Вербальная рабочая память

Р. Баркли называет эту функцию «интериоризация речи», что означает скрытую, внутреннюю речь, однако отмечает, что она включает

по в себя вербальную рабочую память, как ее определяют другие авторы. Обычно эта функция исследуется с помощью традиционных тестов, таких, как запоминание цифр (субтест из методики Д. Векслера, в котором испытуемый должен запоминать и повторять постепенно увеличиваемые серии цифр сначала в прямом, а затем в обратном порядке).

Р. Баркли говорит о том, что развитие поведения и когнитивных функций, на которое действуют внешние стимулы, находится под опосредующим влиянием речи и проходит через следующие три этапа: 1) поведение детей контролируется за счет речи окружающих; 2) контроль поведения осуществляется с помощью речевой информации, переносимой извне вовнутрь, при этом со временем происходит формирование внутренней речи — неслышимой и скрытой от окружающих людей; 3) самостоятельное решение проблем и формулирование новых правил.

Что касается интериоризации речи, то эта способность связана с определенным уровнем интеллектуального развития, когда речь все больше приобретает характер речи для себя, а затем — внутренней речи. В норме речь для себя (скрытая, личная речь) появляется в возрасте от 3 до 5 лет как функция, направленная на решение проблем. Это комментарии ребенка, не адресованные другим, а предназначенные помочь самому себе регулировать собственное поведение. Л. С. Выготский рассматривал речь для себя как промежуточный шаг к саморегуляции когнитивных навыков. Поначалу поведение детей регулируется речью других людей, адресованной им. Затем малыши начинают пытаться контролировать свое поведение и мысли в отсутствии других людей, при этом они сначала инструктируют себя, говоря вслух. Когда дети становятся старше, речь для себя превращается во внутреннюю речь. К 5—7 годам речь для себя становится значительно тише, все более приобретает характер телеграфной и претерпевает трансформацию от описательной к инструктивной. Такая речь становится средством отображения (описания для себя) и контроля собственного поведения. В школьном возрасте скрытая часть речи все более увеличивается, становится все менее проговариваемой и слышимой для окружающих, способствует значительному развитию речевого мышления в период от 6 до 10 лет и приобретает характер преимущественно интериоризованной к 9—12 годам (Berk L. Е., 1992).

Л. С. Выготский в монографии «Мышление и речь» (1934) анализирует соотношение между мыслью и словом и, в отличие от своих предшественников, которые отождествляли речь и мышление, рассматривает их как два независимых процесса. Л. С. Выготский полагал, что речь и мышление, возникая независимо, затем образуют качественно новое целое — речевое мышление. Внутренняя речь, по Л. С. Выготскому, — это особый внутренний план речевого мышления, опосредующий динамическое отношение между мыслью и словом. Внутреннюю речь нельзя рассматривать как зеркальное отражение внешней речи или «речь минус звук», это совершенно особая речевая функция.

ш

Она вычленяется из внешней речи и отличается от нее максимальной сокращенностью, редуцированностью. Сначала внешняя и внутренняя речь полностью слиты. Дифференциация функций речи у ребенка (для других и для себя) приводит к разделению внешней и эгоцентрической речи, переходного образования на пути к внутренней речи. Интересно, что «понять эгоцентрическое высказывание ребенка невозможно, если не знать, к чему относится составляющее его сказуемое, если не видеть того, что делает ребенок и что находится у него перед глазами»[1]. Эгоцентрическая речь «по мере развития обнаруживает не простую тенденцию к сокращению и опусканию слов, не простой переход к телеграфному стилю, но совершенно своеобразную тенденцию к сокращению фразы и предложения в направлении сохранения сказуемого и относящихся к нему частей предложения за счет подлежащего и относящихся к нему слов»[2]. Данное свойство, которое Л. С. Выготский называет предикативностью, становится «основной и единственной формой внутренней речи, которая вся состоит с психологической точки зрения из одних сказуемых»[3], подлежащее же чаще всего подразумевается. Для внутренней речи характерен особый семантический строй, характеристиками которого являются преобладание смысла над значением, агглютинация семантических единиц и «влияние» смыслов (одно слово во внутренней речи часто имеет множество смыслов), идиоматичность (изменение оттенков, смысловых нюансов, значения слов), а также редуцированность фонетики (отсутствие необходимости проговаривать слово до конца).

Именно Л. С. Выготский впервые обратил внимание на то, что направленные на себя монологи дошкольника чаще происходят в определенных ситуациях. Он заметил, что дети чаще разговаривают сами с собой при попытке разрешить проблемы или достичь важной цели и что количество личной речи увеличивается всякий раз, когда дети сталкиваются с препятствиями на пути к цели или допускают ошибки. Речь для себя помогает детям планировать стратегии и управлять своим поведением так, чтобы с большей долей вероятности достичь своих целей. Эгоцентрическая речь иллюстрирует переход от доречевого к вербальному мышлению. Таким образом, речь играет решающую роль в когнитивном развитии, делая детей организованнее и позволяя им успешнее решать проблемы. По наблюдениям Л. С. Выготского, с годами личная речь становится короче: уменьшается от целых фраз в возрасте четырех лет до единичных слов и просто движений губ в возрасте 7—10 лет. Со временем эгоцентрическая речь «уходит вовнутрь», становится внутренней речью — когнитивной самоуправляющей системой, скрытым вербальным мышлением, которое используется для организации и регулирования повседневной деятельности.

Вербальная рабочая память позволяет охарактеризовать и осмыслить сущность события или ситуации до того, как отреагировать на них. С помощью интериоризации человек направляет собственную активность, задает себе вопросы, решает проблемы, вырабатывает правила. Поэтому внутренняя речь играет решающую роль в выработке поведения, регулируемого правилами, а также в осмыслении прочитанного, моральных рассуждениях. С поведением, регулируемым правилами, связано несколько следствий: 1) разнообразие реакций на одну и ту же ситуацию становится гораздо более ограниченным; 2) случайные обстоятельства меньше влияют на эти реакции; 3) поведение может становиться непреклонным, не допускающим изменений; 4) оно может продолжаться даже в отсутствии непосредственных внешних результатов, поддерживающих его.

  • [1] Выготский Л. С. Психология развития человека. — М., 2003. — С. 1007.
  • [2] Там же. — С. 990.
  • [3] Там же. — С. 997.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >