных весомых элементов, которые нередко улавливаются только эмпирически, трудно формализуемы для рационального предварительного учета, тяжело поддаются научному анализу и политическому контролю. Среди них, например, реально действующий уровень индивидуальной экологической культуры, структуры «ненаблюдаемой» и теневой политики и экономики и т.п. Так, среди причин отравления окружающей среды многих стран беспорядочным загрязнением токсичными и опасными отходами немаловажной является организованная преступность[6]. Эти неучтенные «весомые элементы», накапливаясь на национальном уровне, могут давать непредсказуемые результаты на региональном и глобальном уровнях.

Кроме того, всякий раз, когда происходит замедление темпов роста экономики или тем более кризис, люди начинают ставить под сомнение то, что нация может позволить себе роскошь жесткого контроля над загрязнениями. Хотя в мире становится все меньше людей, не понимающих важности чистоты окружающей среды, но велика доля тех, кто требует сбалансировать экологические ценности с другими, весьма важными — экономическим ростом, снижением инфляции, занятостью, социальной защищенностью. Действительная ценность экологически чистой окружающей среды непрерывно сопоставляется со всеми другими социальными ценностями.

Сопоставляют эти ценности индивиды, принадлежащие к различным социальным слоям, с разным уровнем образования, достатка, набором обязанностей, политическим символом веры и, как результат, с неодинаковым выбором альтернатив. Экологическая политика и призвана осуществлять оптимальное соотношение между различными интересами, предпочтениями, научно обоснованными решениями, которое фиксируется в эколого-правовых нормах.

Основными объектами воздействия эколого-правовых норм в стране являются промышленные фирмы, которые ощущают определенные ограничения на деловую активность, и комплекс органов местного управления, так как, например, наибольший объем загрязнений обычно поступает от плохо работающих очистных сооружений, находящихся в их подчинении. По другую сторону находятся представители экологических интересов, объединенные в различные организации с большей или меньшей степенью влиятельности, политической и идеологической окрашенности. Стержневой фигурой в разработке и реализации экологической политики является правительство, которое в зависимости от доминирующих в нем политических и идеологических предпочтений, подготовленных экспертных оценок выбирает свой вариант стратегии охраны окружающей среды, обычно представляемый как полностью нейтральный.

До сих пор остаются под вопросом многие аспекты усиления индивидуальной и политической мотивации перевода прежних структур на новые рельсы экологически безопасного развития. Соответствующее законодательство и фискальная политика, предлагаемые в качестве средств, стимулирующих этот процесс, сами могут быть блокированы существующими политическими институтами. Образовался своеобразный порочный круг постоянного воспроизводства нынешнего нетерпимого положения. Одними из важнейших средств разрыва этого круга считаются образование и исследования проблем в данной области. К этому следует добавить и многие элементы политического процесса, результаты политической борьбы, на которую немалое влияние оказывают сторонники экологически ориентированного общества. При разработке долговременной экологической политики следует иметь в виду, что некоторые тенденции изменения окружающей среды уже необратимы или станут таковыми, по крайней мере, в течение нескольких ближайших десятилетий. Это объясняется особенностью социально-экономических и экологических систем, их большой инерционностью. Экологический кризис породил проблему обеспечения экологической безопасности на разных уровнях. Большая роль в обеспечении экологической безопасности принадлежит политической сфере.

  • [1] The Governance of Climate Change. Science, Economics, Politics and Ethics /ed. by David Held, Angus Fane-IIervey and Marika Theros. Polity Press, 2011.
  • [2] Глобалистика : энциклопедия. M., 2003. С. 1290—1294; Данилов-Дани-льян В. И., Лосев К. С. Экологический вызов и устойчивое развитие. М., 2000;Минеральные ресурсы мира (на начало 1998 г.). М., 1999.
  • [3] См.: Уткин А. И. Энергетические ресурсы и геополитика // Полис. 2010.№ 3; State of the World. Innovations that Nourish the Planet. N. Y.; L., 2011.
  • [4] Mesarovic Л/., Pestel Е. Mankind at the Turning Point. N. Y., 1974; Будущее, которого мы хотим: URL: https://rio20.un.org/sites/rio20.un.org/files/a-conf.216-l-l_russian.pdf.pdf (дата обращения: 02.12.2014).
  • [5] Paelke R. Environmentalism and the Future of Progressive Politics. New Ilaven:Yale University Press, 1989. P. 190—198.
  • [6] Peters В. G. America Public Policy: Promise and Performance. N. Y., 1988. P. 261.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >