Свобода образования, или право на образование как свобода от вмешательства со стороны государства.

Свобода образования состоит в том, что государство не имеет права установить какие-либо философские, идеологические или религиозные взгляды в качестве единственной основы для образовательной системы своей страны. «Правительство не имеет монополии на образование»[1]. Родители и иные законные представители детей, учащиеся и студенты свободны в выборе образования. Они также свободны в выборе того, какое образование они хотят получить.

Другими словами, любой человек или группа людей вправе использовать свои идеологические или религиозные убеждения в качестве идейной основы для получения образования. При этом они свободны создавать образовательные организации, определять их идейную направленность и содержание предлагаемого в них образования (так называемая педагогическая свобода является составной частью свободы определять содержание образования и заключается в праве определять программу и методы обучения).

Свобода образования нашла отражение в позитивных нормах как международного, так и национального права. «Никому не может быть отказано в праве на образование, — говорится в ст. 2 протокола 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. — Государство при выполнении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать образование и обучение своих детей в соответствии со своими собственными религиозными и философскими убеждениями».

Часть 1 ст. 44 Конституции РФ гарантирует свободу преподавания, а Закон об образовании в качестве принципа государственной политики и правового регулирования в сфере образования закрепляет принципы свободы выбора получения образования согласно склонностям и потребностям человека, создание условий для самореализации каждого человека, свободного развития его способностей, включая предоставление права выбора форм получения образования, форм обучения, организации, осуществляющей образовательную деятельность, направленности образования в пределах, предоставленных системой образования, а также предоставление педагогическим работникам свободы в выборе форм обучения, методов обучения и воспитания (п. 7 ч. 1 ст. 3).

В соответствии с этими принципами в Законе об образовании получили правовое признание формы получения образования как в образовательных организациях, так и вне них (семейное образование и самообразование) (ст. 17). При этом образовательные организации свободны в определении содержания образования, выборе учебно-методического обеспечения, образовательных технологий но реализуемым ими образовательным программам (ч. 2 ст. 28).

Однако свобода образования не носит абсолютный характер. В известной истории хулиган утверждал, что, будучи свободным гражданином, он может двигать своим кулаком в любом направлении, на что судья мудро ответил: «Свобода движений вашего кулака ограничена положением носа вашего соседа». Кроме того, наши права одновременно всегда и чьи-то обязанности.

В соответствии с подобным подходом свобода образования ограничена, во-первых, целями образования. «Участвующие в настоящем Пакте государства, — говорится в п. 1 ст. 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, — признают право каждого человека на образование. Они соглашаются, что образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и сознания ее достоинства и должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам. Они далее соглашаются в том, что образование должно дать возможность всем быть полезными участниками свободного общества, способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями и всеми расовыми, этническими и религиозными группами и содействовать работе Организации Объединенных Наций но поддержанию мира».

Конвенция о правах ребенка (1989)[2] добавила, что «образование ребенка должно быть направлено на <...> воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной», а также на «воспитание уважения к окружающей природе» (п. «с» и «е» ч. 1 ст. 29). Поэтому, как разъяснил Европейский Суд по правам человека, не всякие философские убеждения родителей должны приниматься во внимание при реализации ими своего права на образование и обучение детей, а лишь такие убеждения, которые достойны уважения в демократическом обществе, совместимы с человеческим достоинством и соответствуют праву ребенка на образование[3].

В Законе об образовании говорится, что содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений, обеспечивать развитие способностей каждого человека, формирование и развитие его личности в соответствии с принятыми в семье и обществе духовно-нравственными и социокультурными ценностями (ч. 1 ст. 12).

Во-вторых, свобода образования может быть ограничена государством посредством установления минимальных требований к образовательным организациям. В соответствии с п. 3 ст. 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах участвующие в этом Пакте государства «обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях — законных опекунов, выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством, и обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями».

С этой целью в Российской Федерации устанавливаются ФГОС как совокупность обязательных требований к образованию определенного уровня и (или) к профессии, специальности и направлению подготовки (п. 6 ст. 2 Закона об образовании), а образовательная деятельность подлежит лицензированию (ст. 91 Закона).

Установленные ограничения свободы образования не подлежат расширительному толкованию. В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах прямо говорится, что никакая часть ст. 13 не должна толковаться в смысле умаления свободы отдельных лиц и учреждений создавать учебные заведения и руководить ими при неизменном условии соблюдения принципов, изложенных в и. 1 этой статьи, и требования, чтобы образование, даваемое в таких заведениях, отвечало тому минимуму требований, который может быть установлен государством (п. 4 ст. 13).

  • [1] De GroofJ. Education as a Basic Right in Present-Day Society. A Synthetic Approach //Comments on the Law on Education of the Russian Federation. Acco Leuven/Amersfoort, 1993.P. 16.
  • [2] Россия участвует в Конвенции как правопреемник СССР, который ратифицировалКонвенцию 13 июня 1990 г.
  • [3] Case of Campbell and Cosans v. the United Kingdom. Judgment of 25 February, 1982 //Publications of the European Court of Human Rights. Series A: Judgments and Decisions.Strasbourg, 1982. Vol. 48. P. 16. § 36.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >