КАСПИЙСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ПЕТРА I И ПЕРСИДСКИЙ ПОХОД (1722—1723)

Петр I, несмотря на свою занятость на европейских фронтах, постоянно думал о налаживании отношений с Индией. Слабое развитие географических знаний в то время позволяло ему предполагать, что добраться до нее сравнительно легко, что она как-то граничит с Каспийским морем (связана реками). Поэтому Петр, собираясь установить контакты с Индией, направляет дипломатов в двух направлениях — с востока и запада обогнуть Каспий — то есть через Среднюю Азию и Персию (Иран).

Сегодня можно встретить утверждения некоторых недобросовестных исследователей, что «индийские планы» Петра — это миф, который не имеет под собой никакой Источниковой основы. Сейчас Вы убедитесь, что это совсем не так.

Еще в 1716 году на восточном побережье Каспийского моря была основана Красноводская крепость, на следующий год в пустыню отправилась 6-тысячная экспедиция капитана гвардии Александра Бековича- Черкасского. Ей предстояло «склонить» хивинского хана к дружбе с Россией и перекрыть плотиной Амударью: воды великой среднеазиатской реки надлежало пустить по древнему руслу в Каспийское море и по ней «до Индии водяной путь сыскать». Это поручение основывалось на донесении знатного туркмена Ходжи Нефеса, которого в 1714 году привезли из Астрахани, по его настоятельной просьбе, для встречи с русским царем. Он рассказал о россыпях золотого песка на Амударье, о ее старом, впадавшем некогда в Каспийское море русле, перегороженном узбеками, о готовности туркменских племен помочь русским вернуть реку в Каспий.

Самое интересное, что на сегодня доказано: до 1570-х гг. в Каспийское море с востока действительно впадала река, правда, не Амударья, а впятеро менее полноводная река — Западный Узбой. Специалисты говорят: «Идея Петра повернуть воды Амударьи в Каспий теоретически не была бессмысленной». Рассказ Ходжи Нефеса о золотых россыпях совпадал с донесениями сибирских воевод.

Хивинцы уже просили Москву о принятии их в подданство, правда, было это в 1700 году, когда начинавший войну со шведами Петр смог отправить в ответ только грамоту с согласием. Теперь решено было снарядить в Хиву посольство — князь Бекович-Черкасский должен был поздравить с утверждением на хивинском престоле нового хана, предложить ему и бухарскому хану русское подданство, а также русскую гвардию для поддержания спокойствия в раздираемом смутами ханстве. Задачи поиска золота и отыскания старого русла Амударьи держались пока в секрете. Нов 1715 году к власти в Хиве пришел хан, который был очень воинственен и не склонен идти к кому-либо в подданство. Он принял посольство, потом отправил его домой ни с чем, а на обратном пути за посольством посылается военный хивинский отряд, который схватил Бековича-Черкасского, доставил его в Хиву, где ему отрубили голову. Эту голову хивинский хан отправил в подарок (и в качестве угрозы!) бухарскому хану, которую тот вернул с вопросом: «Не людоед ли хивинский хан?». После этого в России долго бытовала поговорка — «пропал, как Бекович».

Отряд Бековича-Черкасского полностью истребили хивинцы, но эта неудача не остановила Петра. В 1719 году капитан-лейтенант Верден и лейтенант Соймонов обследовали западный и южный берега Каспия вплоть до Астрабада и рек, и «какие суды могут где приставать». Южное побережье Каспийского моря царь рассматривал как плацдарм на пути к овладению богатствами Индии и Китая.

Над той же проблемой трудились посол в Иране, знаменитый впоследствии Артемий Волынский, и отправленный в сказочную Бухару секретарь Флорио Бе- невени. Они были уверены в полном успехе небольшой военной экспедиции. «Не только целою армиею, но и малым корпусом великую часть к России присоединить без труда можно», — писал Петру из Ирана Волынский. Ему вторил посол в Бухаре: «Сила все резоны уничтожит», — и считал достаточным для покорения Средней Азии 3000 солдат и казаков. В 1721 году закончилась долгожданным миром Северная война. В это же время соседний Иран оказался на грани распада. Восставшие афганские племена двигались к столице и вскоре низложили шаха Гуссейна, а на севере подняли восстание дагестанские владетели. Они разгромили богатый торговый город Шемаха и разграбили имущество русских купцов. Этот инцидент и был использован как предлог для начала военных действий, тем более что «бунтовщики» обратились за помощью к турецкому султану, а русское правительство не желало допустить утверждение Турции во всем Закавказье и ее выход к Каспийскому морю.

Весной 1722 года русская армия собралась у Астрахани и 18 июля выступила в поход на юг. Вместе с гвардией отправился в последний в своей жизни поход и Петр 1. Как-то ночыо на палубе флагманского корабля он поделился планами с моряком и ученым Федором Соймоновым: «Знаешь ли, что от Астрабада до Балха в Бухарин и до Водокшана (Бадахшана в Афганистане) и на верблюдах только 12 дней ходу, а гам во всей Бухарин средина всех восточных коммерции... и тому пути никто помешать не может». Император мечтал не только о далекой Индии. Новые земли на юге должны были поставлять «эзенгоутово дерево» для российского флота, нефть, медь, свинец, табак, вино, сухие фрукты, пряности и — важнее всего — знаменитый персидский шелк. Петр стремился «повернуть» на Россию проходивший через Иран и Турцию древний караванный путь шелковой торговли. В устье Куры царь планировал «заложить большой купеческий город, в котором бы торги грузинцев, армян, персиян, яко в центре, соединялись и оттуда бы продолжались до Астрахани». Уже были подсчитаны и будущие доходы с завоеванных территорий, которые должны были составлять 880 000 руб. в год. Можно только удивляться размаху замыслов Петра: повернуть течение рек, проложить новый торговый путь с берегов Балтики в далекую Индию, установить протекторат над Грузией и Арменией и всей Средней Азией, владетелей которой предполагалось не только обязать «союзными» договорами, но и учредить при них гвардию из «российских людей». Одновременно старым морским путем вокруг Африки в 1723 году отправилась секретная экспедиция адмирала Вильстера — ее целью являлись захват Мадагаскара и установление отношений с империей Великих Моголов в Индии.

Изданный в июне 1722 года манифест извещал о начавшейся войне в поддержку законного шаха «против предреченных бунтовщиков и злобных изменников». В августе 1722 года сам Петр принял ключи от древнего Дербента; в декабре морская экспедиция полковника Шилова заняла столицу провинции Гилян — Решт, а летом 1723 года десант генерала Матюшкина после четырехдневной бомбардировки заставил капитулировать Баку. Короткий поход в раздираемый междоусобной войной Иран привел к присоединению равнинного Дагестана, прибрежных земель Азербайджана и северных провинций Ирана — Гиляна, Мазандерана и Астрабада. В сентябре 1723 года в обмен на эту уступку Петр обещал помощь наследнику иранского трона Тахмаспу в борьбе с турками и афганцами.

На этих условиях в 1723 году заключен Персидский договор, который предусматривал предоставление Ирану военной помощи. Шах признавал за Россией Дербент, Баку и некоторые прикаспийские провинции. Провозглашалось установление доброй дружбы и свобода торговли между двумя странами.

Но заключенный на этих условиях с персидским послом «союзный» Петербургский договор Тахмасп так и не признал. В том же году турецкая армия вторглась в подвластные Ирану области Армении и Грузии, и только чрезвычайные усилия русских дипломатов привели к заключению договора с султаном, закрепившего раздел иранской территории. Константинопольский договор был заключен в 1724 году. Россия получала западное побережье Каспия, которое отошло к ней по договору с Ираном в 1723 году, а Грузия и Армения оставались за Турцией. Таким образом, этот договор оставлял на произвол судьбы поднявшихся против турецкого владычества армян и фузин во главе с царем Хартли Вахтангом VI. Их отряды приняли неравный бой с турецкими силами и в течение долгого времени продолжали безнадежную борьбу. Лишенному и турками, и шахом трона царю Вахтангу Петр предоставил убежище в России, а выход для закавказских христиан видел в переселении их в новозавоеванные иранские провинции. Оттуда предполагалось «тихим образом» выселять туземцев.

Однако реально под контролем русской армии находились только опорные пункты на западном и южном побережье Каспия — крепость Святого Креста в устье р. Сулак. Дербент, Баку, Кескер, Решт, Мазандеран и Асграбад еще предстояло завоевать. В 1724 году Петр приказал немедленно приступить к их хозяйственной эксплуатации, разведать запасы полезных ископаемых, особенно цветных металлов. Уже были приглашены голландские купцы к выгодной торговле персидским шелком.

Но скоро результаты Персидского похода вовлекли Россию в сложнейший клубок международных и межэтнических противоречий в Закавказье. Первоначальный успех вторжения развить было невозможно — предстояло думать не столько о путях в Индию, сколько о сохранении контроля над полосой в 50—100 верст по западному и южному берегу Каспия. Несмотря на договор с Россией, стотысячная турецкая армия начала успешное наступление в Закавказье, разграничение русских и турецких владений затянулось до 1727 года. Стремясь укрепиться на каспийском побережье, турецкие власти предписывали местным феодалам «сколько могут у россиян отбирать провинции» и провоцировали их выступления против «неверных». Ответом были репрессии. Они вызвали настоящую партизанскую войну.

Военные конфликты на этой полосе и разграничение территорий продолжались до 1735 года. Как и во многих других случаях, планы Петра опередили свое время. Страна еще нс располагала экономическими возможностями для освоения заморских территорий: казаки и солдаты не могли заменить энергичных предпринимателей, которых не хватало и в самой России. В 1735 году русские войска были выведены с завоеванных Петром I территорий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >