Принцип контролируемой множественности процессов

В МГП существует система сдержек, препятствующих возникновению позитивного конфликта юрисдикций, — параллельному рассмотрению одного спора в разных странах (потенциальный ответчик, опережая предъявление иска, может первым предъявить иск в более удобной для него юрисдикции). Для предотвращения таких «параллельных» процессов используется принцип lis alibi pendens (или lis pendens); для недопущения повторного рассмотрения уже решенного судом дела — принцип res judicata.

В ситуации конкурирующей юрисдикции (производство по тому же делу между теми же сторонами возбуждено в судах двух и более государств) возникает проблема, — если допустима подача иска в суды нескольких государств (альтернативная подсудность), то должен ли один из судов (и какой именно) оставить иск без рассмотрения либо прекратить производство по делу на том основании, что в суде другого государства уже начато рассмотрение данного дела. Недопустимость конкурирующей юрисдикции или принцип контролируемой множественности процессов представляет собой общий принцип права. Принцип контролируемой множественности процессов предупреждает вынесение параллельных (зачастую несовместимых) судебных решений.

Принцип lis pendens начинает действовать после формального начала процесса, момент которого может отличаться в разных юрисдикциях (он может определяться подачей искового заявления, направлением ответчику копии искового заявления, выдачей судом установленной формы иска). Заканчивается действие lis pendens обычно вынесением решения (в этом случае вступает в действие другой принцип — res judicata) либо отклонением иска по процессуальным основаниям. Пока длится действие lis pendens в отношении разбирательства спора в каком-либо компетентном суде, то, по общему правилу, другие суды не могут признать свою компетенцию по рассмотрению данного дела. Это правило в отношении внутренних процессов (в пределах одной юрисдикции) является универсальным и находит свое отражение в законодательстве или практике всех процессуальных систем.

Что касается трансграничного действия lis pendens, здесь ситуация сложнее, поскольку исключение «параллельной» юрисдикции судов, как правило, должно быть предусмотрено международным договором, регулирующим вопросы юрисдикции, признания и исполнения судебных решений. В случае отсутствия такого договора между государствами, где инициированы судебные разбирательства, значение подобных ограничений снижается, но не исчезает полностью, поскольку признание и исполнение решений между конкретными государствами может осуществляться на основе взаимности, международной вежливости или иных критериев. Кроме того, для применения lis pendens важное значение имеет определение того, что является «предметом спора», поскольку пределы заявленных требований могут по-разному восприниматься в разных процессуальных системах.

Принцип lis pendens в МГП не является всеобъемлющим: в некоторых странах суды признают свою юрисдикцию по рассмотрению требований, которые уже являются предметом рассмотрения в суде другого государства, если только нет оснований для применения доктрины forum non conveniens. Если разбирательство в государстве суда не приостанавливается и разбирательства в обоих судах продолжаются, то для целей последующего признания и исполнения, скорее всего, определяющим будет решение, вынесенное первым по времени[1].

В странах общего права предусматривается возможность прекращения производства по делу в местном суде (на том основании, что дело рассматривается иностранным судом), если суд сочтет, что в данных обстоятельствах возбуждение параллельного процесса в местном суде «несправедливо» по отношению к ответчику. Однако суды стран общего права в определенных случаях, нс находя оснований для прекращения производства (особенно по искам in personam), выносят определения, обязывающие прекратить параллельное производство в иностранном суде. На ответчика возлагается ответственность за «неуважение к суду» в случае невыполнения этого определения. Кроме того, в англо-саксонских странах частой практикой для предотвращения параллельных процессов является вынесение судом, принявшим требование к своему рассмотрению, запрета на обращение ответчика в суд другого государства относительно того же предмета спора (anti-suit injunction). В странах континентального права обычно данная концепция не признается, как нарушающая принцип диспозитивности и право на доступ к правосудию.

В странах континентального права принцип lis pendens является практически общепризнанным. Судебная практика ФРГ придерживается правила, что заявление ответчика о наличии процесса в другом государстве должно быть принято во внимание немецким судом, если решение соответствующего иностранного суда может быть признано и принудительно исполнено на территории Германии. Швейцарский суд приостанавливает производство, если ранее производство по тому же делу с участием тех же сторон открылось за границей, причем можно предположить, что иностранный компетентный орган в разумный срок вынесет решение, которое может быть признано в Швейцарии (сг. 9 Закона о МЧП). В Молдове действие принципа lis pendens обусловлено наличием либо международного договора, либо взаимности, либо возможностью признания и исполнения решения соответствующего иностранного суда (сг. 464 ГПК).

Наиболее подробно принцип lis pendens прописан в ст. 18 Кодекса о МЧП Панамы: «Дело может быть изъято из панамской юрисдикции, если рассмотрение процесса по тому же делу между теми же сторонами в другой юрисдикции является основанием для оставления иска без рассмотрения и соблюдается следующее требование: если имеется процесс, рассмотрение которого уже начато в иностранном суде, подразумевая под этим, что иск, поданный ранее в инстанцию иностранной юрисдикции, был принят на рассмотрение, и под указанное действие подпадают те же стороны, те же обстоятельства и то же основание иска. Принцип оставления без рассмотрения иска, судопроизводство по которому уже проходит в другой юрисдикции, направлен на то, чтобы избежать вынесения противоречивых взаимоотменяющих судебных решений по двум идентичным судебным процессам».

Однако в праве континентальных стран встречается и другое решение: «Осуществление процессуальных действий в отношении сторон по делу, начатых в другом государстве, не должно препятствовать осуществлению процессуальных действий в отношении этих же сторон и по тем же основаниям иска, начатого в Чешской Республике. Если осуществление процессуальных действий в Чешской Республике началось позднее, чем в другом государстве, и решения иностранных органов признаются в Чешской Республике, то суд Чешской Республики вправе приостановить осуществление своих процессуальных действий» (§ 8.2 Закона о МЧП). Французская судебная практика, как правило, не принимает во внимание заявление ответчика о рассмотрении данного дела в суде иностранного государства. Французский суд отвергает данное возражение ответчика и продолжает производство по делу, но только если иное не вытекает из международных соглашений.

В российском законодательстве процессуальные последствия рассмотрения иностранным судом дела по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям предусмотрены в ст. 252 АПК РФ и ст. 406 ГПК РФ. Суды по гражданским делам отказывают в приеме искового заявления или прекращают производство по делу, если по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям имеется решение суда того государства, с которым у России действует международное соглашение о взаимном признании и исполнении судебных решений. Российские суды возвращают исковое заявление или оставляют его без рассмотрения, если в иностранном суде, решение которого подлежит признанию или исполнению на территории РФ, ранее уже возбуждено производство по данному делу.

Арбитражные суды оставляют иск без рассмотрения, если дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям находится в производстве иностранного суда и не относится к исключительной компетенции арбитражных судов РФ. Арбитражный суд прекращает производство по делу, если по данному спору уже есть вступившее в законную силу решение иностранного суда. Условия прекращения производства — дело не относится к исключительной компетенции арбитражных судов РФ, и нет оснований для отказа в признании и исполнении иностранного судебного или арбитражного решения в соответствии со ст. 244 АПК РФ.

В Принципах АЛИ/УНИДРУА (Принцип 2.6) закреплено, что суд признает отсутствие у него компетенции или приостанавливает производство по делу, если спор уже рассматривается другим судом, правомочным осуществлять компетенцию, если только нет оснований полагать, что в этом суде не будет обеспечено справедливое, своевременное и эффективное разрешение спора.

Регламент Брюссель I bis также включает положения, направленные на сокращение числа противоречивых судебных решений путем предотвращения ситуаций, когда суды двух или более государств могут принять к рассмотрению дело по одному и тому же вопросу. В Преамбуле (п. 21) подчеркивается, что «для обеспечения единообразного отправления правосудия необходимо минимизировать возможность одновременного проведения нескольких судебных разбирательство по одному и тому же делу и исключить возможность принятия взаимоисключающих решений судами различных государств — членов ЕС. Необходимо установить четкие и эффективные механизмы разрешения проблемы одновременного рассмотрения дела в нескольких судах». В случае, если начаты параллельные производства при участии одних и тех же сторон более чем в одном государстве (lis pendens), каждый суд, кроме первым принявшего спор к рассмотрению, должен приостановить производство по делу или отказать в рассмотрении иска. В случае если в различных государствах одновременно ведутся нроизводства по связанным спорам, суд, ином, нежели суд, первым принявший дело к рассмотрению, может по своему усмотрению приостановить производство но делу или отказать в рассмотрении иска (разд. 9).

Договоры о правовой помощи1 предусматривают, что российский суд должен оставить иск без рассмотрения, если в производстве польского (иракского) суда уже начато производство по данному делу. Общее правило, закрепленное в международных соглашениях: в случае возбуждения одинакового дела в судах двух государств, компетентных в соответствии с договором, производство прекращает тот суд, в котором дело возбуждено позднее. Если впоследствии выяснится некомпетентность суда данного государства, то суд другого государства, прекративший производство по делу, может возбудить его снова.

Одной из проблем, связанных с международной подсудностью, является проблема «неизменности юрисдикции» (perpetuatio iurisdictionis). Один из общих принципов права — правило о «неизменности суда» (perpetuatio fori): дело, принятое к производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено по существу, даже если в дальнейшем данное дело станет подсудно другому суду. Применение данного правила к разрешению вопросов международной подсудности позволяет говорить, что принципу petpetuatio fori соответствует принцип perpetuatio iurisdictionis.

Например, если ответчик в момент начала процесса проживал в России, а во время производства по делу переехал на постоянное место жительства в ФРГ, то нет оснований для прекращения рассмотрения дела в российском суде. То же самое должно иметь место и в случае, если иск предъявлен по месту нахождения имущества: перемещение имущества из страны суда в другое государство не может повлечь за собой изменение подсудности. Суд, начавший производство по делу, должен разрешить его по существу, несмотря на изменение фактических обстоятельств в ходе процесса. Исключением следует считать случай, если лицо в процессе рассмотрения дела получает судебный иммунитет.

В ст. 463 ГПК Молдовы «Неизменность места рассмотрения дела» указывается: «Дело, принятое судебной инстанцией Республики Молдова к производству с соблюдением правил подсудности, разрешается ею по существу, даже если впоследствии в связи с изменением гражданства, места жительства или места нахождения сторон либо иными обстоятельствами оно может стать подсудным судебной инстанции другого государства». Российское законодательство также строго придерживается принципа perpetuatio fori (ч. 4 ст. 247 АПК РФ, ст. 405 ГПК РФ): дело, принятое к производству с соблюдением правил подсудности, должно быть рассмотрено но существу, даже если в ходе процесса в связи с изменением гражданства, места жительства (нахождения) участвующих в деле лиц или [2]

в связи с иными обстоятельствами данное дело станет подсудно суду другого государства.

В европейской доктрине принцип perpetuatio fori подвергается критике в связи с установлением юрисдикции по спорам из родительских обязанностей (Брюссель II bis). Регламент привязывает общую подсудность к постоянному месту пребывания ребенка на момент рассмотрения спора в суде (п. 1 ст. 8), при этом понятие «постоянное место пребывания» легально не определено и должно устанавливаться судом. По сравнению с местом жительства преимущество имеют фактические обстоятельства, но, например, законная допустимость пребывания ребенка не является существенным моментом. Таким образом, суды в новом постоянном месте пребывания ребенка практически лишены компетенции, что может причинить ущерб интересам детей (ст. 9, 10)[3]. Однако принцип perpetuatio fori имеет большое значение в случаях похищения ребенка. В таких ситуациях этот принцип нацелен на обеспечение скорейшего возвращения ребенка в его прежнее постоянное место пребывания.

Определение международной подсудности затрагивает и проблему предъявления встречного иска. По этому вопросу и доктрина, и практика подавляющего большинства государств придерживаются одинаковой позиции: встречный иск, независимо от его внутренней подсудности, должен предъявляться по месту рассмотрения первоначального иска (ст. 31 ГПК РФ; ст. 38 АПК РФ).

  • [1] Kreindler R. Н. Transnational Litigation: A Basic Primer. Р. 42.
  • [2] Например, Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о правовойпомощи и правовых отношениях но гражданским и уголовным делам (Варшава, 16.09.1996),Договор о взаимном оказании правовой помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Иракской Республикой (Москва, 22 июня 1973 г.) (Россия участвуетв порядке правопреемства).
  • [3] 2 Современное международное частное право в России и Евросоюзе. М., 2013.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >