ВНУТРЕННИЕ ПРОЦЕССЫ В ИСТОРИИ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА

Перейдем теперь к анализу внутренних (структурных) процессов в истории французского языка. Процессы, о которых идет речь, подробно изучаются в курсе истории языка, поэтому в данной главе мы остановимся лишь на основных тенденциях.

Фонетические процессы

Характеристика звукового строя языка складывается из трех моментов:

  • 1) фонематическая парадигматика, т.е. число фонем и их характеристика;
  • 2) фонетическая синтагматика (т.е. сочетаемость фонем в речевом потоке);
  • 3) просодика: ударение, интонация и другие явления, обнаруживающиеся в слове или в речевом потоке (их называют супрасегментными).

Латинский язык, который берется за отправной пункт при изучении романских языков, был сравнительно несложен по своему фонетическому устройству; в нем было пять основных гласных фонем: а, е, i, о, и — каждая в долгом и кратком варианте, и три дифтонга: а?, а?, аи. Система согласных была также довольно простой, она не содержала ни противопоставления по твердости/ мягкости, ни аффрикат (сочетаний зубных с передненебными: [ts, dz, tj, 63)). Единственными осложненными согласными были [kw] и [gw]. Сочетаемость звуков в классической латыни была весьма ограниченной. Так, в ней были невозможны сочетания, допустимые, например, в русском языке: |dl |. Зато ударение представляло сложную и недостаточно выясненную картину: в языке, возможно, сочеталось силовое ударение и музыкальное[1]. Ударение могло падать на последний слог (в односложных словах, например, res — «вещь»), предпоследний (rosa — «роза»), или третий от конца (oculus — «глаз»). В истории французского языка все аспекты звукового строя претерпели большие изменения, причем эти изменения не всегда шли в одном направлении. Так, в системе гласных вначале развились дифтонги (и даже трифтонги), потом они исчезли, и только орфографические казусы вроде beaucoup, еаи, reine, oiseau напоминают о них. В системе согласных вначале тоже развились сложные звуки — аффрикаты, но потом они превратились в простые согласные.

В развитии языка проявляются определенные фонетические тенденции. Некоторые из них сохраняются на протяжении всей истории языка, другие ограничены определенными временными рамками, затем их действие прекращается.

В эволюции звукового строя языка синтагматические и просодические изменения часто обусловливают парадигматические, т.е. на основе изменения сочетаемости звуков возникают новые фонемы. Но возможны и независимые появления и исчезновения фонем.

В просодическом плане основная тенденция развития французского языка заключалась в замене музыкального ударения силовым и переносе его к концу слова. При этом безударные слоги во многих случаях редуцировались, т.е. выпадали (ср. русское сейчас > разг. с’час и даже щас). Эта тенденция зародилась уже в народной латыни. Она имела две формы проявления[2]:

a) прямой перенос ударения: лат. habere > нл. habere > фр. avoir,

b) переход ударения в связи с выпадением краткого безударного слога: лат. oculum > нл. oclu(m) > фр. ceil.

Таким образом, перенос ударения шел параллельно с сокращением длины слова. В ходе развития французского языка редуцировались многие безударные слоги и все конечные гласные. Дольше всего (до XVI в.) продержалось е, но и оно перестало произноситься {теге) и звучит только в определенных условиях. В результате этого во французском языке все слова несут ударение на последнем слоге (это называется окситоиальио- стью). Тенденция к переносу ударения на последний слог сохраняется до сих пор, но осуществляется без выпадения безударных слогов, только путем прямого переноса.

Ср. нл. frig(i)d(em) > сгф. freid > фр. froid: слово оказалось оксито- нальным вследствие выпадения заударных гласных, но: лат. frigidem > фр. frigide (заимствованное позже) — ударение перенесено на последний слог.

В отношении сочетаемости звуков и структуры слога французский язык проявлял тенденцию к открытому слогу, т.е. такому, который оканчивается на гласный звук. Эта тенденция имела следующие проявления:

a) упрощение удвоенных согласных: лат. cattus > фр. chat,

b) упрощение групп согласных: лат. factum > фр. fait, лат. laxare > фр. laisser.

В дальнейшем носовые тип выпали перед согласным, сообщив гласному носовой тембр: лат. cantare > фр. chanter, лат. tempos > фр. temps.

Звук / перед согласным перешел в и (вокализовался); затем гласный и слился с предыдущим гласным: лат. palma > фр. раите.

Наконец, к XIV в. выпало s перед согласным: лат. festa > фр .fete. Напоминанием об исчезнувшем s является надстрочный знак |л|.

c) исчезновение из произношения конечных согласных: лат. amicum > нл. amicu > фр. ami; фр. dra(j?), Ыап(с), cha(t), aimefr), fusi{l), где в скобках обозначены непроизносимые согласные. Эта тенденция продолжалась до XVI в.: перестало звучать г в словах типа fini{r) и menteu(r). Позже оно было восстановлено.

Сокращение числа слогов в слове проявлялось в превращении i перед гласным в j, которое, в свою очередь, взаимодействуя с предшествующим согласным, привело к его смягчению (палатализации), вследствие чего образовались новые звуки: лат. Нпеа > нл. Ища > фр. ligne. Еще пример: лат. гаЫа > нл. rabja > стф. [габзе] > фр. rage. Таким образом, вместо сочетания bj образовался один звук: сначала [63], потом [3].

Впоследствии многие из этих тенденций перестали проявляться, частично в связи с заимствованиями из других языков, особенно латинского, частично — в связи с процессами в самой разговорной речи.

Заимствования из латыни, принявшие особенно массовый характер в XV—XVI вв., не принесли во французский язык ни одной новой фонемы, но произвели переворот в сочетаемости фонем. Многие сочетания, исчезавшие ранее, вновь появляются и сохраняются в языке: facteur, ехатеп, pulmonaire, destruction и т.д. Дольше всего держалась тенденция к назализации, но в настоящее время в заимствованиях типа tam-tam — «тамтам», ramdam — «рамадан» носовые тип могут звучать перед согласными.

Исчезновение конечного [э| привело к тому, что многие слова стали оканчиваться на согласный и слог закрылся: слова la теге и 1а тег произносятся одинаково — [те: г]. И, наконец, выпадение беглого [э] в разговорной речи вызвало образование новых групп согласных, весьма разнообразных, которых не знала латынь: rejeter [rajte], (И a pris) de Veau [dlo] и т.н. В произношении вновь появились удвоенные согласные: nettete [nette].

Из приведенных примеров можно сделать вывод, что в целом закон упрощения групп согласных и открытого слога в современном французском языке больше не действует.

В системе гласных произошли следующие изменения:

а) еще в народно-латинскую эпоху количественное различие гласных заменилось качественным, по степени открытости звука. Но поскольку краткий звук всегда произносится более открыто, чем долгий, то краткое г совпало с долгим е> а краткое и с долгим о, согласно схеме:

I > i 1, ё > е ё > 9 а, а> а й > и

й, о > о 6 > 9.

Так образовалось семь гласных вместо латинских десяти;

Ь) гласные в открытом слоге под ударением удлинились, что в конеч

ном счете привело к

их дифтонгизации:

9 > ie

pedem > pied;

е > ei

habere > aveir > avoir;

9 > UO

bovem > buof > boeuf;

0 > Oil

florem > flour > fleur.

Гласный а под ударением через дифтонг ai перешел в е таге > тег.

В безударном слоге этих изменений не было, что привело к образованию чередований звуков в старофранцузском языке. Впоследствии основы выровнялись, но некоторые чередования сохранились и обнаруживаются в морфологии и словообразовании:

clair — cl arte; je dots — nous devons; je dens — nous tenons; jeu — jouer,

с) в дальнейшем дифтонги любого происхождения стянулись в простые звуки, например:

ей > [о] cheveus > cheveux;

au > [ о] chevaus > chevaux;

d) образовались новые фонемы, которых не было в латинском языке:

  • — [у] < лат. и;
  • — [ое, о] < стяжение дифтонгов [eu, ие];
  • — носовые гласные;
  • - гласные, различающиеся по степени открытости [о/э, ое/б s/e, а/а]. В системе согласных произошли следующие процессы (помимо упрощения групп и отпадения конечных согласных, о чем шла речь выше):
    • а) интервокальные согласные исчезли или ослабли:

t > 0 лат. mutare > фр. тиег, d > о лат. sudare > фр. suer, c[k]> 0 лат.securum > фр. sur, g > 0 лат. plaga >фр. plaie; p/b > v лат. rip a > фр. rive; лат. faba > фр. feve;

b) вследствие палатализации (смягчения) согласных возникли аффрикаты [tj, 63, ts, dz], которые затем превратились в простые звуки [f, 3> s> z]>так образовались фонемы [f, 3], которых не было в латыни. Основные случаи:

1) согласный + [j] + гласный:

лат. diurnum > фр .jour, лат. sapiat > фр. qu 7/ sac he; лат. abbreviare > фр. abreger, лат. rabia > фр. rage;

2) j + гласный в начале слова:

лат. juvenem > фр. jeune;

3) g + а, е, i > [dz] > [3]:

лат. garnba > фр.jambe; лат. gentem > фр. gent;

4) с + а > [Ifl > [fl:

лат. carnpum > фр. champ;

5) с + е, i > [ts] > [s]:

лат. centum > фр. cent,

  • с) происходили изменения с отдельными звуками и звукосочетаниями:
    • 1) перед начальными группами sp, sty sc возникает протетическое е: spada > espede; затем s выпало и получилось ёрёе. Еще несколько примеров:

лат. statum > фр. etat; лат. schola > фр. ecole;

2) внутрь некоторых звукосочетаний, образовавшихся вследствие выпадения безударных гласных, стали включаться дополнительные согласные d, t, b, откуда получились:

лат. camera > фр. chambre; лат. similare > фр. sembler, лат. essere > фр. estre > etre;

Так же объясняется d в il viendra и др. (это явление называется эпентеза);

3) конечные согласные оглушались:

лат. vivum > фр. vif; лат. viridem > фр. vett.

Почти все эти процессы перестали действовать к концу средиефран- цузского периода и не распространялись на новые заимствования. Таким образом, с точки зрения фонетического облика во французском языке различаются два типа слов:

a) слова «народного» происхождения, которые были усвоены еще галло-римлянами и претерпели все описанные изменения;

b) слова «ученого» происхождения, заимствованные в разное время из латыни, когда эти законы уже перестали действовать.

Этим объясняется значительное расхождение в фонетическом облике французских слов, принадлежащих к одному гнезду. Так, в русском языке легко устанавливается связь между словами: глазглазной, лысый - лысина, закон — законный; во французском же она не так очевидна, потому что первое слово пары — «народное» и подверглось сильному фонетическому изменению, второе — «ученое» и взято в форме, близкой к латыни. Ср.:

(1)

лат. oculus — глаз,

ocularius — глазной;

фр. oeil — глаз,

oculaire — глазной;

(2)

лат. ccilvus — лысый,

calvitia — лысина;

фр. chauve — лысый,

calvitie — лысина;

(3)

лат. lege (т) — закон,

legalis — законный;

фр. lot — закон,

legal — законный.

В примерах (1) и (3) представлены выпадение интервокальных -с- и -g- и переход о>а?;в(2) — переход са > cha, вокализация / перед согласной al > аи; в (3) — переход е > oi.

Подобные соответствия между современным французским и латинским языками полезно знать: они помогают понять словообразовательные связи в языке, а также ряд явлений в орфографии. При этом во многих случаях нет необходимости обращаться к латинскому первоисточнику: латинская форма основы представлена в заимствованных словах из латинского, итальянского, даже английского языков. В современном французском языке обнаруживаются, следовательно, два тина исторических чередований:

  • 1) исторические чередования внутри французского языка, объясняемые:
    • а) разным развитием гласных под ударением и в безударной позиции:
      • — ударное ей соответствует безударному ои: je meurs — nous mourons; ударное ie соответствует безударному е: je dens — nous tenons;

b) разным развитием согласных в конечной позиции:

vif— vive;

2) чередования между собственно французской («народной») формой основы и заимствованной, например: лат. о — фр. ей, ои. Оба типа чередований выстраиваются в один ряд:

ей

ои

0

neuf;

nouveau;

innovation;

labeur;

labourer;

laborieux;

vigueur;

vigoureux;

revigore.

Собственно французские исторические чередования проявляются в морфологии, словообразовании; латинско-французские — в словообразовании. Так, зная, что са переходило в cha, мы понимаем связь слов cheval и cavalene, chaleur и calorifere: в одном из них представлена исконно-французская основа, в другом — заимствованная. В слове noeud — «узел» — пишутся о и d «в память» об этих звуках в латинском языке: они выявляются в произношении в слове nodosite — «узловатость» и т.п.

  • [1] См.: Алисова Т. Б., Репина Т. А., Таривердиева М. А. Введение в романскую филологию.М.: Высшая школа, 2007. С. 163.
  • [2] Обозначения: лат. — классическая латынь; нл. — народная латынь; стф. — старофранцузский; фр. — современный французский язык.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >