Изменения в среде безопасности и эволюция исследовательских подходов

Как относительно самостоятельное направление политической науки изучение проблем безопасности {security studies) получает широкое распространение после окончания Второй мировой войны[1]. Основное место в них занимают стратегические исследования, концентрирующиеся на безопасности государств и их союзов и отражении возможных военных угроз со стороны предполагаемого противника. Они всегда востребованы, так как высшие государственные деятели во всех странах нуждаются в военнополитических советниках, хорошо разбирающихся в международной обстановке, умеющих извлекать уроки из прошлых ошибок во избежание их в будущем. В условиях биполярного противостояния стратегические исследования были призваны способствовать выстраиванию по возможности максимально тесных взаимодействий между политической и военной сферами государственной деятельности. Их главная задача — способствовать прояснению военно-стратегических действий методами науки — предполагает солидное образование в области международной политики, в частности, военно-политических отношений между государствами, а также умение анализировать развитие и возможности применения военных технологий в гипотетических вооруженных столкновениях. Это обусловило институализацию и академиза- цию стратегических исследований практически сразу после 1945 г. как на Западе, где создаются крупные исследовательские центры (например, Рэнд Корпорэйшн в США, Стратегический институт в Лондоне и др.), так и в СССР (где они сосредоточиваются в основном в ведомственных академиях Минобороны и учреждениях спецслужб). С 1960-х гг. в связи с революцией в военном деле (РВД)[2] и опасностью ядерного столкновения сверхдержав одним из приоритетных направлений в исследованиях безопасности становятся поиски оптимизации военно-технологических и организационных систем. Для исследований данного периода характерна концентрация на государстве как главном и по сути единственном референтном объекте безопасности и на изыскании эффективных средств его защиты от внешних угроз.

Это касалось и полемологии — еще одного направления в рамках security studies, которое ставит своей целью объяснить феномен вооруженных конфликтов и войн посредством выявления их причин, динамики, поведения участников, функций и последствий для общества. Одним из отцов-основателей этого направления считается американский ученый К. Райт, который еще в 1942 г. издал фундаментальный груд «Исследование войны», явившийся результатом 16-летних разработок, проводившихся под его руководством коллективом ученых Чикагского университета. В дальнейшем данное направление представляют такие имена, как Д. Сингер, А. Органски, М. Смолл, Дж. Леви, Б. Буэно де Мескита и др. Полемологию отличают полидисциплинарность, стремление к накоплению максимально возможного количества эмпирических данных о вооруженных конфликтах, выдвижение верифицируемых гипотез, их проверка путем сравнения с имеющимися статистическими данными и данными дальнейшего мониторинга, формулирование предварительных выводов о сути изучаемого предмета и т.д. С этой целью она стремится объединить достижения всех социальных наук по проблемам безопасности — от антропологии, психологии и социологии до теологии, а также использовать методы естествознания (в частности, биологии и этологии) и точных наук.

Наряду с перечисленными исследовательскими направлениями в области изучения проблем безопасности, уже в 1960-х гг. получает развитие и иренология, проблематика которой связана с вопросами моральных и правовых основ вооруженных конфликтов, их урегулирования, поиска путей решения противоречий и, наконец, прекращения противоборства и методов принуждения к миру. Усилиями Рапопорта Мичиганский университет в США с 1957 г. стал издавать Journal of Conflict Resolution; с 1960-х гг. в Норвегии существуют основанный И. Галтуигом Институт исследования проблем мира (Peace Research Institute) и журнал Journal of Peace Research. В 1966 г. в Швеции был создан широко известный своими разработками Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute, SIPRI), в центре внимания которых и сегодня находятся проблемы разоружения, военных расходов, контроля над вооружениями, производства и транспортировки вооружений, внутригосударственных и асимметричных вооруженных столкновений и войн. По всем этим вопросам SIPRI обладает внушительной базой данных, публикует ежегодные доклады, которые используются в научных разработках учеными всего мира.

Западные специалисты выделяют в изучении безопасности с 1945 г. и до наших дней два этапа: первый занимает период с 1945 г. до окончания биполярного противостояния. Второй начинается в 1990-е гг. и продолжается но настоящее время. На этом первом этане исследования безопасности характеризовались доминированием политического реализма и прошли четыре фазы в своем развитии[3]. Начальная фаза продолжалась до 1955 г. Одним из достижений этих лет считается сформулированная в 1950 г. Дж. Герцем дилемма безопасности. Согласно этой дилемме, в анархической среде международных отношений безопасность для одного государства — это источник опасения для другого. Государство, которое наращивает свои вооружения, даже для собственной обороны, воспринимается другими как угроза, требующая ответа. В свою очередь, этот ответ вызывает беспокойство первого государства, которое наращивает силы для защиты собственной безопасности, вызывая опасения первого и т.д. Другим важным вкладом этой фазы стало предложенное в 1952 г. А. Уолферсом определение, на которое и сегодня опираются многие эксперты и аналитики: «Безопасность в объективном смысле означает отсутствие угроз центральным ценностям, а в субъективном смысле она характеризуется отсутствием страха, что эти центральные ценности станут объектом нападения»[4].

Вторая фаза (1955—1965) отмечена доминированием исследований, предметом которых выступает гипотетическая возможность ядерной войны. Основное внимание аналитиков концентрируется на разработке теории игр, концепциях устрашения и сдерживания, на контроле вооружений и т.п. При этом объективно преуменьшается значение других стратегических проблем, в частности, связанных с американской войной во Вьетнаме. Иначе говоря, исследования безопасности в данный период концентрируются на хотя и важном, но наименее вероятном виде вооруженных конфликтов. Это стало причиной их стагнации в третьей фазе (1965—1979).

С окончанием вьетнамской войны, вводом советских войск в Афганистан и новым витком биполярной конфронтации, инициированной президентом США Р. Рейганом, исследования в области безопасности получают новый стимул. Четвертая фаза отмечена возникновением неореализма, основы которого были изложены в книге К. Уолтца «Теория международной политики» в 1979 г. Другие отличительные черты этой фазы: появление множества исследовательских центров, специализированных журналов, вокруг которых формируется сообщество профессионалов в области стратегических исследований. Предметное поле безопасности еще в большей мере, чем раньше, заполняется именно изысканиями, в которых внутренняя и внешняя безопасность максимально разводятся, а сама безопасность рассматривается через призму войны и обеспечение неугрожаемого состояния государства.

Окончание холодной войны стимулирует переход исследований проблем безопасности не только в новую фазу, но и на новый этап. Для Запада он характерен, прежде всего, возникновением уверенности в фактическом исчезновении угрозы территориальной безопасности стран евроатлантического сообщества. С этим связаны еще три особенности в западных исследованиях проблем безопасности. Во-первых, это укрепление консенсуса, касающегося расширения понятия и содержания угроз безопасности за пределы вооруженных столкновений. Все более заметным становится уклон в сторону исследований совокупности экономических, политических, социетальных, экологических и других угроз, описываемых в понятиях «мягкой» безопасности. Что касается «жесткой» безопасности, то наряду с обострением угрозы, вызываемой распространением оружия массового уничтожения, растущее внимание исследователей привлекают такие вопросы, как борьба с терроризмом и транснациональной организованной преступностью. Общим для обоих исследовательских направлений становится вывод о том, что государства испытывают все большие трудности в противостоянии новым — негосударственным акторам, испытывая перед ними страх, который часто вызывает неадекватную реакцию на новые вызовы и угрозы.

Во-вторых, это противопоставление проблем «мягкой» и «жесткой» безопасности, новых и традиционных вызовов и угроз (особенно в западноевропейском сообществе международников и канадских ученых) вплоть до противопоставления политики безопасности ЕС и таких стран, как Россия, КНР, Иран и даже Индия и Бразилия (которые с этой точки зрения уделяют несоразмерно большое внимание традиционным вопросам военной обороны, защиты границ и т.п. в ущерб новым измерениям безопасности)[5].

В-третьих, это фактическое признание правомерности агрессии западных стран против других государств, получившее обоснование в многочисленных вариантах теории демократического мира.

Отечественные исследования проблем безопасности относительно меньшее внимание уделяют вопросам «мягкой» безопасности. Это не означает, впрочем, что такие ее измерения, как экономическое, политическое, социетальное, экологическое и личностное, не находят серьезного отражения в отечественной научной литературе, которую характеризует заметное многообразие тематики, касающейся проблем безопасности. Вместе с тем вопросы, касающиеся гуманитарных проблем, в большей степени рассматриваются, во-первых, в тесной связи с изучением проблем «жесткой» безопасности и, во-вторых, с той ролью, которую должно играть государство в борьбе как с новыми, так и традиционными угрозами и вызовами личности, обществу и государству. Причины в том, что Россия, в отличие от стран евроатлантического сообщества, не ощущает себя защищенной от внешних угроз. В силу своего геополитического положения она не гарантирована от угрозы прямого военного столкновения с транснациональными структурами терроризма, преступности, наркотрафика. В Европе и в мире в целом по-прежнему не соблюдается принцип неделимости безопасности, военная инфраструктура НАТО продолжает продвигаться к границам РФ, реальной угрозой остаются планы усиления стратегической противоракетной обороны США. Учитывая подобные факты, российский министр иностранных дел призывает западных партнеров «исходить из равноценности всех измерений безопасности, каждое из которых имеет важное значение»[6]. Равноценность невоенных (в частности, экономической) и военных угроз безопасности нашла свое подтверждение в 2008 г.: военнополитический кризис в отношениях РФ с Грузией, вызванный вооруженной агрессией правительства Саакашвили против Северной Осетии, показал, что вопросы укрепления «традиционной» безопасности сохраняют свою актуальность. В свою очередь, серьезно отразившийся на экономике России глобальный финансово-экономический кризис обнажил всю важность вопросов экономической безопасности. Более того, его масштабные и глубокие последствия для всего мирового развития дают основания считать, что 2008 г. обозначил новый — третий этап в исследованиях проблем безопасности (подобно об этом см. параграф 10.4).

  • [1] См.: РоПтапп М. Les etudes de securite : une sous-discipline (security studies) ala croisee des chemins // Penser Г international: perspectives et contributions des sciences sociales / Sous la dir. de F. Crepeau et J.-Ph. Therien. La Presse de l’Universite deMontreal, 2007. P. 117-125.
  • [2] Термин, получивший широкое распространение среди специалистов в стратегических исследованиях благодаря работам советских ученых в данной области.
  • [3] См. подробнее: Introduction aux relations internationales. Theories, pratiqeset enjeux / Sous la dir. de S. Paquin et D. Deschenes. Chenelliere Education inc, 2009.P. 56-57.
  • [4] Цит. no: Battistella D. Theories des relations internationales. 2e edition revueet augmcntec. Paris : Presses dc Scicnse Po, 2006. P. 461—462.
  • [5] См., например: Zaki Laidi. La norme sans la force. L’enigme de la puissancecuropeenne. Presse de Sciences Po, 2005.
  • [6] Выступление С. Лаврова на 46-й Мюнхенской конференции но вопросамполитики безопасности. 8 февраля 2010. URL: http://osinform.ru/2010/02/08/vystuplenie-scrgcya-lavrova-na-46-j-myunxenskoj.html (дата обращения: 02.12.2014).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >