Право вето.

Еще при создании ООН группа малых и средних государств — Австралия и страны Латинской Америки — резко выступили против института права вето. Они требовали либо полной отмены вето, либо существенного ограничения сферы его применения. В итоге после дискуссии участники конференции проголосовали за предложенную государствами-основателями формулу вето.

Требования ограничить право вето в течение многих лет звучат в Генеральной Ассамблее ООН. Например, делегат Коста Рики Бруно Стагно Угарте заявил: «Мы не должны упустить возможность ограничить право вето с тем, чтобы в перспективе вовсе отменить его. Для начала важно было бы добиться запрета на применение вето при обсуждении проблем геноцида, военных преступлений, массовых нарушений прав человека» [59].

При выработке предложений о трансформации ООН следует исходить из неизменности позиции Российской Федерации о категорической неприемлемости какого-либо ущемления статуса нынешней «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности ООН, прежде всего института права вето. Об этом в сентябре 2005 г. категорически заявил Постоянный представитель России при ООН А. И. Денисов: «Подтверждаем неизменную позицию Российской Федерации о категорической неприемлемости какого-либо ущемления статуса нынешней “пятерки” постоянных членов Совета Безопасности ООН, прежде всего института права вето» [59]. Таким образом, право вето в течение неопределенного долгого времени должно быть сохранено.

Из проведенного анализа особенностей модели ООН вытекают следующие соображения по реформированию организации.

Во-первых, на фоне высокой динамики развития глобализационных процессов реформа ООН должна представлять собой постоянную деятельность по адаптации к новым требованиям и реалиям современного мира. Сам процесс реформирования может осуществляться как за счет внесения изменений в Устав ООН, так путем адаптации практики и процедур к складывающейся ситуации. Возможно и сочетание этих двух методов.

Во-вторых, реформа ООН проходит в условиях изменения баланса сил в постбиполярную эпоху, высокой динамики и непредсказуемости развития международной обстановки, что требует применения современных методов моделирования и поддержки решений.

И, наконец, несовершенство существующих механизмов управления привело к тому, что деятельность ООН осуществляется на основе различных многосторонних механизмов, созданных для решения конкретных проблем и обладающих высокой степенью автономности. Деятельность таких мало подотчетных ООН международных образований объективно ведет к снижению авторитета и общей эффективности действий ООН, прежде всего, в сфере обеспечения международной безопасности.

Важным является создание новых механизмов, обеспечивающих взаимодействие между глобальной и региональными системами обеспечения международной безопасности. Итогом реформы ООН должно стать создание принципиально новой модели синхронизации между региональными системами коллективной безопасности и универсальной системой коллективной безопасности в лице реформированного Совета Безопасности, которая бы отвечала современным угрозам, отображала существующее многообразие международных систем, моделей и институтов регионального уровня, сохраняя при этом полицентриче- ский характер Совета — главного координационного органа, защищающего принципы Устава ООН и права человека [60].

Как представляется, инструментальным средством, способным отразить процессы синхронизации, является концептуальная модель обеспечения международной безопасности, обеспечивающая всеохватывающий интегральный подход к проблеме.

Модель должна отражать следующие направления перестройки и обновления структур ООН.

Во-первых, стратегической целью реформы ООН является построение более широкой концепции коллективной безопасности, в которой учитываются возможности существующих организаций обеспечения международной безопасности с целью эффективного противодействия существующим и новым ВРОУ.

Во-вторых, трансформация ООН должна носить всеобъемлющий характер, согласовываться с изменениями региональных институтов обеспечения международной безопасности и организации тесного взаимодействия с ними с целью выхода за рамки узковедомственных интересов и работы над всем спектром проблем согласованным образом.

В-третьих, в ходе трансформации количество постоянных членов Совета Безопасности, имеющих право вето, с учетом требований многих ведущих государств мира может быть увеличено. При этом право вето должно быть сохранено.

В-четвертых, необходимо развивать способности ООН по предотвращению ВРОУ за счет кардинального укрепления традиционных инструментов реагирования ООН — санкций и посредничества, а также механизмов формирования и применения миротворческих сил ООН, обеспечения для них необходимых ресурсов и персонала. Это требует серьезного пересмотра концепции операций по поддержанию мира.

Одновременно реформа ООН должна способствовать формированию механизмов, которые помогали бы государствам перейти от непосредственно постконфликтного этапа к долгосрочному восстановлению и развитию, содействовали бы государствам-членам по их просьбе в укреплении их собственных возможностей.

В-пятых, вызовы и угрозы XXI в. обусловливают необходимость создавать новые ресурсы, включая нормативно-правовую базу, способные обеспечивать оперативное реагирование на кибератаки, на использование подрывных информационно-коммуникационных технологий против государств — членов ООН, на введение экономических санкций без соответствующего мандата ООН.

В-шестых, при планировании и осуществлении реформы важным является комплекс мер по реализации стратегии устойчивого развития, основанной на совместных усилиях государств — членов ООН по сокращению уровня бедности, развитию социальной справедливости и обеспечению мер по охране окружающей среды.

Необходимо также продолжить работу по сближению позиций государств — членов ООН по вопросам применения силы для предотвращения конфликтов между государствами и внутри государств. Успешное решение этого вопроса призвано сыграть важную роль в деле построения обновленной системы коллективной безопасности.

И, наконец, должна быть продолжена выработка мер, способных привести к снижению вероятности осуществления ядерного нападения за счет укрепления режима ядерного нераспространения, предотвращения попадания оружия массового уничтожения в руки террористов, создания зон, свободных от ядерного оружия, строгого соблюдения Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

Реформированная таким образом ООН будет адекватно отражать особенности современного миропорядка и послужит важным универсальным инструментом поддержки международного сотрудничества. Однако при всей своей масштабности такая модель не способна охватить весь комплекс проблем международных отношений в эпоху глобализации.

Наряду с ООН важным звеном в формировании мироустройства являются региональные организации и интеграционные объединения, возникновение которых, как правило, является существенным фактором укрепления безопасности и стабильности, социально-экономического развития и культурного обмена между странами, входящими в эти организации. Поэтому участие в таких организациях играет конструктивную роль во внутриполитической жизни этих стран и в то же время помогает им защищать свои интересы на региональном и международном уровнях. Более того, участие в работе региональных организаций отражает уровень национально-политического сознания государств и понимание ими настоятельной потребности в единстве как одном из основных условий прогресса и устойчивого развития.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >