Лексика

Существуют четыре способа обогащения лексического состава языка, расширения его номинативных возможностей:

  • 1) внутренние ресурсы словообразования (словопроизводство, словосложение);
  • 2) переосмысление слов;
  • 3) заимствование;
  • 4) образование словосочетаний.

В истории французского языка активно использовались все эти способы, причем нередко они сочетались между собой: аффиксы, унаследованные от латыни, переосмыслялись; заимствовались не только отдельные слова, но и способы словообразования; заимствованные слова подвергались переосмыслению.

Основное ядро французской лексики составляют слова, непосредственно пришедшие из народной латыни. Исследователи французского языка нередко говорят о «сравнительной бедности» старофранцузского словаря, о неопределенности значений слов в нем. Это неверно. Старофранцузский язык вполне обеспечивал потребности общества своего времени. Разумеется, это общество было менее дифференцированным профессионально, чем современное, людям того времени приходилось иметь дело с меньшим числом разнообразных орудий и технических приспособлений, были ограничены их знания о внешнем мире, они не разрабатывали теорий на французском языке (для этого использовалась латынь). Таким образом, «бедность» языка отнюдь не означала его неадекватности потребностям человеческого общения. По мере того как в обществе возникали новые проблемы и задачи, в языке образовывались соответствующие слова для их обсуждения и решения. Более того, в определенных сферах, отражающих особенности средневековой жизни, старофранцузский язык был богаче современного. Приведем пример. В 80-е гг. XX в. исследователи отмечали обилие новых слов с компонентами tele- и radio-] в XXI в. во французский язык (как, впрочем, и в русский) хлынул поток лексики из области интернет-технологий. И это понятно: в настоящее время радио, телевидение и Интернет являются основными средствами передачи информации на расстоянии. В Средние века основным средством передачи сообщений на расстоянии в Европе были рожок и горн: вспомним, что когда герой «Песни о Роланде» был вынужден сообщить о трудностях своего отряда императору Карлу, ушедшему с войсками вперед, он пытался затрубить в свой рог Олифант (современный командир использовал бы рацию). В словаре старофранцузского языка А. Греймаса (1994) приведен целый ряд слов и значений слов от корня сог(п) — «рог», которых нет в современном языке:

comet рожок (пастуший); устарело в этом значении;

сотой рог;

comeis

comement звук рога;

сотеиге .

сотгаП род трубы;

cometier мастер, изготавливающий охотничьи рога;

comison звук трубы;

сотеаг .

• • труоач;

cornier

сотёе расстояние, на котором слышен звук рога.

В современном языке слова сог, соте сохранились в прямых значениях, а их производные — преимущественно в переносных:

comet кулек;

cornier угловой;

comement звон в ушах;

сотёе роговица глаза и т.п.

Слова и значения, связанные с рогом как средством общения на расстоянии, исчезли: в наши дни нет необходимости в существовании мастеров по изготовлению сигнальных рогов; расстояние, на которое разносится звук рога, стало неактуальным.

Рассмотрим теперь подробнее каждый из способов развития лексической системы французского языка.

Словообразование. Старофранцузский язык обладал значительными словообразовательными средствами. Тем не менее, он усвоил ряд аффиксов из других языков:

  • -and
  • -ard

из франкского;

-ade из провансальского; -esque из итальянского.

Но наиболее существенными были заимствования из латыни. Латинизация и релатинизация словаря сильно изменили систему французского словообразования. Были заимствованы суффиксы -aire, -at, (a)teury -(a)tion, -(a)t?ice, -(a)ture, -al, -ique, -isme, -iste, -ite, -(a)toire. Они стали употребляться как варианты или синонимы суффиксов народного происхождения: -ateur / -eur, -ature / -иге, а в ряде случаев вытеснили их; так, — ation, -Шоп вытеснили народный суффикс -aison, - iso п (со тра га г son, trahison), происходивший тоже от лат. -tio(nem). В результате латинских заимствований и использования латинско-греческих основ французская лексика приобрела ту пестроту, о которой говорилось выше: слова, относящиеся к одной семье, по форме значительно различаются; ср.:

fait — факт

facteur— фактор;

bouillir — кипеть

ebullition — кипение;

ёспге — писать

inscription — надпись и т.п.

Особенно много было заимствовано из латыни слов, обозначающих отвлеченные («вторичные») понятия: отглагольных и абстрактных существительных, относительных прилагательных, — в связи с чем и вошли в язык суффиксы типа -aire, -ation и т.н. Нод влиянием латинского языка появились и новые формы словосложения с соединительным гласным звуком {politico-economique, afro-asiatique), тогда как исконно французскому словосложению свойствен синтаксический способ — соположение основ: maintenir, chef-lieu, casse-tete. Заимствование аффиксов имеет место и в современном языке. Так, вместе с английскими заимствованными словами во французский язык пришел суффикс -ing, обозначающий действие и место действия, который стал образовывать слова уже на французской почве, независимо от английского языка: caravaning и др.

Повторные заимствования из латинского языка основ, суффиксов, слов, но уже в ином фонетическом виде привели к образованию в нем дублетных форм («народной» и «ученой») целых слов, основ, суффиксов (табл. 16.2).

Таблица 16.2

Дублетные формы во французском языке

Сл ово/основа/аффи

KC

Латинское

Исконно-французское

Заимствованное из латыни

mobile

meuble

mobile

advocatus

avoue

avocat

liberare

livrer

liberer

causa

chose

cause

pact-

paix

pacifique

paisible

pactiser

locum

lieu

loc(al)

-(a)tio(n)

-aison

-(a)tion

-(a)tor

-eur

-(a)teur

Иногда, как отмечалось выше, дублеты расходятся по семантике. Переосмысление значений слов играло большую роль в развитии номинативных возможностей французского словаря. Семантическую структуру слов представляют в виде единства трех сторон: формы слова, его содержания (т.е. выражаемого им понятия) и соотнесенности с предметом, который оно обозначает. В любом из этих аспектов могут произойти изменения, но только изменение в содержании слова, в его значении, является семантическим, отражает его переосмысление. В истории французского языка глагол occire был вытеснен глаголом tuer, глагол choir — глаголом tomber, но это не семантические изменения, а изменения обозначения одного и того же понятия. Если изменяется предмет, охватываемый данным понятием, то это тоже необязательно ведет к переосмыслению слова. Современный дом по устройству отличается от средневекового, но в слове maison не произошло семантического сдвига: оно продолжает выражать понятие «жилое здание». Правда, иной раз нелегко определить, что перед нами: изменение предмета или изменение значения слова. В XIX в. словосочетание monter dans sa voiture значило сесть в карету и взяться за вожжи, теперь же — сесть в автомобиль и взяться за рульх. Если считать, что слово voiture обозначает здесь экипаж вообще, то семантического изменения тут нет. Если же полагать, что оно постоянно может указывать на определенную разновидность экипажа — автомобиль, то речь уже будет идти о процессе сужения значения слова voiture.

Семантические процессы, как и любые другие, характеризуются со стороны причин (факторов), форм и результатов.

Причины изменения значений слов могут быть:

  • 1) историко-культурными;
  • 2) психологическими;
  • 3) внутриязыковыми.

К историко-культурным факторам относится появление нового предмета или явления, которые нужно обозначить; часто с этой целью используется существующее слово, которое, таким образом, переосмысляется. Например, для обозначения микросхемы (чипа) использовали слово рисе — «блоха», которое подверглось метафорическому переносу.

К психологическим факторам относятся:

a) табу и эвфемизмы (стремление избежать определенных слов);

b) тенденция к гиперболизации;

c) тенденция к эффективности;

d) тенденция к ироническому способу выражения.

Используемые при этом слова также могут переосмысляться.

Существует также тенденция к экономии усилий — она приводит

к эллипсисам, когда образуется более компактное обозначение, при этом оставшееся слово переосмысляется. Например, вместо voiture automobile говорят voiture или automobile.

К внутриязыковым факторам относятся особенности слов и связи между ними. В истории французского языка некоторые слова подверглись фонетическому «стиранию», или «изнашиванию», т.е. стали слишком короткими. Ж. Вандриес подчеркивает, что подобные слова имеют тенденцию к выпадению из языка, впоследствии их заменили более длинные [1]

синонимы, которые при этом изменили свое значение. Так, вместо глагола ouir (< лат. audire) стал употребляться глагол entendre, первоначально значивший «иметь в виду». Слово в языке живет не изолированно, но образует различные группировки с другими словами. Объединяемые но общности значения слова формируют семантическое поле, внутри которого постоянно происходят изменения: слово может расширять объем значения за счет соседа. Слово testa (> tete) первоначально значило черепок и метафорически стало обозначать голову. С течением времени слово tete утратило экспрессивный оттенок, его значение расширилось, оно стало вытеснять синоним chef (< лат. caput) из ряда его употреблений, в силу чего изменилась семантика обоих членов микросистемы «chef — tete».

Формы семантических изменений определяются логическими отношениями между понятиями. Таких отношений в логике отмечается пять; из них для семантической эволюции слова особое значение имеют три:

  • 1) отношения включения;
  • 2) отношения исключения;
  • 3) отношения перекрещивания.

Отношения включения объединяют родовое (широкое) понятие и видовое (узкое). Переход от широкого понятия к узкому называется сужением, обратный процесс — расширением значения слова. Если в значение слова включать его стилистическую характеристику и экспрессивно-эмоциональный компонент, то расширение и сужение могут быть идеографическими (понятийными), стилистическими (нейтрализация или специализация значения), экспрессивными («облагораживание» или «ухудшение» значения). Приведем примеры:

идеографическое сужение: лат. laborare «трудиться» > фр. labourer — «пахать» (определенный вид труда);

  • — идеографическое расширение: лат. sationem — «время посева» > фр. saison «время года» (любое);
  • — «облагораживание» смысла: tete разг. «черепок, котелок» > «голова вообще»;
  • — «ухудшение» смысла: imbecile «слабый» > «глупый».

Отношения исключения объединяют два соподчиненных видовых

понятия; переход от одного из них к другому называется смещением: лат. Ьисса «щека» > фр. bouche «рот» (оба слова обозначают часть лица).

Отношения пересечения понятий лежат в основе метафоры (перенос по сходству) и метонимии (перенос по смежности). Примеры метафоры приводились выше: рисе (микрочип сравнивается с блохой), tete (голова сравнивается с черепком). Особенно разнообразны метонимические переносы; это может быть качество и его носитель: jeunesse «молодость» и «молодежь»; fer «железо» и «нож» и т.п.

В результате семантических сдвигов изменяется соотношение между формой и содержанием: слово приобретает или утрачивает многозначность, образуются и дифференцируются синонимы, формируются омонимы, антонимические пары. Всякое семантическое изменение ведет к перестройке системных связей в сфере лексики.

Образование словосочетаний. В течение всей истории французского языка формировались словосочетания разной степени устойчивости. Они позволяли компенсировать недостаточность средств словообразования: ср. attrister — «опечалить», но rendre heureux — «осчастливить», а также выразить бесконечное разнообразие оттенков, поскольку словосочетание вообще является наиболее гибким способом обозначения. Особенно характерны для французского языка сочетания с каузативными глаголами (типа faire sauter — «взорвать», laisserpasser — «пропустить»), глагольно-именные сочетания без артикля (avoir pern — «бояться»), с артиклем или предлогами. Полуслужебные глаголы в них позволяют выразить залоговые и иные значения, например:

etre en forme

mettre en forme

tenir en forme;

быть в форме

привести в форму

поддерживать в форме

avoir pitie de

prendre pitie de

faire pitie;

жалеть

пожалеть

вызывать жалость

В широком использовании словосочетаний видят проявление аналитических тенденций французского языка в сфере лексики.

Заимствования. В своей истории французский народ общался с другими народами, что проявилось в заимствованиях французским языком слов из других языков и в заимствованиях из французского в другие языки. Выше упоминались слова, попавшие в народную латынь и романскую речь из галльского субстрата и германского суперстрата до IX—X вв., т.е. до формирования французского языка как такового.

Проанализировав словари, П. Гиро1 насчитал во французском языке 2886 заимствованных слов (кроме заимствований из латинского и древнегреческого); не учитывались также заимствования из языков национальных меньшинств Франции: бретонского, баскского и др.

Заимствованные слова можно описывать исходя из трех критериев: хронологического, географического и тематического.

По числу слов, заимствованных из них французским языком, языки, по данным Гиро, образуют следующую последовательность (табл. 16.3).

Таблица 163

Заимствования из разных языков во французском языке

Язык

Количество заимствований

Итальянский

842

Английский

694

Испанский

302

Арабский

269

Нидерландский

214

Немецкий

167

1 V.: Guiraud Р. Les mots etrangers. Paris : Presses Universitaires de France, 1965.

Окончание табл. 16.3

Язык

Количество заимствований

Индейские языки Латинской Америки

89

Португальский

56

Скандинавские

46

Турецкий

45

Славянские

38

Малайский

25

В таблице не представлены языки, давшие менее 25 слов.

По векам заимствования распределяются следующим образом (см. табл. 16.4).

Таблица 16.4

Хронологическое распределение заимствований во французском языке

Век

Количество заимствований

XII

87

XIII

84

XIV

143

XV

151

XVI

595

XVII

549

XVIII

443

XIX

630

XX (за 1-ю половину века)

101

Эти данные показывают, что было два периода максимального притока заимствований во французский язык: первый в XVI в., второй — в XIX— XX вв. Первый период был связан со становлением французского национального языка, с расширением его номинативных возможностей. Затем произошел некоторый спад, так как в классический период старались не расширять словарный состав языка. В XIX в. начался новый приток заимствованных слов в связи с изменениями в общественной жизни, развитием различных отраслей науки и техники, более близким знакомством с жизнью других континентов. Изменялись и источники заимствований. В XII—XIII вв. наибольшее число заимствованных слов поступало из арабского и нидерландского языков, в XVI—XVII вв. — из итальянского и испанского, а начиная с XVIII в. больше всего слов дает английский язык.

Поданным выполненного в 1991 г. исследования, во французском языке насчитывается более 8600 слов иностранного происхождения, что составляет около 14% от всего словарного состава. Эти данные получены при анализе словаря, содержащего 60 000 слов. Если же ограничиться 35 000 наиболее употребительных слов, то заимствования составят 4200 единиц, или немногим менее 13%. При этом не учитывались слова, заимствованные из древнегреческого языка (типа photographic, biologic), а также слова, пришедшие во французский язык в результате процесса релатинизации, например, sacrement при наличии seiment или fragile при наличии frele.

Эти 4200 слов пришли из следующих языков (табл. 16.5).

Таблица 16.5

Языки — источники заимствований во французском языке

Язык

Кол и ч ество за и м ствова н и й

Единиц

% от словарного состава

Английский

1054

25,0

Итальянский

707

16,8

Германские (древние)

550

13,0

Галло-романские диалекты

481

11,5

Арабский

215

5,1

Немецкий

164

3,9

Кельтские языки

160

3,8

Испанский

159

3,7

Нидерландский

153

3,6

Персидский и санскрит

112

2,6

Индейские языки

101

2,4

Языки Азии

89

2,0

Семито-хамитские языки

56

1,3

Славянские и балтийские языки

55

1,2

Другие

144

3,4

Что касается «других» языков, то каждый из них дал французскому языку не более 35 слов, а некоторые и того меньше — менее 10.

Как видно из таблицы, по данным на конец XX в. итальянский язык уступил первое место английскому.

В заимствовании слов отражаются, прежде всего, торговые отношения между народами. В XII—XIII вв. торговые термины, в частности названия товаров, заимствовались из арабского языка {coton, safran, sucre, ambre), позднее из итальянского (banque, douane, avarie), причем некоторые термины попали в итальянский из арабского; начиная с XVIII в. — из английского, особенно много их в наши дни {slogan, marketing и т.д.).

1

Противоположная форма контактов между народами — война — также стимулирует заимствование слов. В XVI—XVII вв. термины военного дела шли во французский из итальянского языка (canon, citadelle, soldat, calibre) в связи с войнами, которые велись в Италии, затем — из испанского, во время войн с Испанией в XVII в. В XVII—XVIII вв. во французский язык стали проникать немецкие слова (cible, halte, bivouac, arquebuse) и через посредство немецкого языка — чешские и венгерские (obus, sabre, hussard). Много слов, относящихся к морскому делу, пришло из нидерландского и скандинавских языков.

Термины, относящиеся к науке, заимствовались в средние века их арабского языка (elixir, alambic), позднее — из итальянского, начиная с XIX в. - из английского и немецкого. Немецкого происхождения французские названия ряда металлов и минералов: zinc, nickel, quartz, bismuth. П. Гиро объясняет это тем, что в Германии было развито горнорудное дело, и Франциск I приглашал мастеров из Гарца для организации рудников во Франции.

Слова, относящиеся к политической деятельности, заимствовались в XVI в. из итальянского языка, начиная с XVIII в. — из английского.

Также из английского взята большая часть заимствованной спортивной лексики.

Многие слова, относящиеся к искусству, архитектуре, быту, итальянского происхождения (appartement, grotte, piedestal, violon, bronze, cadre, contraste, lustre, masque, veste).

Часто заимствованные слова обозначают реалии соответствующих стран, особенности их быта, географии, животного мира и др., например:

испанские matador, bolero;

скандинавские fjord, geyser, slalom; немецкие aurochs, elan, hamster, choucroute.

Другая проблема, связанная с заимствованными словами, — вопрос их ассимиляции. Ассимиляция может быть морфологической, фонетической, орфографической. Французский язык слабее адаптирует заимствованные слова, чем многие другие, например, испанский. В нем сохраняются формы множественного числа иностранного языка: ср. sanatorium, pi. sanatoriums, но можно и sanatoria, по латинскому образцу. Он стремится сохранить произношение, максимально приближенное к подлиннику, и даже восстановить его, если оно в свое время не закрепилось. Так, английское слово club в эпоху Французской революции произносилось [klub], откуда clubiste — «член клуба»; теперь общепринятое произношение — [kloeb]. Что касается орфографии, то здесь наблюдается большой разнобой: caracul и karakul, hachiche и haschisch, goulache и goulasch и т.д. Причем последние словари, даже популярный Petit Larousse illustre, вводят различные знаки для показа специфики произношения иностранных слов, особенно из восточных языков: инд. sat7", араб. chi’ite и т.п.

  • [1] Mitterand II. Les mots frangais. Paris : Presses Universitaires de France, 1963. P. 87.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >