—1950 гг. Минимальное мозговое повреждение

В 1940-е гг. А. А. Штраусс (A. A. Strauss) сформулировал концепцию минимального мозгового повреждения (minimal brain damage). Так стали обозначать непрогредиентные резидуальные состояния, возникающие в результате ранних локальных поражений ЦНС: пре- и перинатальной патологии, черепно-мозговых травм или нейроинфекций. Что касается гиперактивности, то наличие лишь ее одной стало считаться достаточным основанием для подтверждения диагноза мозгового повреждения, даже если в анамнезе или при непосредственном обследовании детей четких указаний на признаки такого поражения не обнаруживалось. В американском штате Мичиган А. А. Штраусс и его сотрудники одними из первых стали заниматься разработкой специальных программ стимулирующего школьного обучения для детей с пограничными интеллектуальными способностями. На основании своих наблюдений они пришли к выводу о том, что нарушения поведения у детей с мозговым повреждением характеризуются сходством с картиной последствий черепно-мозговой травмы у взрослых (Strauss A. A., Werner Н., 1943). Но в отличие от взрослого у ребенка, перенесшего мозговое повреждение, своеобразные поведенческие расстройства инициируются менее интенсивными внешними стимулами, а проявляются в виде более развернутых реакций. Хотя суждения А. А. Штраусса и его сотрудников первоначально основывались на результатах обследования детей с легкой умственной отсталостью, они считали возможным рассматривать сходные проблемы поведения у детей с нормальным интеллектом как результат мозгового повреждения. Данные этих исследований оказались в свое время очень привлекательными, поскольку авторы пытались объяснить трудности в поведении и обучении у детей с биологических позиций. Кроме того, к этим работам проявили большой интерес врачи, которые пытались лечить детей с помощью методов, основанных на психоаналитической теории, но не получали удовлетворительных результатов. Однако выводы А. А. Штраусса вызвали скептическое отношение со стороны ряда специалистов, критиковавших его в первую очередь за отсутствие четких критериев для подтверждения органического повреждения мозга.

В то время как А. А. Штраусс и его сотрудники сформулировали и начали пропагандировать свои теоретические представления, концепция минимального мозгового повреждения стала получать клинические и экспериментальные обоснования. В эпидемиологических исследованиях была продемонстрирована отчетливая связь неблагоприятных факторов во время беременности и родов с последующими нарушениями поведения у детей (Pasamamick В. et al., 1956). Особенно выраженное негативное влияние на последующее развитие оказывала асфиксия при рождении (Graham F. К. et al., 1957). Результаты экспериментов на животных подтвердили влияние нетяжелых мозговых повреждений на формирование поведенческих нарушений (Cromwell R. L. et al., 1963).

Интересно, что еще в 1930-е гг. исследователи обратили внимание на сходство поведения гиперактивных детей и приматов после повреждения лобных долей головного мозга, что позволило высказать предположение о формировании гиперактивности в результате поражения передних отделов мозга (Blau А., 1930; Levin R. М., 1938).

Следующий шаг вперед был сделан исследователями, предложившими концепцию непрерывного влияния раннего мозгового повреждения на общее состояние здоровья, поведение и способности к обучению у детей (Pasamamick В. et al., 1956). Они основывались на следующих наблюдениях. Причиной перинатальной смертности после тяжелой патологии беременности или преждевременных родов обычно являлось поражение ЦНС у новорожденного. В группе выживших новорожденных часто отмечались последствия раннего поражения ЦНС. В зависимости от степени и локализации мозгового поражения эти расстройства могли варьировать от тяжелых (детского церебрального паралича и умственной отсталости) до умеренно выраженных нарушений поведения и трудностей обучения и далее до легких поведенческих проблем. Таким образом, термин «минимальное мозговое повреждение» отражал относительно малую степень поражения ЦНС в отличие от таких состояний, как детские церебральные параличи или умственная отсталость.

В ходе обследования детей с трудностями в обучении и поведении, родители которых обращались в отделение специальной помощи департамента образования в г. Балтиморе (США), было установлено, что в анамнезе у этих детей в три раза чаще, чем среди обычных школьников, встречались случаи патологии во время родов, в том числе преждевременных родов и асфиксии (Pasamarnick В. et al., 1961, 1966). Особенно характерной эта закономерность была для детей с гиперактивностью. Специальное проспективное наблюдение за 500 детьми, родившимися недоношенными, показало, что частота встречаемости нарушений развития возрастала по мере снижения массы тела детей при рождении. Эти авторы обратили внимание также на более высокую распространенность перинатальной патологии среди населения с низкой материальной обеспеченностью и пришли к выводу, что частота осложнений перинатального периода и действие неблагоприятных факторов окружающей среды служат отражением социального неблагополучия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >