Азиатско-Тихоокеанский регион как претендент на статус центра силы глобального мира

«В кардинально изменившейся глобальной обстановке Азиатско-Тихоокеанский регион начинает выступать в качестве центрального участника международных экономических отношений», — говорится в материалах ООН[1]. Все чаще этот регион называют «локомотивом» мировой экономики и одной из движущих сил глобального развития. АТР действительно является одним из самых интенсивно развивающихся регионов мира.

Тем не менее до сих пор пет единой точки зрения по поводу географических рамок и состава этого региона.

Азиатско-Тихоокеанский регион — это термин, используемый для обозначения стран, расположенных по береговой линии Тихого океана, государств внутри него самого, а также стран, расположенных на островах в океане.

Азиатско-Тихоокеанский регион можно описать как макрорегион, включающий в себя страны, расположенные по периметру Тихого океана, а также островные государства в самом океане.

До настоящего времени термин АТР не имеет четкого определения. До сих пор не разрешен вопрос о географическом и политическом содержании этого термина. Нет и единого мнения по поводу состава региона.

Существуют разные точки зрения на вопрос о составе Азиатско-Тихоокеанского региона. Например, расходятся мнения о правомерности включения в АТР латиноамериканских государств (Чили, Перу, Эквадора,

Колумбии, и т.д.); государств Южной Азии (в частности Индии); государств Центральной Азии, Среднего Востока, а также островных государств Океании.

Одни специалисты считают, что Азиатско-Тихоокеанский регион включает в себя только страны Юго-Восточной Азии и крупные островные государства Океании, другие считают, что включать в регион мелкие острова- государства не стоит.

Однако большинство специалистов сходятся во мнении о том, что в АТР входят государства Юго-Восточной Азии, большие государства Океании, Австралия, Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация.

Согласно справочнику «Азиатско-Тихоокеанский регион: региональные проблемы, международные организации и экономические группировки» АТР включает более 40 независимых государств и 28 управляемых территорий. Весь регион делят на три субрегиона: «Азиатская дуга» (Россия, Китай, Япония, Северная и Южная Корея, Индонезия, Вьетнам и др.), «Австралия и Океания» (Австралия, Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея, Фиджи и др.), «Американская дуга» (Канада, США, Мексика, Венесуэла, Чили и др.)[2].

АТР является экономически и политически неоднородным регионом мира. Фактически регион дефрагментирован на несколько частей, деление между которыми условно и подвижно.

Мы рассматриваем АТР как регион, в который входят:

  • • «большая тройка» (Япония, Китай, Республика Корея);
  • • группа успешно развивающихся «азиатских тигров»: Республика Корея, Сингапур, Малайзия, Тайвань, Таиланд, Вьетнам и другие государства;
  • • политико-экономическая структура АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии);
  • • Китай, выбивающийся в мировые лидеры;
  • • Северная Корея, которую следует упомянуть отдельной строкой;
  • • остальные страны.

В АТР можно выделить три экономических неформальных блока:

  • • Северо-Восточное экономическое пространство;
  • • экономическое пространство АСЕАН;
  • • китайский экономический район.

АТР считается важным геостратегическим регионом, который образуют входящие в него государства, а также зоны их контроля и влияния.

Важно запомнить!

Данный геостратегический регион состоит из двух геополитических пространств меньшей величины — Северо-Восточной Азии и Юго-Восточной Азии, которые можно считать геополитическими регионами. Данные геополитические регионы весьма органичны и контактны, поскольку представляют собой два самостоятельных полюса и характеризуются параллельно идущими в них интеграционными процессами, обладающими определенной спецификой.

Таким образом, Азиатско-Тихоокеанский регион представляет собой сложную слабоструктурированную мозаичную систему и отличается бицент- ричностъю и очаговым характером интеграционных процессов.

Характерными чертами региона является многообразие всех возможных показателей: экономических (различные экономические модели, темпы экономического роста, модернизации и уровня жизни населения, входящих в него стран); политических (различные политические режимы, культуры и степень демократизации); социальных, этнических и конфессиональных (полиэтническое и многоконфессиональное население).

В регионе сочетается несколько типов культур и социально-экономических систем. Так, КНДР — это социалистическая страна, в Китае, Вьетнаме, Лаосе и Монголии сохранилось еще много существенных элементов социализма, другие — капиталистические страны.

В рамках одной и той же социально-политической системы существуют различные экономические модели. Экономическая составляющая региона представлена сырьевой, индустриальной и постиндустриальной моделями экономики.

Азиатско-Тихоокеанский регион обладает всеми параметрами экономического полюса.

На долю АТР в его широком понимании приходится до 23% земной суши, 40% населения Земли, около 60% мирового ВВП, а также примерно половина совокупного объема мировой торговли и мировых зарубежных инвестиций[3].

Действительно, за несколько последних десятилетий АТР сделал гигантский скачок в развитии, который позволил ему стать влиятельным претендентом на центр силы глобального мира.

В АТР как сложной многоаспектной системе есть свои лидеры — «локомотивы» развития региона, есть и свои аутсайдеры.

Первой модернизацию политики и экономики провела у себя Япония, результаты которой впоследствии назвали «японским экономическим чудом». Затем Гонконг, Тайвань, Южная Корея и Сингапур начали динамично развиваться, трансформировать и модернизировать экономику, за что получили название «Четырех азиатских тигров». Быстрый экономический рост в странах Юго-Восточной Азии стимулировал и повлек за собой подъем экономики и модернизацию в Индии, Вьетнаме, Малайзии, Индонезии, Филиппинах и Таиланде (последние четыре государства стали именоваться в этой связи «новыми азиатскими тиграми»).

Сегодня в странах АТР наблюдаются наиболее высокие темпы экономического роста в мире. Япония, Китай, Сингапур, Тайвань входят в десятку ведущих экономических держав мира. Стремительно набирают экономический потенциал, политическое влияние и военный вес Республика Корея, Индия, Австралия и ряд других государств региона.

Регион отличается высокой инвестиционной привлекательностью, а эти внешние и внутрирегиональные инвестиции стимулируют дальнейшее социально-экономическое развитие входящих в него стран. В ближайшее время АТР сможет стать «экономическим двигателем» глобального мира.

Высокая динамика экономических и политических процессов формирует тенденцию к преобразованию региона в важнейший центр мировой политики и экономики.

Сегодня главной составляющей АТР как претендента на статус центра силы глобального мира являются высокие темпы развития экономик входящих в него стран и разнообразие ресурсов, которыми они располагают. Каждая страна внесла свой вклад в совокупную силу региона: Гонконг, Тайвань и Сингапур — динамичное развитие и модернизацию; Япония, Республика Корея, Тайвань — инновации и высокие технологии; Австралия, Филиппины, дальневосточный регион России — природные ресурсы; Новая Зеландия, Австралия, Филиппины — высокую сельскохозяйственную производительность. Аккумуляция этих ресурсов, их суммарная мощь позволили АТР стать важным фактором становления многополярного мира и реальным претендентом на статус центра силы.

После глобального экономического кризиса, по мере нарастания проблем в Европейском Союзе, финансовых и бюджетных трудностей в США стало все более очевидным, что центр мировой экономической активности постепенно перемещается в АТР. Регион становится местом наивысшей концентрации экономической мощи в XXI в.

Азиатско-Тихоокеанский регион обладает параметрами политического полюса, поскольку может оказать существенное влияние на геополитические процессы во всем мире.

Политическая роль региона в глобальном политическом порядке определяется следующими особенностями.

Во-первьис, в этом регионе сосредоточены наиболее успешные и интенсивно развивающиеся государства, в том числе претендующие на звание великих держав мира в XXI в.

Во-вторых, географическая удаленность и изолированность благодаря Тихому океану делает невозможным управлять ситуацией в регионе извне.

В-третьих, сложившийся баланс сил в регионе постепенно становится важнейшим элементом глобального (общемирового) геополитического равновесия.

На ситуацию в Азиатско-Тихоокеанском регионе повлиял тот факт, что в 2011 г. США объявили о «развороте» своей политики в сторону АТР. Соединенные Штаты позиционируют себя как тихоокеанскую державу, объявляют себя гарантом безопасности в этом регионе и выказывают явное стремление доминировать в нем. Важной стратегической задачей глобальной державы является удержание политического, военного и экономического лидерства в АТР.

Многие государства АТР, опасаясь растущего влияния Китая, положительно воспринимают США, а их военное присутствие в регионе расценивают как гарантию собственной безопасности. Доминирование США в Юго-Восточной Азии рассматривается ими как механизм сдерживания Китая и как важное условие поддержания баланса сил в регионе.

Однако Вьетнам, который позиционирует себя как региональный лидер в Индокитае, имеет большую зависимость от китайского рынка, а значит, в своей политике будет более ориентироваться на своего великого соседа, а также на Россию, которая в своей концепции внешней политики рассматривает эту страну в качестве своего стратегического партнера.

Активная политика США в АТР неизбежно приведет к усилению соперничества этих двух держав за свое влияние в регионе.

Тогда более четко обозначится раскол стран АТР на две группы. Одна из них останется верной союзу и партнерству с США, укрепляя с ними свое военно-политическое взаимодействие. Другая группа предпочтет сохранять и расширять экономическое партнерство с Китаем.

В результате в АТР сложилась уникальная по геополитическим параметрам ситуация. Здесь выстраиваются две геополитические дуги, которые нестабильны и значительно подвижны. Так, с одной стороны, Южная Корея и Тайвань, находясь в зоне экономического влияния Китая, постепенно все более сближаются с КНР.

С другой стороны, их противовесом выступают страны проамериканской ориентации (Сингапур, Филиппины), находящиеся в военно-стратегической зависимости от США и другие страны Юго-Восточной Азии.

Бесспорное лидерство Китая на континенте компенсируется военным присутствием США в регионе и доминированием в Тихом океане.

США стремятся закрепить свое экономическое и военное присутствие в регионе по линиям двухстороннего, а по возможности и многостороннего, сотрудничества с другими странами АТР. Например, Соединенные Штаты заключили военный союз с Республикой Корея и разместили на территории этой страны группировки американских вооруженных сил. В целом в АТР находится вооруженный контингент США в количестве 100 тыс. человек.

И Китай, и США выступают активными участниками практически всех происходящих в регионе процессов, в том числе связанных с политическим, экономическим и военно-техническим сотрудничеством, что сказывается на расстановке геополитических сил в регионе и оказывает неоднозначное влияние на интеграционные процессы.

Однако, как показывает практика, имеющиеся в арсенале Вашингтона экономические, политические и военно-стратегические средства в Азии оказались менее эффективны, чем в других частях света. Это повышает шансы Китая вытеснить США из региона или по крайней мере уменьшить их влияние.

Возникает удивительный феномен: если рассматривать АТР в широком географическом понимании (когда сюда включают и Соединенные Штаты Америки), то именно в этом ареале формируется бинуклеарный центр силы глобального мира, где ядрами являются США и Китай. Эта ситуация позволяет сделать вывод, что в регионе АТР складывается локальная биполярная система.

1

ATP имеет характерные черты военного полюса.

В АТР расположен значительный ракетно-ядерный потенциал США, Китая и Северной Кореи. Но именно Китай является потенциальным военным лидером благодаря отсутствию каких-либо ограничений по стратегическим запасам оружия массового уничтожения. Существует вероятность, что его ядерный потенциал может не только достичь имеющегося уровня США, но, при необходимости, и превзойти его.

Кроме того, постепенно происходит увеличение ядерного потенциала стран Юго-Восточной части АТР, которые выделяют сегодня на военные расходы от 5 до 20% своего государственного бюджета. Рынок оружия АТР уже сегодня занимает второе место в мире (после Ближнего Востока) и составляет третью часть мирового рынка продажи оружия.

Это создает опасный фактор насыщения данного региона современным оружием и стимулирует гонку вооружений. В результате это может привести к пересмотру многими ведущими мировыми державами своей военной доктрины, военного бюджета и военной стратегии.

Военно-политическая обстановка в АТР создает мощную тенденцию к превращению региона в важнейший центр мирового военно-политического влияния, который по своему совокупному потенциалу вскоре будет сопоставим с Евроатлантическим регионом.

Важно запомнить!

Интеграционные процессы в АТР имеют важное значение для «судьбы» глобального политического развития.

невмешательства во внутренние дела, стремление к удержанию властных полномочий как внутри географических и стратегических границ, гак и за их пределами в условиях поддержания мирного сосуществования стран.

Многие страны региона стоят перед трудной дилеммой. С одной стороны, они понимают объективную необходимость интеграции в региональные и глобальные хозяйственные механизмы. С другой стороны, ощущают значительную политическую, психологическую и экономическую потребность отстаивать свои интересы и культурную самобытность.

Вторым фактором, который влияет на сбалансированность и стабильность интеграционных процессов, является экономическое, политическое и культурное разнообразие региона, все еще сохраняющийся большой разрыв в экономическом развитии между его странами.

По уровню экономического развития в АТР принято выделять несколько групп государств. Первая группа — это группа развитых стран, к которым относят США, Австралию, Японию, Канаду и Китай. Вторая группа — это страны (Тайвань, Республика Корея, Малайзия, Сингапур), которые уже добились значительных результатов на пути своего экономического развития. Третья группа стран (Вьетнам, Лаос, Мьянма, Камбоджа, КНДР) пока еще значительно отстают в своем развитии от лидеров, хотя некоторые из них имеют достаточно высокие темпы экономического роста.

Третьим фактором, тормозящим интеграционные процессы в АТР, являются открытые и латентные противоречия и конфликты между некоторыми входящими в него странами (Республика Корея и КНДР, Китай и Тайвань, Китай и Индия, территориальная принадлежность островов Спратли, а также нестабильная ситуация в ряде государств — Северной Корее, Камбодже, Тайване, Индонезии, Таиланде, Фиджи и т.д.) Наличие в регионе множества неразрешенных конфликтов, территориальных споров, очагов напряженности и потенциальных источников угроз безопасности, а также межэтнических и межконфессиональных противоречий, нестабильной внутриполитической ситуации в отдельных странах оказывает негативное влияние на развитие интеграции.

Политическая амбициозность и стремление к политической самостоятельности часто берут верх над пониманием существующей экономической взаимозависимости и необходимостью углублять сотрудничество, что выступает тормозом в развитии интеграционных процессов. Это является причиной сохранения определенной политической напряженности в АТР. А стремительное наращивание военной мощи Китаем создает предпосылки к формированию новой гонки вооружений на Тихом океане. Военное присутствие США в регионе усугубляет положение вещей.

Четвертый фактор, отрицательно влияющий на региональную интеграцию, — это конкурентная борьба между странами региона за доступ к ресурсам, в первую очередь, углеводородам. Эта конкуренция будет нарастать по мере роста мировых цен на энергоносители и сокращение собственных стратегических их запасов в отдельных странах АТР. Специалисты прогнозируют через 10—15 лет возможную трансформацию энергетической конкуренции в политическую конфронтацию.

Пятым фактором, оказывающим влияние на интеграционные процессы в АТР, па который указывают многие специалисты, является отсутствие переговорных механизмов, аналогичных европейским, развитой системы многостороннего обсуждения проблем безопасности, подобных европейским «мерам доверия». Действительно, практика показала невозможность применения на азиатском направлении европейского опыта выстраивания международных отношений, отсутствие надежных переговорных механизмов, мер доверия.

В регионе отсутствует и в обозримом будущем вряд ли появится какая- либо структура, которая была бы способна объединить, как в Европе, суверенные государства в некий региональный союз с соответствующими органами управления и единой валютой.

Немаловажным фактором, который может уже в ближайшем будущем оказать негативное воздействие на развитие политических процессов в регионе и на интеграцию, является скрытое соперничество ведущих государств АТР за роль лидера.

В континентальной части АТР бесспорным лидером является Китай.

Все вышесказанное позволяет сделать следующий вывод. Несмотря на неоднозначность интеграционных процессов, тенденции стабильности в регионе преобладают над тенденциями дестабилизации политических и экономических процессов. В АТР комплиментарная взаимозависимость и вовлеченность значительного количества стран в финансово-экономические взаимосвязи в общем перевешивают конфликтную сторону. Стремление к мирному разрешению споров делает потенциально возможным дальнейшее углубление интеграции в регионе. Сегодня в АТР ведутся поиски политической основы социально-экономического соразвития стран региона.

Регион способен к дальнейшей интеграции и формированию институциональной основы для дальнейшего объединения своих экономических ресурсов, политического влияния и военного потенциала. Происходит укрепление механизмов АСЕАН, АТЭС, Боаоского форума и других региональных организаций, что можно расценивать как возникновение предпосылки для дальнейшей координации внешней и внутренней политики стран региона. Все это еще более способствует формированию основы потенциального центра силы глобального мира.

Растущая экономическая мощь Азиатско-Тихоокеанского региона постепенно переформатируется в военную и политическую силу и влияние. В этом регионе постепенно формируются все параметры экономического, политического, военного полюсов, а культурное разнообразие и своеобразие позволяет рассматривать регион как специфический цивилизационный полюс.

В итоге АТР, будучи экономическим, политическим и военным полюсом, представляет частный региональный вариант глобальной многополярности.

Дальнейшая аккумуляция в данном геостратегическом пространстве суммы параметров экономического, политического и военного полюсов дает основание определить статус этого региона как центра силы глобальной политической системы.

Рост влияния АТР в глобальном мире вызывает необходимость сформулировать стратегию взаимодействия с этим важным глобальным актором.

Благодаря России, имеющей выход к Тихому океану и являющейся страной, принадлежащей к Азиатско-Тихоокеанскому региону, страны Евразийского союза становятся также коллективным субъектом АТР.

  • [1] Резюме обзора экономического и социального положения в АТР за 2010 г. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N10/346/20/PDF/N1034620.pdf?OpenElement(дата обращения 12.09.2016).
  • [2] Азиатско-Тихоокеанский регион: региональные проблемы, международные организации и экономические группировки : справочник. М.: Восток — Запад, 2010. С. 198.
  • [3] Азиатско-Тихоокеанский регион: региональные проблемы, международные организации и экономические группировки : справочник. С. 11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >