Арабский Восток и мусульманская «наука»

Иным отношение к «суетным» наукам было у мыслителей арабского Востока. Время, когда христиане только-только нащупывали иные пути учености, для арабов было золотым временем переработки античного знания и его усвоения. Сферы веры и разума у них были институционально разведены следующим образом: вопросами теории и практики ислама занимались улемы (алимы), вопросами спекулятивной теологии, основанной на разуме, а не на следовании религиозным авторитетам, — мутака- лимы. Мутакалимы заложили основы калама — знания, основывавшегося на логическом рассуждении. Калам, в свою очередь, стал основой для развития философских знаний арабов, в том числе и их «светской» ветви. Тем не менее спор веры и разума здесь тоже имел место (он был актуален для всех трех околосредиземноморских мировых религий, поскольку все эти культуры выросли в эллинизированном мире и приняли Аристотеля, схоластика у них была общая). Но представлявший крайнюю рационалистическую позицию Аверроэс, ставивший, по сути, Аристотеля выше Писания, а философов выше теологов, утверждал, что философы об истине должны говорить лишь между собой, а если они совершат такую глупость, что выйдут на площадь, то будут не поняты, побиты камнями, и это будет правильно, ибо на площадь с истиной в состоянии выходить только пророки [8].

Интерес к греческой художественной литературе (особенно к эпической поэзии Гомера) во многом стал основой для интереса арабов к другим сторонам греческого знания. Впрочем, не только греческого — индийское знание оказало не меньшее влияние на арабских ученых (алгебра и арифметика). Впрочем, здесь следует помнить, что индийская математика и астрономия в эпоху раннего Средневековья продолжали существовать в основном в виде текстов — их «золотой век» остался далеко позади.

Фигуры арабских книжников появились не на пустом месте — еще в V—VII вв. христианские еретики-несториане, бежавшие из Византии, обосновались в Персии, принеся с собой не только произведения религиозной направленности, но и книги античных авторов по отдельным областям знаний. Завоевание Персии арабами не слишком изменило ситуацию с распространением античных знаний — многие из арабов были христианами, что иногда подразумевало их знакомство с греческим наследием. Таковым был Хунейн ибн Исхак (переводчик, живший в IX в.), таковым был и один из отцов православной церкви Иоанн Дамаскин. При дворах арабских халифов жили и греки. Например, придворным астрономом халифа Махди I (770-е — 780-е гг.) был Феофил Эфесский, переводивший на сирийский язык Гомера.

В IX в. появилось сразу целое созвездие философов, большая часть которых проживала на территории Месопотамии (Аль-Кинди, Аль-Хорезми, Аль-Фергани). И конечно же, вершина этого плодотворного периода — Аль-Фараби (872—950) — пожалуй, ключевой персонаж ранней исламской науки. Этот арабский ученый, очевидно, происходивший из местности Фараб (южная часть нынешнего Казахстана), стал одним из лучших толкователей Аристотеля. Не случайно его последователи назвали Аль- Фараби «Вторым Учителем» (Первым для них был Аристотель). Фараби, как и большинство его современников, не был практиком, его работы являются итогом долгих размышлений над сутью знаний, их места в обществе, о структуре самого общества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >