Тенденции развития договорного права на примере развитых правовых систем современности

В широком смысле под договорным правом можно понимать всю совокупность норм, сосредоточенных в различных источниках, регулирующих имущественные отношения по заключению, исполнению, расторжению разнообразных договорных обязательств между участниками как внутреннего, так и международного экономического оборота.

В рамках настоящей главы обозначены основные тенденции, происходящие в современном договорном праве различных правовых систем. Понимание этих тенденций позволит не только расширить кругозор и представления о современном договорном праве, но и поможет более грамотно решать прикладные задачи по заключению и исполнению внешнеэкономических сделок. Знание договорного нрава различных правовых систем является важным элементом правовой культуры специалистов, работающих в сфере мировых экономических связей.

Первая тенденция - интернационализация договорного права, как и в целом гражданского (торгового) права различных стран.

Такое явление, как интернационализация частного права и договорного права, в частности, не является новым. Так, «римское частное право, - писал классик русской цивилистики И.А. Покровский, - чтобы быть вполне пригодным фундаментом для оборота, в котором принимали участие самые различные национальности, должно было отвлечься от всяких специфических особенностей, сделаться правом «супранациональным», универсальным. Римское право впитало в себя здоровые начала международного оборота и превратилось из права собственно римского в некоторое общее право всего

45

античного мира» .

Следует согласиться с мнением М.И. Кулагина, что современный процесс интернационализации договорного права происходит по следующим основным направлениям:

  • - усиления воздействия международного публичного права награждан- ское (торговое) право той или иной страны;
  • - интенсивного развития национального правового регулирования отношений с иностранным элементом;
  • - унификации гражданского и торгового права;
  • - сближения не только нормативного содержания частного права различных стран, но и систем источников права[1] [2].

Особенно этот процесс очевиден на примере европейского права. По словам академика Б.Н. Топорнина, «европейское право, с одной стороны, служит главным регулятором интеграции, способствует ее развитию, а с другой - отражает и воплощает ее результаты и потребности»[3]. Под европейским правом в широком смысле понимается правовое регулирование отношений в Европе, охватывающих организацию и деятельность практически всех европейских международных организаций, всю совокупность экономических, социальных, политических, научных, культурных отношений4*.

Договор о Европейском экономическом союзе не отменяет и не заменяет прав государств-членов, самостоятельно регулирующих самые разные стороны своего развития. Между тем формирование общего рынка потребовало ведение продуманной правовой политики. Ес смысл сводится к тому, чтобы добиваться сближения права государств-членов в той мере, которая необходима для должного функционирования общего рынка. Исходные положения этой политики изложены в Договоре о ЕЭС. Институты сообщества получили возможность издавать «директивы относительно положений, предписаний и административных действий государств-членов» (ст. 100 Договора о ЕЭС). Это должно было осуществляться и в тех случаях, когда национальное право прямо касалось вопросов формирования и функционирования общего рынка. Развитие сообщества вело к усилению контроля за соответствием норм национального права принципам общего рынка. Отмеченный выше процесс сближения законодательства коснулся и договорного права, в результате чего появилось значительное число Директив Европейского Экономического сообщества, которые были направлены на сближение (унификацию) законодательства стран, входящих в ЕЭС, например Директива № 86/635 от 18 декабря 1986 г. о координации законодательств государств-членов ЕЭС по вопросу

49

о независимых торговых агентах .

Процесс унификации права в ЕЭС осуществляется в основном двумя путями: посредством заключения международных договоров и соглашений между странами-членами ЕЭС, а также путем принятия Советом ЕЭС специальных актов, направленных на сближение правового регулирования отношений, непосредственно затрагивающих существование и функционирование Общего рынка.

Итак, интеграционные процессы в экономической жизни вызывают необходимость сближения, унификации режимов правового регулирования.

4>'Рябиков С.Ю. Агентские соглашения во внешнеэкономических связях. - М., 1992.

Отмеченную выше тенденцию интернационализации можно, в частности, наблюдать и на примере российского договорного права. Так, достаточно отметить, что одна из принципиальных установок, на которых базируется современный Гражданский кодекс, - согласование правил экономического оборота в России с общепринятыми нормами международного права. При разработке договорно-правовых институтов были учтены положения международных договоров и конвенций, участниками которых является Российская Федерация (например, Венской конвенции о международных договорах купли-продажи). Вместе с тем восприняты и правила, содержащиеся в международных документах, к которым Россия еще не присоединилась, но которые отражают деловую международную практику, соответствующую потребностям России. Так, были использованы правила, содержащиеся в Конвенциях, разработанных Международным институтом унификации частного права (У НИ Д РУ А), о международном факторинге, транспортных услугах, строительном подряде. Безусловно, такое согласование позволило в дальнейшем обеспечить унификацию правил торгового оборота в рамках международного экономического сотрудничества.

Заметное влияние на содержание национального законодательства Англии в области международной торговли оказала Венская конвенция о договорах международной купли-продажи, нормы ее были инкорпорированы во внутригосударственное право Англии[4].

Гражданское (торговое) законодательство различных стран включает нормы, определяющие: гражданско-правовой статус иностранных физических и юридических лиц, права иностранцев на имущество, находящееся на территории другого государства, порядок совершения и содержание внешнеэкономических контрактов и т. д., и в этом смысле большой интерес представляют положения раздела 6 «Международное частное право» части третьей Гражданского кодекса РФ.

Следует заметить, что процесс унификации гражданского законодательства характерен и для законодательства государств-участников Содружества Независимых Государств. Так, например, упомянутый выше проект третьей части Гражданского кодекса был принят как рекомендательный законодательный акт для Содружества Независимых Государств.

Вторая тенденция - либерализация формы договора, внедрение в договорную практику электронного документооборота, развитие электронной коммерции.

Развитие электронной коммерции породило правовые проблемы, связанные с уточнением законодательных представлений о письменной форме договора и ее атрибутах, определением правового статуса электронных документов, и ряд других.

Третья тенденция - появление новых договорных типов, ранее не известных законодательству различных стран, широкое использование смешанной конструкции договоров.

Вес большее значение в гражданском обороте приобретают договоры, объектом которых становится различного рода информация, представляющая коммерческую ценность.

В последние десятилетия широкое распространение в сфере правового регулирования предпринимательских отношений в западных странах и США находит договор франчайзинга (франшизы). В США существуют специальные нормы, которые посвящены заключению международного договора франчайзинга.

Гражданский кодекс РФ ввел новый тип договора, именуемый «коммерческая концессия», но сути, эквивалент известных в законодательстве других стран договоров франшизы или франчайзинга. Однако франчайзинг не получил в России такого развития, как в упомянутых странах. Чтобы представить значение этого договора в системе, например, американской экономики, достаточно привести такие цифры: каждые пятнадцать минут в США открывается новый франчайзинговый магазин, более трети всех розничных продаж совершается в Америке по франчайзинговым системам4. Большое распространение с середины прошлого столетия также получили договоры лизинга, необходимость унификации правового регулирования этих операций привела к принятию Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28 мая 1988 г. В соответствии с Федеральным законом от 16.01.1998 г. Россия присоединилась к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге12.

В современном договорном праве границы применения договора выходят за рамки собственно акта имущественного обмена, а договор используется «не только в качестве юридической формы обмена, но и как правовой инструмент организации рыночного хозяйства, опосредующий процессы концентрации капитала и производства»'4.

Это обусловило появление новых договорных институтов, например договоров подчинения, отчисления прибыли, "вертикальной фиксации цен» и других.

Огромно значение в экономике развитых стран договоров между государственными органами и частными лицами, имеющих давнюю историю правового регулирования, кстати, как правило, эти контракты имеют особый режим правового регулирования, отличный от обычных гражданско-правовых договоров.

Можно предположить, что в ближайшие годы интенсивно будет развиваться в законодательствах различных стран договор возмездного оказания услуг. Так, в сфере услуг стран Европейского союза сегодня занято примерно 60 % всех работающих, тогда как в промышленности 13 %. Понятие услуги [5] [6] [7]

носит весьма широкий характер. Так, в Договоре о ЕЭС была дана классификация видов услуг, к таковым отнесены:

  • а) деятельность промышленного характера;
  • б) деятельность торгового характера;
  • в) деятельность ремесленников;
  • г) деятельность лиц свободных профессий:
  • д) туристская деятельность;
  • е) радиосообщения, включая рекламу по радио[8].

Всемирная торговая организация / World Trade Organization / в принятом ею Генеральном соглашении о торговле услугами (Parti, article 1 (b)) определяет, что услуги включают в себя услуги в любом секторе экономики, за исключением услуг в сфере обеспечения осуществления государственной власти[9].

Широкая представленность сектора услуг в экономике различных стран, развитие экономических отношений о предоставлении услуг, несомненно, приведут к развитию и совершенствованию договорных форм, регулирующих эти отношения, появлению новых видов договоров. Следует особо обратить внимание на развитие института различного рода технических, консультационных, информационных услуг, которые направлены на поддержание качества эксплуатации товара в послепродажный период. Значение этого вида услуг будет также возрастать, поскольку современные представления о товаре с точки зрения теории маркетинга включают в себя не только само изделие, но и весь комплекс дополнительных услуг, обеспечивающих надлежащее функционирование изделия. Такой товар в теории маркетинга именуют товаром с подкреплением.

В самостоятельный вид международных коммерческих операций обособился инжиниринг. Под инжинирингом понимается комплекс или отдельные виды инженерно-технических услуг, которые чаще всего связаны с проектированием, разработкой новых технологических процессов, усовершенствованием известных технологических процессов, которые заканчиваются внедрением новых изделий в производство; инжиниринг знает достаточно много разновидностей: консультативный, технологический, строительный, общий и др. Необходимость унификации правового режима заключения подобных договоров потребовало принятие в 1982 г. специального документа Комитетом по развитию торговли ЕЭК ООН «Руководство по составлению международных договоров на консультативный инжиниринг, включая связанные с этим аспекты технического содействия».

Можно предположить дальнейшее развитие и совершенствование договорных форм взаимоотношений, связанных с передачей и использованием объектов интеллектуальной собственности. Одной из черт современного договорного права является широкое использование смешанной конструкции договоров, т. е. такого договорного правоотношения, которое совмещает в себе элементы нескольких договорных типов.

Четвертая тенденция - сочетание начал свободы договоров с усилением ограничения свободы, установленного государственно-правовыми предписаниями.

Свобода договора является основополагающим принципом права о договорах. В ст. 1.1 Принципов международных коммерческих договоров (принципы УНИДРУА) закреплено: «стороны свободны вступать в договор и определять его содержание»[10]. Содержание принципа свободы договора в современных экономических условиях означает, во-первых, признание граждан и юридических лиц свободными в заключении договоров; во-вторых, свободу сторон определять условия заключаемого ими договора. За незначительными интерпретациями содержание принципа свободы договоров раскрывается однозначно в законодательстве отдельных стран, в том числе в ст. 421 ГК РФ.

Свобода договора отнюдь не означает, что государство не вводит никаких публично-правовых правил регулирования упомянутых отношений и никаким образом не ограничивает так называемую свободу договоров.

И.А. Покровский еще в прошлом веке отмечал, что во всех современных законодательствах принцип договорной свободы подвергается ограничению не только со стороны закона, но и со стороны некоторых других внезаконных критериев, каковыми являются «общественный порядок» и «добрые нравы»[11]. Установление оптимального соотношения публично-правового и частноправового регулирования экономических отношений в целом представляет одну из сложнейших задач в области регулирования экономических отношений многих государств.

Ограничение принципа свободы договора можно проследить но следующим направлениям.

Во-первых, антимонопольное (антитрестовское) законодательство ограничивает или даже вводит прямой запрет на некоторые виды договоров. К таковым относятся договоры, которые закрепляют за их участниками определенные объемы производства того или иного товара, распределяют рынки сбыта, запрещают продажу товаров по демпинговым ценам и др. Во многих западноевропейских странах «ограничительные» соглашения подлежат обязательной регистрации в административных или судебных органах.

Во-вторых, ограничение принципа свободы видится в контроле со стороны государственных органов за содержанием условий договоров, в которых профессиональному коммерсанту противостоит более слабая сторона, в частности потребитель, приобретающий товар или принимающий услугу для личного потребления, не связанного с предпринимательской деятельностью. Ограничение свободы в таких договорах идет по пути включения в договор определенных условий или по пути наложения запрета на присутствие в договоре определенных условий, ущемляющих интересы потребителей.

Законодательство некоторых стран предусматривает режим повышенной защищенности тех субъектов договорных отношений, которые являются новичками в мире бизнеса. Любопытна в этом смысле практика законодательного регулирования заключения договора франчайзинга в США. Огромное распространение и влияние франчайзинга в американской экономике привело к злоупотреблениям. В 1979 году Федеральная торговая комиссия США принимает Постановление № 436, в соответствии с которым каждый франчайзер, предлагающий франшизы в США, должен иметь предписанный документ, доступный потенциальному покупателю, который раскрывает информацию о личности франчайзера, вплоть до истории банкротств последнего, а также содержание самого договора франчайзинга по числу тех условий, которые предписаны упомянутым Постановлением ФТК. Постановлением также регламентируется срок предоставления этого документа не менее чем за 10 дней до подписания контракта. Такой срок устанавливается с тем, чтобы позволить потенциальному франчайзи проконсультироваться с юристом, бухгалтером, бизнес-консультантом 5

В-третьих, государство предписывает содержание определенных условий договоров, например, в сфере ценообразования. Философия игнорирования публичного интереса и выражения типа: «Что хорошо для Дженерэл моторе, то хорошо для страны» не годятся для экономических, политических и правовых решений. Даже в сфере договорного регулирования публичный интерес обязывает государства вводить ограничения принципа свободы договоров.

Пятая тенденция - развитие системы способов обеспечения исполнения обязательств.

Заслуживает внимания раздел Единообразного торгового кодекса США, посвященный обеспечению исполнения сделок. Категория «обеспечительного [12] [13] [14]

интереса», согласно ЕТК США, означает интерес в движимом или недвижимом имуществе, обеспечивающий оплату или исполнение обязательства (ст. 1-201). Широкое распространение в американской договорной доктрине получили идеи об обеспечительных интересах, «созданных посредством договора, включая...аренду и консигнацию, предназначенные служить обеспечением» (ст. 9-102 ЕТКСША).

В западных правовых системах в последнее время получили развитие такие способы обеспечения исполнения, как ипотека движимости, условная продажа, преимущественное право, а также передача и резервирование права собственности в целях обеспечения[15].

Что касается способов исполнения обязательств по новейшему гражданскому праву России, то следует заметить, что некоторые из них (задаток, неустойка, поручительство, залог) относятся к числу традиционных, известных еще римскому частному праву. Между тем Гражданский кодекс предусмотрел в качестве способов обеспечения исполнения и такие, как банковская гарантия и удержание имущества должника, ранее не известные нашему законодательству.

Шестая тенденция - совершенствование института договорной ответственности в направлении универсализации убытков как основного средства правовой защиты.

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства сторона, чьс право нарушено, имеет право на исковую защиту своих прав с использованием тех средств правовой защиты, которые предусмотрены законодательством.

В законодательстве стран, относящихся к романо-германской правовой семье, в качестве одного из начал ответственности по договорам является еще заложенный римским правом принцип «договоры должны исполняться» (pactasuntservanda). Денежная компенсация присуждается, если нельзя исполнить обязательство в натуре. Однако западное право в целом ряде случаев отходит от этого принципа. Это обусловлено прежде всего экономическими обстоятельствами, так, «уязвимость договора перед лицом экономических и социальных потрясений возрастает», например, вследствие деятельности государства по регулированию экономических процессов, отмены им или издания новых нормативных актов, в результате чего исполнение договора просто становится невозможным . В англосаксонском праве исполнение обязательства в натуре применялось как исключительное средство по усмотрению суда. Кредитор в случае нарушения договорного обязательства мог претендовать на возмещение убытков.

Таким образом, возмещение причиненных убытков является предпочтительным средством, применяемым в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств.

Принципы международных коммерческих договоров (принципы УНИДРУА) в ст. 7.4.1 предусматривают: «Любое неисполнение дает потерпевшей стороне право на возмещение убытков либо исключительно, либо в сочетании с любыми другими средствами правовой защиты...»[16] [17]. Законодательство многих стран исходит из принципа полного возмещения причиненных убытков. В состав убытков входят: положительный ущерб, т. е. те реальные затраты, которые понес кредитор вследствие неисполнения должником своего обязательства, и упущенная выгода, т. е. те доходы, которые кредитор мог бы получить при надлежащем исполнении обязательства. В законодательстве США убытки в зависимости от характера нарушения делятся на компенсаторные и мораторные. Компенсаторные убытки взыскиваются за неисполнение обязательства и заменяют исполнение. Мораторные убытки взыскиваются за просрочку исполнения. По способу исчисления убытки делятся на конкретные и абстрактные. Конкретные убытки - это действительные убытки (могут быть и положительным ущербом и упущенной выгодой), которые одна из сторон понесла в результате нарушения договора. В сфере торговых сделок часто применим такой упрощенный способ исчисления убытков, как разница между договорной и рыночной ценой. Убытки, определяемые таким образом, именуются абстрактными (ст. 50, 51 Английского Закона о продаже товаров). Определение суммы убытков иногда вызывает известные сложности, поэтому при заключении договоров нередко определяют размер возможных убытков, такие убытки именуются оцененными или убытками в твердой сумме. При предъявлении требований о предоставлении средств защиты истец должен доказать факт заключения договора, его нарушение, размер ущерба, а также принадлежность истцу права на то средство защиты, о котором он просит.

В правовой доктрине многих стран длительное время существовал принцип: ответственность наступает за вину. Однако определяющей тенденцией развития договорной ответственности является отказ от принципа вины как одного из условий ответственности. В российском гражданском праве это можно наблюдать в содержании п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса.

Итак, подводя черту изложенному, можно отмстить, что договорное право, будучи одной из древнейших подотраслей права, является динамично развивающейся, что, очевидно, нельзя нс учитывать специалисту, деятельность которого причастна к заключению и исполнению многообразных коммерческих договоров.

  • [1] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М, 1998. С. 51 (Серия «Классика русскойцивилистики»).
  • [2] Аь Кулагин М.И. Предпринимательство и право: Опыт Запада. - М., 1992. С. 31.
  • [3] Топорин Б.Н. Европейское право: учебник. - М., 1999. С. 15. 4хТопорин Б.Н. Европейское право: учебник. - М., 1999. С. 19.
  • [4] Белых В.С. Качество товаров в английском договоре купли-продажи. - М., 1991.
  • [5] Шаблова Е.Г. Договор франчайзинга в американском праве // Преобразования в управлении предприятиямив постиндустриальной экономике: сборник научных трудов. - Екатеринбург, 1999. С. 116.
  • [6] Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. - 1998. - № 5.С. 105-113.
  • [7] 55 Кулагин М.И. Предпринимательство и право: Опыт Запада. - М.. 1992. С. 72-73.
  • [8] Топорин Б.Н. Европейское право: учебник. - М, 1999. С.15-11.
  • [9] ^'WorldTradeOrganization.International legal materials. - 1994. - Vol. 33. Number 1.January. C. 49.
  • [10] Принципы международных коммерческих договоров / пер. с англ. А.С. Комарова. - М, 1996. 60
  • [11] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М, 1998. С. 251 (Серия «Классика русскойцивилистики»).
  • [12] "Шаблова Е.Г. Договор франчайзинга в американском праве // Преобразования в управлении предприятиями в
  • [13] постиндустриальной экономике: сборник научных трудов. - Екатеринбург. 1999. С. 116-121.
  • [14] 62
  • [15] Кулагин М.И. Предпринимательство и право: Опыт Запада. - М.. 1992. С. 86.
  • [16] Кулагин М.И. Предпринимательство и право: Опыт Запада. - М., 1992. С. 85.
  • [17] Принципы международных коммерческих договоров: пер. с англ. А.С. Комарова. - М.. 1996.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >