ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ

Сущность, структура, функции и типология политической культуры

Изучение политической культуры общества представляет собой одно из важнейших направлений научных исследований в современной политологии. Сам термин «политическая культура» возник раньше, чем соответствующая категория утвердилась в политической науке. Впервые данный термин использовал немецкий философ И. Гердер в конце XVIII в. Позже тот же термин можно встретить и в работах других философов, политических мыслителей и политических деятелей. Когда в СССР, вслед за мировой политической наукой, термин «политическая культура» получил официальное признание, советским обществоведам удалось «обнаружить» его даже в работах В. И. Ленина. Однако ни Гердер, ни Ленин, ни многие другие авторы, пользовавшиеся этим понятием, не рассматривали политическую культуру с тех позиций, которые приняты в современной политологии.

Возникновение концепции политической культуры было обусловлено особенностями развития политологии в США и Западной Европе в 50-х — начале 60-х гг. XX в. Тогда перед политологами встали вопросы, которые потребовали новых теоретических и методологических подходов. Например, вопрос о том, почему в 30-х гг.

XX в. мировой экономический кризис, породив в разных странах сходные социально-экономические последствия, привел к разным политическим результатам. В Германии на волне экономического кризиса к власти пришел Гитлер и была установлена тоталитарная фашистская диктатура, а в США экономический спад и депрессия стали предпосылкой «нового курса» Ф. Рузвельта. И в Германии, и в США пытались найти выход из сложной социально-экономической ситуации, решить проблемы растущей безработицы, массовой бедности, обнищания населения. Но если в Германии это делалось в условиях ликвидации политических свобод, подавления инакомыслия, привлечения мобилизационного ресурса тоталитарного режима для подготовки к будущей войне, то в США администрация Рузвельта стремилась найти выход из социально-экономической «ямы» на основе идей социального либерализма, совмещая усилия по государственному регулированию экономики с сохранением и даже расширением политической демократии, в частности, признавая важную роль профсоюзов в политической системе.

На основе бихевиористского (от англ, behaviour — поведение) подхода, господствовавшего в политической науке довоенного и военного периодов, объяснить эти процессы было невозможно. Ведь с точки зрения бихевиористской методологии одинаковый «стимул» должен порождать одинаковую «реакцию» (см. главу I), но этого не происходило, реакции, то есть последствия воздействий, оказывались разными. Возникли представления о том, что между «стимулом» и «реакцией» вклиниваются и другие факторы, определяющие особенности политического поведения людей в разных странах. Такой же вывод напрашивался при сравнительном анализе функционирования политических систем, состоявших из однотипных политических элементов и построенных на одних и те же конституционно-правовых нормах. Особенно это стало заметно в период деколонизации, когда бывшие колонии копировали отдельные политические институты и политические системы своих метрополий. Однако построенные по французскому образцу политические системы в бывших французских колониях развивались и функционировали совсем не так, как во Франции. То же самое происходило и в бывших британских колониях, даже если они оставались в составе Британского Содружества Наций и номинальным главой их государства оставалась английская королева. Устроенные по одинаковому образцу политические системы работали по-разному, следовательно, дело было не в формально установленных правилах, а в том, как эти правила соблюдаются и выполняются людьми, которые росли и формировались в разных социально-политических условиях, усваивали разные политические ценности, традиции и нормы, приобретали разный политический опыт. Поскольку категории опыт, ценности, традиции и нормы рассматриваются как элементы такого важного феномена социальной жизни, как культура, то в политической сфере их стали объединять под общим понятием «политическая культура».

По мнению большинства специалистов, приоритет в современном толковании понятия «политическая культура» принадлежит американскому политологу Г. Алмонду. В работе «Сравнительные политические системы», увидевшей свет в 1956 г., он выделил два уровня анализа политических систем. Один уровень — традиционный институциональный, в рамках которого главное внимание уделяется функциям, нормам и механизмам, присущим государству и другим политическим институтам. Второй уровень — ориентационный, представляющий собой анализ особых форм отношения людей к политическим институтам и другим политическим объектам. В итоге Алмонд сделал вывод о том, что каждая политическая система базируется на своеобразной по структуре ориентаций относительно политического действия. Такие ориентации ученый и предложил называть политической культурой.

Впоследствии Алмонд и другие политологи дали большое количество определений понятия «политическая культура». Например, тот же Г. Алмонд совместно с американским политологом Дж. Б. Пауэллом в книге «Сравнительная политология: эволюционный подход» представил такой вариант определения политической культуры: политическая культура — совокупность личных позиций и ориентаций членов конкретной политической системы, субъективная сфера, создающая первооснову политических действий и придающая им смысл. В другой работе, «Гражданская культура», Г. Алмонд со своим соавтором, американским политологом С. Вербой, определил политическую культуру как систему ценностей, глубоко укоренившихся в сознании мотиваций, ориентаций и установок, регулирующих поведение людей в ситуациях, имеющих отношение к политике.

Известный американский политолог С. Липсет определил политическую культуру как некую совокупность ритуалов, служащих сохранению законности политической деятельности. Другой американский политолог, Л. Пай, полагал, что политическая культура является набором установок, верований, чувств, вносящих порядок и значение в политический процесс и содержащих скрытые предположения и правила, управляющие поведением в политической системе.

Многообразные подходы к определению сущности политической культуры, сложившиеся в зарубежной политической науке, российский политолог и политический психолог Е. Б. Шестопал сводит в четыре группы:

  • ? психологические трактовки, когда политическая культура рассматривается как система ориентаций на политические объекты;
  • ? «всеобъемлющие» определения, объединяющие вместе политическое поведение индивида и психологические установки, лежащие в его основе;
  • ? так называемые «объективные» определения, в которых политическая культура выступает в качестве ограничителя поведения индивидов и групп;
  • ? «эвристические» определения, рассматривающие политическую культуру как некую гипотетическую конструкцию, создаваемую исключительно для целей политологического анализа.

Все существующие определения с разных сторон отражают такое сложное и важное для политической жизни общества явление, как политическая культура. Но ни одно из имеющих определений не может претендовать на абсолютную полноту и безупречность. Каждое содержит некоторые неточности и недостатки. В качестве базового можно использовать определение политической культуры, предложенное российским политологом Э. Я. Баталовым. Политическая культура — это система исторически сложившихся, относительно устойчивых, воплощающих опыт предшествующих поколений людей установок,

ill

убеждений, представлений, моделей поведения, проявляющихся в непосредственной деятельности субъектов политического процесса, фиксирующих принципы их отношений к этому процессу в целом и его элементам, друг к другу, к самим себе, к политической системе, в рамках которой протекает этот процесс, и тем самым обеспечивающих воспроизводство политической жизни общества на основе преемственности. Российский ученый уточняет, что суть политической культуры выражается в том, что она представляет собой способ существования социальных субъектов (наций, классов, групп, индивидов) как субъектов политического процесса.

Политическая культура — сложное явление, и ее структуру нельзя свести к какой-либо единственной модели. Многие исследователи отмечают, что политической культуре присущ полиструктурный характер. В политической культуре выделяют структуру ценностных ориентаций, определяющих поведение людей в политической сфере. Г. Алмонд и С. Верба дали характеристику трех уровней ориентаций.

Познавательные ориентации, то есть знания о политике, в том числе о механизмах функционирования политической системы и ее отдельных институтов.

Эмоциональные ориентации, то есть политические традиции, ценности, идеалы и убеждения, в той или иной степени отражающие чувства людей по отношению к политической системе, субъектам политического процесса и их конкретным действиям.

Оценочные ориентации, отражающие личное отношение конкретного индивида к политической системе, ее отдельным элементам, политическим событиям и личностям.

Несколько иную структуру политических ориентаций представил американский исследователь политической культуры У. Розенбаум. Он выделил следующие элементы этой структуры.

Ориентации относительно институтов государственного управления, политического режима, относительно «входа» в политические системы и относительно «выхода» из политической системы (оценка принимаемых решений и результатов их реализации), в совокупности это получило название «ориентации относительно правительственных структур».

Ориентации по отношению к «другим» в политической системе, что означает политическую идентификацию индивидов, их политические убеждения и их представления об основных нормах, регулирующих деятельность политической системы.

Ориентации относительно собственной политической деятельности, а именно степень политической компетентности и политической действенности индивидов, адекватная оценка как своих возможностей участия в политике, так и степени влияния такого участия на политическую практику.

Некоторые ученые, например российский политолог А. И. Соловьев, выделяют в структуре политической культуры мировоззренческие, гражданские и собственно политические ценностные ориентации. Мировоззренческие ориентации обусловлены философскими, религиозными, этическими воззрениями граждан. Отношение к политическому процессу на основе мировоззренческих ориентаций выстраивается с точки зрения жизненных целей и ценностей человека. Гражданские ориентации формируются на основе общих политических и правовых знаний, которые позволяют осознать человеку возможности своего участия в политической жизни, реализации прав и свобод, присущих данной политической системе. Конкретная практическая деятельность институтов власти, политических партий и лидеров, оказывая воздействие на граждан, рождает в них политические ориентации.

Кроме ценностных ориентаций, в структуре политической культуры выделяют политические стереотипы, политические ритуалы, политические традиции, политические мифы, политическую символику и политический язык.

Политические стереотипы — упрощенные, схематические представления о политических феноменах, вырабатываемые в массовом сознании и влияющие на сознание отдельных индивидов. Политические стереотипы характеризуются эмоциональностью, иррациональностью и устойчивостью.

Политический ритуал — установленный «сверху» или выработанный на основе обычая порядок проведения какой-либо церемонии. В политике совершается множество церемониальных действий и, соответственно, существуют ритуалы их проведения. Ритуалы присущи носителям определенной политической культуры. Изменение политической культуры влечет за собой изменение ритуалов. Например, в Советском Союзе сложились ритуалы проведения ежегодных демонстраций 1 мая и 7 ноября, в которых принимала участие значительная часть населения. Своеобразным политическим ритуалом стало проведение выборов с единственным кандидатом. С первых лет советской власти складывались ритуалы проведения съездов, собраний и других публичных мероприятий. Исполнение этих ритуалов стало традицией для большинства советских людей.

Политические традиции являются весьма важным элементом политической культуры, по сути, они цементируют ее и придают ей устойчивость. Свою роль в политической культуре играют политические мифы, представляющие собой опирающиеся на верования статичные образы политических явлений. Эти образы позволяют упорядочить и структурировать в сознании факты и события, которые приводят людей в смятение. Мифы позволяют пережить тяжелые кризисные времена, дают надежду и поэтому наиболее широко распространяются в эпохи радикальных общественных перемен. Политические мифы бывают весьма устойчивыми. Например, миф о добром царе, правду от которого скрывают злые придворные, продержался в массовом сознании русского народа не одно столетие. Вплоть до революции 1905—1907 гг. большинство крестьян в России ожидало решения земельного вопроса

пз именно от царя, а не от его противников из либерального и революционного лагеря. Миф о добром царе пережил самодержавие и сохранился как в годы советской власти, так и в постсоветской России.

Для политической культуры любой крупной социальной группы присуща особая символика. В качестве политических символов могут выступать флаги, гербы, гимны государств, символы политических партий и движений. Символами отдельных государств и их центров власти могут быть отдельные здания и сооружения. Например, когда речь идет о Белом доме, имеется в виду президент США и его администрация, а упоминание Кремля подразумевает высшее руководство нашей страны, представленное сегодня президентом РФ и членами его правительственной команды.

Политическая символика способствует самоидентификации и интеграции индивидов и групп, участвующих в политическом процессе, помогает осуществлять коммуникации между ними. Такую же задачу решает политический язык. Для каждой группы в каждый конкретный отрезок времени характерна своя политическая терминология. Например, если на рубеже 80—90-х гг. XX в. в нашей стране слова «демократ» и «демократический» были самыми популярными и широко распространенными, то впоследствии эти термины приобрели некоторый негативный, уничижительный оттенок. В политических культурах разных стран в одинаковые политические термины может вкладываться разное, иногда даже противоположное содержание. Так, в США часто либералами называют тех, кого в Западной Европе назвали бы социал- демократами. В Советском Союзе в годы «перестройки» «левыми» стали называть тех политических деятелей, кого во всем остальном мире принято было относить к числу «правых», и наоборот.

Политическая культура выполняет ряд важных общественных функций. К ним, в частности, относят:

  • ? функцию идентификации, реализующей потребность людей в осознании своей групповой принадлежности;
  • ? функцию ориентации, заключающуюся в познании сути политических явлений и понимании возможности реализации своих целей и интересов в политической сфере;
  • ? функцию адаптации, выражающую потребность людей в приспособлении к меняющейся социально-политической действительности;
  • ? функцию социализации, обеспечивающую возможность приобретения людьми навыков и качеств, которые необходимы для участия в политической жизни общества;
  • ? функцию интеграции (или в некоторых случаях дезинтеграции), обеспечивающую сохранение целостности государства через взаимодействие отдельных общественных групп в рамках существующих политических институтов;
  • ? функцию политической коммуникации, обеспечивающую взаимодействие всех субъектов политического процесса на основе общего политического языка и политической символики посредством существующих на данный момент способов общения и передачи информации.

Сегодня можно услышать рассуждения некоторых отечественных журналистов, публицистов, политиков о «низкой политической культуре» наших граждан или даже о полном ее отсутствии. Подобные высказывания свидетельствуют о том, что понимание социального феномена культуры и политической культуры является в этом случае однобоким и поверхностным. Если под культурой понимать только степень воспитанности и образованности людей, тогда можно рассуждать о «низкой политической культуре» или ее отсутствии. Однако категория политической культуры формировалась в политической науке на основании представлений о культуре как совокупности духовных и нравственных ценностей и норм, присущих большой социальной группе, общности, народу или нации. С этой точки зрения нельзя говорить об обществе, группе или человеке как о полностью лишенных культуры, в том числе и политической. Нет и общей, универсальной, охватывающей все человечество политической культуры. Она распадается на отдельные типы, присущие тем или иным общностям людей. При этом наряду с политической культурой всего сообщества могут существовать субкультуры отдельных групп внутри такого сообщества.

Классификация типов политической культуры может осуществляться на основе различных признаков. Американские политологи Г. Алмонд и С. Верба в основу своей широко известной типологии положили такие составные части политической культуры, как ценности, образцы поведения и способы организации политической власти. Они выделили три идеальных типа политической культуры.

  • 1. Патриархальная политическая культура, характеризующаяся отсутствием у большинства населения какого-либо интереса к политической жизни.
  • 2. Подданническая политическая культура, для которой характерна сильная ориентация людей на поддержку существующей политической системы, сочетающаяся со слабой заинтересованностью в политическом участии.
  • 3. Активистская политическая культура, носители которой не только интересуются политикой, но и сами активно в ней участвуют.

В реальной жизни существуют смешанные типы политической культуры, включающие в себя в той или иной пропорции элементы всех вышеназванных идеальных типов. Наиболее важным из смешанных типов политической культуры Г. Алмонд и С. Верба считали гражданскую политическую культуру.

Носитель гражданской политической культуры

  • ? положительно оценивает значение существования и деятельности правительства для общества в целом и лично для себя;
  • ? имеет высокий интерес к деятельности правительства;
  • ? испытывает чувство гордости за свои национальные политические институты;
  • ? ожидает равного к себе отношения со стороны официальных должностных лиц государства;
  • ? испытывает желание публично обсуждать политические вопросы в кругу друзей и знакомых;
  • ? имеет возможность открыто выражать свои оппозиционные настроения;
  • ? испытывает чувство удовлетворения от проведения общенациональных политических, в частности избирательных, кампаний;
  • ? компетентно оценивает правительственную политику и понимает свою обязанность воздействовать на эту политику вместе со всеми согражданами;
  • ? достаточно компетентен в использовании действующего законодательства для успешного противодействия возможным актам произвола со стороны властей;
  • ? верит в то, что демократия является необходимой и желательной системой государственного устройства.

Английский политолог Д. Каванах считал, что национальные политические культуры отдельных стран отличаются друг от друга степенью внутреннего единства и интегрированности. На этом основании он выделил следующие типы политических культур:

  • 1. Гомогенная политическая культура характеризуется наличием единых ценностных ориентаций для всех граждан, терпимостью к возможным проявлениям инакомыслия при четкой дифференциации политических ролей.
  • 2. Фрагментарная политическая культура представляет собой совокупность резко отличающихся друг от друга субкультур, присущих разным группам населения.
  • 3. Смешанная политическая культура характеризуется наличием различных ценностных ориентаций граждан, отличающихся от официально провозглашаемых норм и ценностей существующего режима.
  • 4. Искусственно гомогенная политическая культура отличается, с одной стороны, массовой политической апатией, с другой стороны, искусственно инициируемой «сверху» политической активностью в поддержку существующего режима.

Нетрудно заметить, что последний тип политической культуры охватывает авторитарные и тоталитарные политические режимы.

Свою типологию политической культуры, однако, весьма похожую на предыдущую типологию политической культуры Д. Каванаха, позже предложил Г. Алмонд. Поскольку данные социологических исследований свидетельствовали о серьезных различиях в ценностных ориентациях граждан тех стран, где должна была господствовать, по мнению Алмонда и Вербы, гражданская культура, американский политолог посчитал необходимым выделить четыре типа политической культуры, в соответствии с характером политических систем. В англо-американских политических системах представлена гомогенная и секуляризированная политическая культура. В континентальных западноевропейце ских политических системах одновременно сосуществуют совершенно различные политические субкультуры. В каждой отдельной стране Западной Европы общенациональная политическая культура имеет, вследствие этого, фрагментарный характер. В политических системах доиндустриального и частично индустриального типа политическая культура имеет смешанный характер. И наконец, в тоталитарных политических системах господствует искусственно гомогенная политическая культура.

Национальные типы политической культуры различаются также в соответствии с цивилизационными особенностями социумов, внутри которых они сформировались. В сравнительной политологии выделяют западный и восточный типы политической культуры. Западный тип присущ странам и народам, принадлежащим к западной или западнохристианской цивилизации. Восточный сформировался на социокультурной почве восточных цивилизаций — буддистско-конфуцианской, исламской и индуистской.

Российские политологи В. П. Пугачев и А. И. Соловьев видят основные различия политических культур Запада и Востока в следующем:

  • ? если в странах Запада более распространена убежденность в том, что политическая власть может покоиться на физическом, духовном или экономическом превосходстве человека над человеком, то на Востоке существовала уверенность в божественном происхождении власти, не связанной ни с какими человеческими достоинствами;
  • ? если на Западе к политике относились и относятся как к разновидности конфликтной социальной деятельности, строящейся на принципах честной игры и равенства граждан перед законом, то на Востоке сформировалось отношение к политике как к подвижнической деятельности, недоступной простым смертным, а являющейся уделом лишь выдающихся личностей. На Востоке политика понималась как средство достижения гармонии и мира, причем возможность случайных событий в политической жизни отрицалась;
  • ? на Западе личность осознавалась как самодостаточная для осуществления ею властных полномочий, на Востоке личность таковой не признавалась, а предполагалась необходимость в посредничестве в отношениях между личностью и властью;
  • ? если на Западе утвердился примат идеалов индивидуальной свободы, то для Востока характерен приоритет идеалов справедливости;
  • ? на Западе принято признавать индивида главным субъектом политического процесса, а государство считать гарантом прав и свобод личности, инструментом достижения целей и реализации интересов отдельных групп и индивидов, зависимым от гражданского общества. На Востоке главная роль в политике отдается элитам, за государством же признается функция патроната над отдельными людьми; кроме того, на Востоке доминируют ценности корпоративизма, то есть личность подчиняется руководителям общин, сообществ, групп.
  • ? на Западе в конце концов утвердился плюрализм форм политической жизни, сложный характер организации политических систем, демократический характер политических режимов; на Востоке долго сохранялось тяготение к авторитарному типу правления, упрощенным формам организации власти, поискам харизматических лидеров, предпочтение коллективным формам политического участия при безусловном подчинении личности исполнительной власти;
  • ? для Запада в целом характерно рациональное отношение к исполнению политическими элитами и лидерами своих управленческих функций в соответствии с нормами общественного договора, здесь утвердилось мнение о необходимости общественного контроля над их деятельностью; на Востоке имеет место сакрализация (обожествление) власти и ее носителей при отсутствии убежденности в необходимости контроля над их действиями;
  • ? если для Запада характерен примат общегосударственного кодифицированного права над частными нормами и местными обычаями, то на Востоке, наоборот, приоритет отдается местным правилам и обычаям перед формальными законами государства;
  • ? на Западе довольно рано пришли к пониманию различий моральной и политической мотивации политического действия, на Востоке же сохранилась тенденция к сглаживанию противоречия между моральными и правовыми мотивами политического поведения.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >