Генетические факторы

Наличие в анамнезе факторов раннего органического повреждения ЦНС удается установить не у всех пациентов с ГРДВ. Как было подтверждено в последние годы, важная роль в развитии ГРДВ принадлежит генетическим механизмам (Равич-Щербо И. В. и др., 1999). Первые подтверждения роли наследственности в развитии ГРДВ были получены с помощью близнецового метода (Lopez R. С., 1965) при изучении 10 близнецовых пар (4 монозиготные и 6 дизиготные пары), в каждой из которых у одного близнеца имелась гиперактивность. Конкордантность по ГРДВ у монозиготных близнецов составила 100%, у дизиготных — 17%. Леви Ф. и др. (Levy F. et al., 1997) опубликовали результаты обследования близнецовых пар в возрасте от 4 до 12 лет из 1938 семей: диагноз ГРДВ был установлен среди монозиготных близнецов у 17,3% мальчиков и 6,1% девочек, среди дизиготных близнецов — у 13,5% мальчиков и 7,3% девочек. При этом конкордантность по ГРДВ у монозиготных близнецов составила 82,4%, у дизиготных близнецов этот показатель был намного ниже (37,9%) и приближался к величине конкордантности по ГРДВ между близнецами и сиблингами (30,5%). Результаты других исследований ГРДВ в близнецовых парах представлены на рис. 6.2. Различия в конкордантности по ГРДВ между монозиготными и дизиготными близнецами во всех работах настолько значительны, что не вызывают сомнения в том, что наследственность существенно влияет на развитие ГРДВ. Тем не менее конкордантность у монозиготных близнецов, как правило, не достигает 100%, что указывает на участие в формировании ГРДВ негативных внешних факторов, в частности патологического течения беременности и родов.

Конкордантность по ГРДВ в парах близнецов

Рис. 6.2. Конкордантность по ГРДВ в парах близнецов

? — дизиготные; ? — монозиготные

В пользу генетической природы ГРДВ свидетельствуют также результаты семейных генеалогических исследований. В одном из них (Morrison J. R., Stewart М. А., 1973) были обследованы родные и двоюродные родственники 59 гиперактивных детей и 41 здорового ребенка (контрольная группа). Ретроспективно ГРДВ в детском возрасте было диагностировано у 20% родителей детей, страдающих ГРДВ, по сравнению с 5% родителей здоровых детей. При анализе объединенной информации, собранной на прямых и двоюродных родственников, было показано, что частота встречаемости гиперактивности значительно выше среди родственников гиперактивных детей. Сходные результаты были получены в другом исследовании (Cantwell D. Р., 1992): частота встречаемости гиперактивности оказалась существенно выше у родственников детей с ГРДВ, особенно по линии отца. Среди сиблингов детей с ГРДВ установлена значительная частота ГРДВ, превышающая среднепопуляционную (Ross D. М., Ross S. А., 1982).

На рис. 6.3 и 6.4 представлены результаты исследований, подтверждающих роль наследственности в развитии ГРДВ. На рис. 6.3 показано, что у многих (от 18 до 38%) матерей детей с ГРДВ также отмечались симптомы данного состояния; только три автора приводят относительно низкие показатели — от 4 до 11%. Во всех работах, где проводились сравнения между детьми с ГРДВ и их обычными сверстниками, были получены достоверные различия в частоте ГРДВ среди матерей. При аналогичных исследованиях у отцов пациентов с ГРДВ были установлены еще более высокие показатели встречаемости данного состояния — от 15 до 44% (рис. 6.4).

Результаты изучения разлученных семей также указывают на существование генетического компонента в формировании ГРДВ. Как показало сравнение данных самоотчетов приемных родителей 35 гиперактивных детей с результатами самоотчетов биологических родителей, воспитывающих собственных детей с ГРДВ, частота встречаемости гиперактивности среди приемных родителей и их родственников была значительно ниже, чем среди родственников биологических родителей гиперактивных детей (Morrison J. R., Stewart М. А., 1973).

В серии семейных исследований с использованием сегрегационного метода интервьюировались все члены семей мальчиков, страдающих ГРДВ (140 человек), и здоровых детей, вошедших в контрольную группу (120 человек) (Biederman J. et al., 1992). Относительный риск наличия ГРДВ составил 31,5% для родственников пациентов с ГРДВ и 5,7% для родственников здоровых детей. Таким образом, прослеживается отчетливая тенденция к выявлению семейных случаев ГРДВ.

Значительная роль генетического фактора в развитии ГРДВ была подтверждена в ходе клинико-генеалогического исследования семей 204 детей с ГРДВ. Характерные проявления ГРДВ нередко удавалось проследить в нескольких поколениях одной семьи. Вывод о наследственном характере ГРДВ основывался на обнаружении аналогичных симптомов у ближайших родственников: отца, матери, родных братьев и сестер. Однако во многих семьях симптомы ГРДВ определялись не только у ближайших, но и у двоюродных родственников. Во всех случаях, когда это было возможно, родственники гиперактивных детей, у которых были отмечены аналогичные нарушения, приглашались на непосредственное обследование. По его результатам у родных и двоюродных братьев и сестер детей с ГРДВ был подтвержден тот же диагноз, а у взрослых родственников диагностирована резидуальная форма ГРДВ либо сделано ретроспективное заключение о наличии этого нарушения в детском возрасте.

Частота ГРДВ среди матерей пациентов (в %)

Рис. 6.3. Частота ГРДВ среди матерей пациентов (в %)

? — контроль; ? — ГРДВ

Частота ГРДВ среди отцов пациентов (в %)

Рис. 6.4. Частота ГРДВ среди отцов пациентов (в %)

? — контроль; ? — ГРДВ

Всего наследственная предрасположенность к ГРДВ была подтверждена при исследовании родословных 117 детей с ГРДВ (57%). В этих семьях признаки гиперактивного расстройства были обнаружены: в 22% случаев у 2—3 близких родственников детей с ГРДВ (отца, матери, родных сиблингов), в 12% — у одного из близких и нескольких двоюродных родственников, в 18% — у одного из родителей (13% — у отца, 5% — у матери), в 5% — у родных сиблингов (4% — у братьев, 1% — у сестер). ГРДВ значительно чаще встречалось среди родственников мужского пола, что соответствует межполовым различиям распространенности данного нарушения в популяции.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >