-е гг. Синдром дефицита внимания

Значительный вклад в развитие представлений о детской гиперактивности с дефицитом внимания внесли исследования в области когнитивной психологии, развитие которой началось в 1960-е гг. Определяющее влияние на развитие представлений об этом состоянии оказали работы канадской исследовательницы Вирджинии Дуглас (Douglas V. I., 1972), которая впервые предложила рассматривать дефицит внимания с аномально коротким периодом его удерживания на каком-либо объекте или действии в качестве первичного дефекта. При уточнении ключевых характеристик в своих последующих работах наряду с такими типичными проявлениями этого синдрома, как дефицит внимания, импульсивность моторных и вербальных реакций и гиперактивность,

В. Дуглас отметила необходимость существенно большего, чем в норме, подкрепления для выработки поведенческих навыков у этих детей (Douglas V. L, 1988). Одной из первых она пришла к выводу о том, что гиперактивность с дефицитом внимания обусловливается общими нарушениями процессов самоконтроля и поведенческого торможения на высшем уровне регуляции психической деятельности, но отнюдь не элементарными расстройствами восприятия, внимания и двигательных реакций.

Теория В. Дуглас получила широкое признание и до сих пор оказывает влияние на определение основных диагностических критериев состояния, которое получило название «гиперактивное расстройство с дефицитом внимания» (ГРДВ). При этом главное проявление дефицита внимания заключается в нарушениях его непрерывности, или поддерживаемого внимания. Дети с ГРДВ не могут, даже если хотят, выполнять длительные, монотонные задания, требующие повторения одних и тех же действий. Результаты выполнения подобных заданий у детей с ГРДВ гораздо хуже, а количество допускаемых ошибок гораздо больше по сравнению с их сверстниками; как правило, чем более продолжительным оказывается задание, тем хуже становятся результаты.

В. Дуглас (1980) предположила, что основные характеристики поведения и когнитивных нарушения у детей с ГРДВ имеют связь с особой конституциональной предрасположенностью нейроанатомической или нейрохимической природы. Внешние проявления данной конституции связаны с недостаточным функционированием трех тесно связанных механизмов (рис. 1.3), которые регулируют: 1) включение, организацию и поддержание непрерывности внимания и активной деятельности, 2) способность тормозить импульсивное поведение (тормозящий контроль), 3) модуляции уровней активности в соответствии с требованиями задачи или ситуации. В результате нарушений этих трех механизмов формируются расстройства или ограничения в развитии психических функций и схем поведения более высокого уровня, включая стратегии целенаправленного поиска, а также мотивации к деятельности. Поэтому дети с ГРДВ чаще, чем их сверстники, сталкиваются с неудачами. Слабые результаты, неуспешное выполнение заданий вызывают реакции избегания. Тем самым концентрация внимания ухудшается еще больше, усиливаются импульсивность и нерегулируемые колебания уровня активности. Одновременно для детей с ГРДВ характерна необычно выраженная наклонность к поиску немедленного вознаграждения (Douglas V. I., 1980).

Сделанный в работах В. Дуглас акцент на нарушениях внимания, наряду с результатами многочисленных последующих исследований внимания, импульсивности и когнитивных функций у гиперактивных детей, послужил основанием для введения в 1980 г. в классификации Американской психиатрической ассоциации DSM-III (1980) и затем в классификации МКБ-10 (1994) термина «синдром дефицита внимания с гиперактивностью».

Схематическое представление о причинах и следствиях нарушений внимания у детей с ГРДВ (по Дуглас В., 1980)

Рис. 1.3. Схематическое представление о причинах и следствиях нарушений внимания у детей с ГРДВ (по Дуглас В., 1980)

В связи с возросшим интересом к дефициту внимания стало считаться, что гиперактивность не является обязательным симптомом расстройства. В классификации DSM-III (1980) разграничивались два варианта: СДВ с гиперактивностью и СДВ без гиперактивности. Сегодня совершенно очевидно, что выделение формы СДВ без гиперактивности не было достаточно обоснованным, так как не имело необходимых клинических и экспериментальных подтверждений. Однако это событие послужило мощным стимулом для исследований разнообразия спектра проявлений ГРДВ, в том числе направленных на идентификацию его вариантов. Обращение к функциям внимания привело к углубленному изучению психологических аспектов проблемы ГРДВ, в том числе нарушений процессов саморегуляции и тормозящего контроля.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >