Социалистическая легальная печать.

По количеству изданий социалистическая журналистика не шла ни в какое сравнение с либеральной и монархической периодикой дореволюционной России. Ленин в 1912 году отмечал, что «на сто либеральных газет в России едва ли придется одна марксистская».

Если накануне и во время первой российской революции партия эсеров не переживала острых внутренних расколов, как РСДРП, то после 1908 года пресса эсеров вошла в период кризиса в связи со скандальным разоблачением Евно Азефа как агента царской охранки.

В печати в это время появилось немало гневных выступлений в адрес эсеров. Так, Ф. Дан в статье «Религия террора» (журнал «Голос социал-демократа») писал: «Азеф был для партии эсеров больше, чем вождем. Он занимал в партии единственное в своем роде место и в этом отношении не знал себе равных... С провалом Азефа террор, как тактика революционного процесса, осужден, он играет прямо контрреволюционную и потому реакционную роль. Отделить террор от революции и противопоставить мнимореволюционному заговорщичеству действительно революционное массовое движение - обязанность всякого социал-демократа» («Голос социал-демократа, 1909. № 13).

Несмотря на это, эсеры укрепляли свою прессу: с апреля 1907 по апрель 1914 года их центральным органом являлась газета «Знамя труда», в 1912— 1914 годах издавали также журнал «Заветы» и газету «Трудовой голос». В 1913-1914 годах в связи с постоянными гонениями со стороны властей газете «Трудовой голос» пришлось многократно менять названия («Живая мысль», «Заветная мысль», «Вольная мысль», «Северная мысль», «Смелая мысль», «Верная мысль», «Стойкая мысль», «Живая мысль труда»).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >