Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ
Посмотреть оригинал

Испанская литература XVII столетия

Испанская литература XVII в. в социокультурном контексте эпохи.

Испания, бывшая в эпоху Возрождения самой могущественной державой, потерпев поражение в войне с Англией и потеряв в 1588 г. свой флот, - «Непобедимую Армаду» - в XVII в. становится одной из самых политически и экономически отсталых европейских стран. Этому во многом способствовал экономический кризис рубежа XVI-XVII вв., к которому привело пренебрежение собственной экономикой и промышленностью, вызванное притоком золота с северо-американских колоний (соблазн легкой наживы в колониях путем военной службы, связанной с мародерством, торговых и денежных спекуляций, отвращал многих от производительного труда), а также ряд государственных банкротств, внешнеполитические и военные неудачи. Испанский абсолютизм носил реакционный характер: не способствуя созданию централизованного национального государства, он служил достаточно прочной основой феодальной реакции и контрреформации. Спустя несколько лет после смерти Филиппа II, его преемник Филипп III осуществляет изгнание морисков (1609) и по-прежнему пытается сделать Испанию гигантским монастырем, в результате чего уже к середине XVII в. страна теряет свой престиж на мировой арене, а к концу столетия занимает положение второразрядной европейской державы.

Одновременно XVII столетие получает название «золотого века» в испанской культуре: благодаря творчеству живописцев Эль Греко, Бартоломео Эстебана Мурильо, Франсиско Сурбарана, Франсиско Рибальта, испанское искусство обретает общеевропейскую известность, кроме того, в испанской культуре зарождаются новые тенденции, во многом повлиявшие на художественное развитие Европы. Утопичность ренессансных идеалов, их противоречие и несоответствие реальности в Испании проявилось наиболее отчетливо, поэтому мироощущение многих художников, писателей, поэтов, ищущих пути сохранения гуманистических ценностей, наполняется трагизмом и мощным художественным течением здесь становится барокко. Каждый из крупных художников, обладая собственным видением мира, обогатил панораму испанского барокко разнообразием чувств. Жизнь Испании, где мечты о славе соседствовали с мрачной реальностью, где гордость ощущать себя в центре могучей когда-то империи контрастировала с повседневной нищетой страны, отличали сильные противоречия: можно было уйти в трагикомический мир, искать прибежища в сфере мистики или предаться забвению, и все испанское барочное искусство XVII столетия - от литературы до живописи - соединяет мечты и реальность, рациональное и иррациональное.

С художественной системой барокко связаны фактически все достижения испанской литературы, которую отличали трагичность, выдвижение на первый план духовного начала, а ко второй половине столетия - нарастание мистических тенденций, усиление мотива иллюзорности бытия, выразившегося в формуле Кальдерона «жизнь есть сон». В литературе испанского барокко проходила борьба двух школ - культизма и консептизма, которые значительно обогатили литературу новыми выразительными средствами и приемами.

Сторонники культизма (исп. cultos - обработанный, возделанный), получившего наиболее полное выражение в поэзии, полагали, что совершенный и прекрасный мир искусства, противостоящий реальности, рассчитан лишь на восприятие тонко чувствующими, хорошо образованными людьми, и средство неприятия действительности - поэтический язык. Культисты создали особый

«темный стиль», перегружая произведения сложными метафорами, сравнениями, синтаксическими конструкциями, неологизмами латинского происхождения. Пытаясь выразить тончайшие отгенки чувства, нюансы внутреннего переживания, представители культизма эмоционально перенасыщали поэзию:

О влага светоносного ручья,

Бегущего текучим блеском в травы!

Там, где в узорчатой тени дубравы Звенит струной серебряной струя,

В ней отразилась ты, любовь моя:

Рубины губ твоих в снегу оправы...

Лик исцслснья - лик моей отравы Стремит родник в безвестные края.

Но нет, не медли, ключ! Не расслабляй Тугих поводьев быстрины студеной.

Любимый образ до морских пучин Неси неколебимо - и пускай Пред ним замрет коленопреклоненный С трезубцем в длани мрачный властелин[1].

(Л. де Гон гора. Сонет)

В этом сонете Л. де Гонгоры, насыщенном метафорами, к примеру, строка «Рубины губ твоих в снегу оправы» обозначает белоснежное лицо возлюбленной и се алые губы. Подобные метафоры не случайны - поэзия культистов демонстрирует типичные для барокко множественность точек зрения на объект описания, многозначность слова, и нередко поэты употребляют слова в непривычном значении, выстраивая целую систему метафор. Так, в поэтическом словаре Л. де Гонгоры на опорных словах (хрусталь, рубин, золото, гвоздика, снег, жемчуг) выстраивается система метафор: «золото» - это и золото пчелиного меда, и золото волос, и золотой цвет оливкового масла; «хрусталь» обозначает не только воду, но и слезы, а также тело женщины. При всей простоте тематики культистов (любовь, одиночество, хрупкость красоты, изменчивость и бренности бытия) их

поэтическое воплощение всегда сложно:

Пока руно волос твоих течет.

Как золото в лучистой филиграни,

И не светлей хрусталь в изломе грани,

Чем нежной шеи лебединый взлет.

Пока соцветье губ твоих цветет Благоуханнее гвоздики ранней И тщетно снежной лилии старанье Затмить чела чистейший снег и лед,

Спеши изведать наслажденье в силе,

Сокрытой в коже, в локоне, в устах,

11ока букет твоих гвоздик и лилий

Нс только сам бесславно не зачах.

Но годы и тебя нс обратили В золу и в землю, в пепел, дым и прах.

(Л. де Гонгора. Сонет)

Крупнейшими представителями культизма считаются Луис де Гонгора-и-Арготе (1561-1627), Хуан де Тассис-и-Перальта (1582-1622), Педро Сото де Рохас (1584-1658).

Главной задачей консептизма (йен. concepto - мысль), воплотившегося в прозе, являлось раскрытие неожиданных связей между далеко стоящими друг от друга понятиями и явлениями; консептисты полагали, что высказывание должно быть максимально кратким и максимально насыщенным смыслом. Язык их более демократичен, изобилует многозначными словами, каламбурами, сравнениями. Консептисты старались передать богатство и гибкость острой мысли, в связи с чем их проза рационалистична и остроумна.

Кеведо

(/580-/645)

Наиболее яркими представителями консептизма являлись Луис Велес де Гевара (1579-1644) и Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас (1580-1645).

Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас был одним из крупнейших и наиболее плодовитых писателей своего времени, посвятившим свою жизнь обличению развращенности, подлости и распущенности официальных кругов Испании. Родился в Мадриде в семье секретаря дочери императора Карла V. Изучал теологию и получил научную степень в университете Алькала де Энарес. Отличался буйным нравом, обидчивостью, чему способствовали внешние недостатки (страдал близорукостью и хромал); убив на дуэли одного из своих противников, Кеведо был вынужден укрыться на Сицилии, где ему предоставил убежище вице-король Сицилии герцог Осуна. В 1615 г. Осуна вновь отослал Кеведо в Мадрид уже в качестве своего личного посла. Вскоре, став участником политического заговора против Венеции, Кеведо, переодевшись нищим, был вынужден бежать и вскоре оказывается в изгнании в провинциальном городке Торре-де-Хуан-Абад. Именно там он пишет трактат о денежном обращении, сатирические поэмы, переводы с греческого языка, в 1621 г. создает труд по истории Испании и реферат на тему смерти Филиппа И. Судьба изгнанника меняется в 1632 г., когда он получает назначение на должность королевского секретаря и пост в Генуе. Однако выступления Кеведо против коррупции во времена Филиппа III, неудач во внешней политике Филиппа IV, равно как и острая критика, направленная лично на королевского министра дона Гаспара де Гусмана, графа Оливареса приводят к одиночному тюремному заключению в подземелье монастыря Сан Маркос по обвинению в государственной измене. В заключении Кеведо пробыл до 1643 г., пока сам инициатор его ареста граф Оливарес не впал в немилость. Однако к моменту своего освобождения Кеведо был пожилым шестидесятитрехлетним человеком с подорванным здоровьем, и спустя два года после освобождения писатель умирает.

В историю испанской литературы Ф. Кеведо вошел как один из родоначальников консептизма, выдающийся писатель-сатирик, обличающий иезуитов, дельцов и аферистов, порочных фаворитов- министров, развращенных аристократов, продажных судей, что наиболее ярко проявилось в его ранних памфлетах «Генеалогия обалдуев» (1597) и «Происхождение и определение дури» (1598), а также в сатирических летрильях «Могущественный кабальеро - дон Динеро» и «Продажному судье»:

Вникать в закон - занятие пустое,

Им торговать привык ты с давних пор;

В статьях - статьи дохода ищет взор Мил нс Ясон тебе - руно златое.

Божественное право и людское Толкуешь истине наперекор И купленный выводишь приговор Еще горячей от монет рукою.

Тебя не тронут нищета и глад;

За мзду содеешь с кодексами чудо:

Из них не правду извлечешь, а клад.

Коль ты таков, то выбрать бы не худо:

Или умой ты руки, как Пилат,

Иль удавись мошною, как Иуда.

(Ф. де Кеведо. Продажному судье.)

Сатирическая направленность творчества Ф. Кеведо выразилась и его плутовском романе «История жизни пройдохи по имени дон Паблос из Сеговии» (изд. в 1626 г., спустя двадцать лет после создания). В нем через похождения главного героя писатель в остронатуралистичсских и гротескных тонах изобразил разложение дворянства и моральное падение общества в целом, демонстрируя непримиримость по отношению к католическому духовенству, деятельности папы, религиозным таинствам. Писатель изображает отвратительный, фальшивый мир, населенный деформированными существами, подобными одному из персонажей романа дворянину Торибио Родригесу Вальехо Гомесу де Ампуэро-и-Хордану, чье пышное имя прикрывает абсолютную духовную пустоту.

Ф. Кеведо был автором многочисленных сонетов, прозаических произведений - авантюрного романа «История жизни Бускона» (1626), в котором главный герой Пабло, переменивший множество профессий, прошедший через немыслимые злоключения, постигает истину об ужасе окружающего мира, лишенного человечности, и становится наемным убийцей; «Книги обо всем и еще о многом другом», представляющей свод нравственных задач и их решений, вновь осмеивая человеческие слабости и пороки, а также астрологию, алхимию и другие виды шарлатанства; цикла «Сновидения» (1627; запрещен инквизицией в 1631), состоящего из новелл-памфлетов в форме средневековых «видений» («Мир наизнанку», «Видение ада» и др.), рисующих в аллегорической форме загробную жизнь и безобразную испанскую действительность.

Важнейшее место в испанской литературе XVII в. занимал жанр плутовского (пикарескного) романа, сложившийся еще в эпоху Возрождения, представляющий «низовое» барокко и оказавший значительное воздействие на формирование барочного европейского романа. Расцвет жанра (основополагающие черты его - линейная структура, построение по биографическому принципу, в центре повествования - история жизни и похождений бездельника, плута - пикаро) в XVII столетии связан с особыми социально-историческими условиями Испании - распадом патриархальных отношений, обнищанием населения, появлением большого числа бродяг и деклассированных элементов (пикаро). Классические образцы плутовского романа были созданы Франсиско Кеведо («История жизни пройдохи по имени дон Паблос», 1893-1604) и Луисом де Геварой («Хромой бес», 1641). Примечательно, что испанский плутовской роман оказал значительное воздействие как на развитие этого жанра в Германии («Симплиций Симплициссимус» Гриммельсгаузена), Франции («Жиль Блаз», «Хромой бес» Лссажа), так и формирование английского реалистического романа XVIII в. (элементы романа пикарескного отчетливо проступают в произведениях Д. Дефо, Г. Филдинга, Т. Смоллета).

В XVII в. в Испании продолжает развиваться театральное искусство и драматургия, связанные прежде всего с наследием Лопе де Веги и продолжателями его традиции, среди которых выделяются Хуан Луис де Аларкон-и-Мендоса (1580-1639), в чьем творчестве наметился очевидный переход от комедии интриги к комедии характеров («Сомнительная правда»), Гильен де Кастро (1569-1631), заимствовавший сюжеты из народных романсов и изображавший очень драматические положения, фантастические авантюры, бурные чувства («Юность Сида»). Наиболее же ревностным последователем гуманистической традиции Лопе де Веги был Габриэль Тельес (Тирсо де Молина, 1571-1648) - автор около 400 пьес различного рода, в том числе, остроумных комедий интриги («Дон Хиль Зеленые штаны», «Благочестивая Марта»), и создатель жанра религиозно-философской драмы («Севильский озорник»), подготовившей появление пьес Кальдерона.

Кальдерон

(/600-/68/)

  • [1] Поэзия испанского Возрождения : пер. с исп. / редколл.: Н. Балашов, Ю. Виппер,М. Климова [и др.]; сост. и ком мент. В. Столбова ; вступ. статья С. Пискуновой. М., 1990.- Здесь и далее цит. по этому изд. - О.О.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы