Взаимодействие государства и гражданского общества

Место и роль государства в политической системе можно понять лучше, если рассмотреть его взаимоотношение с гражданским обществом. Само понятие «гражданское общество» находится в ряду важнейших как в политологии, так и в других социально-гуманитарных науках. Истоки гражданского общества в истории европейской цивилизации следует искать в античности. Даже термин «гражданское общество», который в английском и ряде других европейских языков обозначается как «Civil Society», восходит к латинскому «Societas civilis». Но античная, особенно древнегреческая политическая жизнь сильно отличалась от современной. Для греческого полиса было характерно слияние сообщества граждан с государством, поэтому сама идея неприкосновенности частной сферы жизнедеятельности человека для древнегреческой политической мысли была чужда. В соответствии со взглядами Аристотеля, приоритет всегда должен отдаваться общему интересу. Аристотель исходил из того, что отдельный индивид и в экономическом, и в социальном, и в политическом плане принадлежит полису как основополагающему началу. Какое бы положение человек ни занимал, он всецело зависел от полиса, частное и общественное полностью отождествлялось.

Вплоть до Нового времени теоретическая концепция гражданского общества не была сформирована. Идея гражданского общества в политической мысли Нового времени тесно связана с теорией общественного договора. Родоначальник данной теории Т. Гоббс считал, что общество в его естественном состоянии подвержено опасности самоуничтожения и только государство способно обуздать природные страсти людей (см. главу I). Таким образом, проблема отношения общества и власти в духе Нового времени решалась как проблема общественного развития, управляемого государством. Государство творит гражданское общество или, как следует из концепции Т. Гоббса, закладывает его основы, устанавливая порядок, цивилизуя общество и его членов. Дж. Локк, в целом разделяя взгляды Т. Гоббса, обратил внимание на наличие определенных несовпадений между гражданским обществом, воплощающим в себе частный интерес, и государством, воплощающим интерес всеобщий. Процесс развития капитализма и начало промышленной революции в Англии означали постепенное упразднение единства экономики, политики и религии, отдаление публичного и частного секторов социума. В отличие от Т. Гоббса Дж. Локк отдает приоритет обществу перед государством. В еще большей степени такая позиция выражена другим английским мыслителем — Т. Пейном, который считал государство лишь необходимым злом. Он считал, что власть государства должна быть ограничена в пользу гражданского общества. Чем совершеннее такое общество, тем больше оно регулирует свои дела самостоятельно и тем меньше нуждается в стоящем над ним правительстве. Гражданское общество, построенное на принципах самоуправления, требует, по мнению Т. Пейна, лишь минимум политических механизмов. Этот подход лежал в основе известного тезиса классического экономического либерализма о «государстве — ночном стороже», а также в определенной степени был свойственен анархизму, либертаризму и другим радикальным течениям общественно-политической мысли.

Близкая к современной трактовка гражданского общества как особой, отличной от государства сферы, свободной от его диктата, принадлежала французскому социологу А. де Токвилю. В своей известной работе «О демократии в Америке» он показал взаимодействие политической демократии и гражданского общества на североамериканском континенте. В основе процесса становления гражданского общества, считал Токвиль, лежит развитие его основной ячейки — общины, которая возникает до образования государства и, следовательно, независимо от него. Общины, за исключением случаев, когда дело касается социального (всеобщего) интереса, не допускают вмешательства государства в свою деятельность. Они являются гарантами равенства граждан, осуществляют нравственное воспитание своих членов, формируют у них привычку к свободе и чувство гражданственности. На основе общин создаются многочисленные гражданские ассоциации, охватывающие почти все сферы деятельности и, кроме непосредственных задач, выполняющие две функции. С одной стороны, они защищают нравственные ценности, свободу мысли и самостоятельность решений от покушений со стороны правительства. С другой стороны, выступают гарантом от чрезмерно эгоистических воздействий самих личностей на социальную среду и политические институты.

Гражданское общество, в отличие от государства, по Токвилю, есть сфера, для которой органичны не принуждение, а добровольный выбор, не авторитет власти, а авторитет морали. Четкое размежевание гражданского общества и государства не означает противопоставления их друг другу, как доброго и злого начал, что было характерно для Т. Пейна. Наоборот, Токвиль подчеркивает плодотворность их взаимодействия при условии, если государство является демократическим. В связи с этим он указывает на огромную роль особого социального института — политических ассоциаций, которые не входят в состав гражданского общества, но и не становятся частью государственного аппарата, будучи полем и орудием их взаимодействия.

Г. В. Ф. Гегель, основываясь на работах предшествующих мыслителей, пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию движения от семьи к государству. Гражданское общество, по его мнению, — это комплекс частных лиц, классов, групп, корпораций, сословий, институтов, взаимодействие которых регулируется гражданским правом и которые прямо не зависят от государства. Социальная история рассматривалась Гегелем как процесс развертывания нравственной идеи, реализующейся на трех ступенях развития общества, в трех формах: семья, гражданское общество, государство. Противопоставление гражданского общества и государства здесь относительно. Каждая высшая форма, согласно взглядам Гегеля, вбирает в себя предыдущую, низшую. Появившись, государство не только возвышается над гражданским обществом, но и соотносится с ним как целое с частью. Поскольку государством, как воплощением высшего разума, для Гегеля увенчивается история человечества, то гражданское общество обретает у него двойственный характер одновременно и самостоятельного и при других обстоятельствах слитного с государством, растворенного в нем феномена.

В качестве основополагающих принципов функционирования гражданского общества Гегель называет принципы частной собственности и личной свободы, а также принципы публичности и всеобщей осведомленности. Гражданское общество нуждается в свободно функционирующем общественном мнении, справедливом и строго соблюдаемом законодательстве. С одной стороны, Гегель рассматривал гражданское общество как самостоятельное образование, но с другой стороны, как органическую часть государства. Грань, разделяющая их, условна. Вероятно, такие взгляды были связаны с общей гегельянской концепцией государства как «божественной воли», проникающей во все отношения, и с реальным состоянием гражданского общества того периода. Государство и гражданское общество для Гегеля — это теснейшим образом связанные между собой части единого целого, где приоритет отдается все же государству.

В современной политологии преобладает концепция, в соответствии с которой под гражданским обществом понимается сложная и многоуровневая система внегосударственных отношений и институтов. Сторонники данной концепции включают в гражданское общество всю совокупность межличностных отношений, которые развиваются вне рамок и без вмешательства государства, а также разветвленную систему независимых от государства общественных институтов, реализующих повседневные индивидуальные и коллективные потребности. Поскольку повседневные интересы граждан определенным образом можно систематизировать, то и сферы гражданского общества имеют определенную соподчиненность.

Базовые потребности человека в пище, одежде, жилище и т. п., обеспечивающие его жизнедеятельность, удовлетворяются на уровне производственных отношений через такие общественные институты, как профессиональные и потребительские объединения и ассоциации. Потребности в общении, духовном совершенствовании, воспитании, образовании, вере и т. п. реализуются в комплексе социокультурных отношений. Данные потребности удовлетворяются через такие институты, как семья, институт образования, церковь, творческие союзы, спортивные общества. И наконец, следующий уровень потребностей составляют потребности в политическом участии, связанные с выбором на основе политических предпочтений и ценностных ориентаций. Политические предпочтения предполагают сформированность политических позиций и осуществляются с помощью групп интересов, политических партий и движений.

Следует отметить, что понимание гражданского общества как особой сферы социума не означает разделения социального пространства на два отгороженных друг от друга поля. Общество — единое целое, между его различными сферами необходимы взаимосвязь и взаимодействие. Государство неизбежно влияет на частную сферу уже тем, что создает те или иные, благоприятные или неблагоприятные условия для ее функционирования. Гражданское же общество выполняет функции соединения частного и общественного интересов, посредничества между личностью и государством.

Концепция гражданского общества зародилась в европейской социально-политической мысли, очевидно, потому, что сам феномен — гражданское общество — имеет европейское происхождение, именно там сформировались его объективные и субъективные предпосылки.

Основные ценности и элементы гражданского общества в ведущих западноевропейских странах сложились к XVIII в. Они включали в себя следующие представления о нормах человеческого существования: требование личной безопасности, свобода от давления со стороны, принцип равенства всех перед законом, право на частную собственность, право на частную жизнь, признание естественности индивидуальных различий, уважение к другому человеку Основными элементами были: свобода личности и собственность. А механизм реализации этих интересов формировался в особых общественных группах — гильдиях. Основными принципами существования этих групп были взаимопомощь, чувство профессиональной чести, общее понимание справедливости.

Примерно в тот же период в Европе формируются города, которые по сравнению с профессиональными группами были гораздо более сложными самоуправляющимися структурами. Общими принципами города и гильдии были самоуправление, наличие правовых гарантий и принцип взаимопомощи. Таким образом, в Западной Европе пересекались и усиливали друг друга исторические тенденции и социокультурные традиции, ставшие основой рождения феномена гражданского общества. Хотя сходные формы общежития, например города и профессиональные объединения, существовали и в традиционных обществах. Среди западноевропейских тенденций и культурных традиций, обусловивших формирование гражданского общества, можно выделить наследие античности с его римским правом, христианское учение, в котором идея свободы человека получила наиболее полное выражение по сравнению с другими религиями, традиции народных собраний, городского самоуправления, развитие рыночных отношений. Огромное значение также имели эпоха Возрождения с ее культом человеческой личности и Реформация, результатом которой стало появление протестантской церкви, фактически основанной на принципах самоуправления общин.

Процесс оформления гражданского общества не был поступательным и монолитным. Но, несмотря на временное ослабление и даже уничтожение тех или иных форм личной или групповой автономии, последние возрождались и вновь усиливались. Эта преемственность политико-правовых и культурных традиций в западноевропейском регионе и привела в итоге к кристаллизации того феномена, который получил название гражданского общества.

Гражданское общество, включающее семью, церковь, корпорации предпринимателей, профессиональные и творческие союзы, политические партии и т. п., тем не менее не есть лишь сфера, отличная от государства. Гражданское общество тесно связано с государством, границы между ними весьма подвижны. Одни и те же общественные институты могут быть структурами государства и гражданского общества. Например, институт образования, зарождавшийся в основном как институт гражданского общества, сегодня находится под контролем государства, но функционирует на принципах самоуправления и автономии, присущих гражданскому обществу. Победившая на выборах политическая партия перемещается из сферы гражданского общества в сферу государства. Гражданское общество формирует естественный фундамент политической демократии, без которого последняя просто невозможна.

Вопрос о месте и роли политических партий в гражданском обществе является дискуссионным. С точки зрения ряда исследователей, политические партии вообще не относятся к сфере гражданского общества, которое включает в себя только неполитические институты. Существует и иное мнение. В соответствии с ним партии — принадлежность исключительно гражданского общества. Представляется, что партии можно определить как связующее звено между гражданским обществом и государством. Партия как организация формируется в недрах гражданского общества, но цель партии — использование государственной власти и государственных институтов. При тоталитарном режиме партия сливается с государством. Но в условиях демократии политическая партия сливается с государством постольку, поскольку ее руководители и функционеры занимают официальные государственные должности. Оппозиционная партия, представленная в парламенте, также действует в государственной сфере. Именно появление политических партий привело к возникновению современных политических систем, где институты государства взаимодействуют с институтами гражданского общества.

Одним из важнейших институтов гражданского общества являются профессиональные союзы. Это определяется тем обстоятельством, что профсоюзы — едва ли не самая массовая форма самоорганизации общественных интересов вне сферы прямой деятельности и контроля государства. Место и роль профсоюзов зависят от степени развития гражданского общества. Причем эта зависимость взаимная: гражданское общество развито настолько, насколько развиты профсоюзы. В западноевропейских странах первоначально профсоюзы сталкивались с серьезными трудностями. С одной стороны, это были неблагоприятные экономические, политические и правовые условия их деятельности, что отражало уровень развития гражданского общества в этих странах. С другой стороны, существенным тормозом развития профсоюзного движения было положение наемных трудящихся, которые фактически не являлись полноправными гражданами. Постепенно меняла ситуацию в этих странах и деятельность самих профсоюзов. Вместе с социал-демократическими партиями они добились полноправного гражданского статуса для лиц наемного труда. Сами же профсоюзы стали представителями наиболее массовой и влиятельной социальной группы.

Как и другие структуры гражданского общества, профсоюзы выходят в политику, хотя имманентно это им не присуще. Они могут прибегать к политическим средствам решения своих социально-экономических задач, но могут и вторгаться в сферу политики, решая серьезные задачи, например, национального освобождения, защиты или восстановления демократии, поддерживая ту или иную политическую партию.

Столь же подвижны границы между гражданским общество и государством в сфере деятельности средств массовой информации. СМИ могут быть государственными и отражать государственную точку зрения, но они могут и выражать интересы отдельных групп населения.

В сфере властных отношений гражданскому обществу должно соответствовать правовое государство, то есть такая организация государственной и общественной жизни, которая характеризуется господством права и верховенством закона, призванными обеспечивать признание и гарантию прав и свобод всех граждан во всех сферах. А со стороны граждан это означает уважение к законам и институтам существующей системы, ставшее составным элементом правосознания населения.

Для гражданского общества государство необходимо как источник права, а не орган насилия. Правовое государство, в отличие от деспотического или полицейского, само себя ограничивает определенным комплексом норм и правил. Центральное место среди них занимает принцип разделения властей на три главные ветви — законодательную, исполнительную и судебную, которые, выполняя свои строго очерченные функции, сдерживают и уравновешивают друг друга, гарантируя выполнение демократических норм и недопущение злоупотреблений властью. Через всеобщую избирательную систему и избирательный процесс граждане имеют возможность контролировать власти. Законодатель также подзаконен, как и отдельный гражданин. Подзаконность государственной власти дополняется признанием за отдельной личностью неотъемлемых и неприкосновенных прав, предшествующих самому государству. Принцип неприкосновенности личности дополняется неприкосновенностью жилища и переписки. В процессе своего формирования правовое государство гарантировало индивидуальные свободы и права.

Правовое государство призвано обеспечить с помощью закона условия для существования гражданского общества, поэтому оно имеет ряд общих и объединяющих всех членов гражданского общества правовых основ, носящих по своей сути надклассовый и общечеловеческий характер, заключает в себе объединяющее начало. Не случайно в Западной Европе развитие гражданского общества и становление правового государства совпадает по времени с формированием наций. Нация — не столько этнический, сколько политический феномен, представляющий собой сообщество граждан, объединенных общими социально- политическими и социокультурными ценностями. Появление наций означало переход от государства территориального типа к государству национального типа. Территориальное государство — это государство традиционного общества. В нем нет органичной связи между государственной властью и подчиненным этой власти населением. Общество и государство существуют как бы в разных измерениях, слабо взаимодействуя между собой. Национальное государство — органичное единство гражданского общества и политической власти в пределах его территории. Граждане сознательно идентифицируют себя с государством, ощущая принадлежность к единой нации. Недаром в западной традиции само слово «нация» стало синонимом понятия «государство».

В то время как гражданское общество представляет собой комплекс частных, противоречащих друг другу интересов, правовое государство как выражение всеобщей воли призвано примирить и совместить друг с другом эти интересы. Если бы государство отражало лишь экономическую силу собственников, оно имело бы форму олигархической республики. Однако на деле экономическое господство собственников сосуществует с разнообразными политическими формами. И хотя имущие группы стремятся превратить институты власти в орудие своего господства, демократические принципы, заложенные в основу государственного устройства, обеспечивают значительную степень независимости государства от тех или иных экономических интересов. Гарантией жизнеспособности этих принципов является гражданское общество и правовое государство.

Предусматриваемое правовым государством равенство перед законом и гражданские права необходимо дополнить политическими и социально-экономическими правами. Равенство — не цель, а основа для свободного выбора, равного доступа ко всему разнообразию жизненных возможностей. Одной из важнейших функций гражданского общества является обеспечение минимально необходимыми средствами существования всех членов, прежде всего тех, кто не в состоянии обеспечить себя самостоятельно (инвалиды, престарелые и т. д.). Первоначально эту задачу главным образом выполняли институты гражданского общества. Постепенно все большую часть ответственности стало брать на себя государство. В индустриально развитых странах в результате расширения государственных социальных программ утвердилось социальное государство, взявшее на себя функции, ранее принадлежавшие гражданскому обществу.

Концепция социального государства начала формироваться в рамках того направления либеральной политической идеологии, которое возникло на рубеже XIX и XX вв. и получило название «новый либерализм». Позже название «новый либерализм» заменили на «социальный либерализм» (см. главу IV). Левое крыло либералов опасалось, что безудержное развитие капиталистических рыночных отношений, сопровождавшееся усилением экономического неравенства, может привести к социальному взрыву. Такой взрыв в форме бунта, мятежа или революции опрокинет сложившуюся политическую систему и поставит под угрозу основополагающие права и свободы человека, в том числе и право на частную собственность. Поэтому сторонники нового направления в либерализме предлагали проводить сильную социальную политику, призванную сглаживать социальное неравенство и предотвращать острые политические конфликты.

Термин «социальное государство» ввел в научный оборот немецкий ученый Л. фон Штайн в конце XX в. Во второй половине XX в. в политическом лексиконе появились его синонимы — «государство благосостояния», «государство всеобщего благоденствия». Данные термины широко использовались в публичных выступлениях политических лидеров, в программах политических партий. Это было связано с тем, что именно в этот период сложились экономические предпосылки для реализации теоретической концепции социального государства в государственной политике ведущих стран Запада.

Немецкий социолог и политолог Й. Альбер выделяет несколько этапов становления социального государства. Начальный этап, как он считает, пришелся на XIX в., когда во многих странах появилась и стала развиваться система социального страхования. Затем, с окончания Первой мировой войны и вплоть до 60-х гг. XX в., наступил этап расширения объема предоставляемых государствами социальных услуг, значительно возросли расходы на эти цели. Социально-экономические права человека или, иначе говоря, права человека второго поколения становятся, по словам Й. Альбера, фундаментальным элементом гражданских прав. В 60—70-х гг. акцент социальной политики смещается на улучшение качества жизни, а затем социальное государство, или «государство благосостояния», вступает в фазу своей консолидации.

С точки зрения современной политологии социальным следует считать такое государство, которое проводит политику, направленную на создание каждому гражданину достойных условий жизни и социальной защищенности. Через соответствующую налоговую политику социальное государство обеспечивает социальную поддержку наиболее нуждающимся слоям населения, принимает меры по борьбе с безработицей и стремится достичь (по возможности) всеобщей занятости. Социальное государство берет на себя значительную часть расходов по содержанию систем здравоохранения и образования. Главная цель социального государства — сохранение социального мира и общественной стабильности.

Первоначально концепция социального государства родилась в рамках левого крыла либералов и носила ярко выраженный реформистский характер. Впоследствии, после того как социал-демократы отказались от революционных идей марксизма и перешли на позиции социал-реформизма, идея социального государства была заимствована ими и нашла свое выражение в концепции социальной демократии как одного из базовых элементов идеологии демократического социализма. Именно с политикой социал-демократических партий западноевропейских стран связаны наибольшие успехи в реализации идей социального государства. В качестве примера можно назвать Швецию, в которой социал-демократы находятся у власти с небольшими перерывами начиная с 1932 г.

К концу XX в. концепция социального государства в той или иной степени была усвоена всеми основными политическими силами развитых стран, причем не только социал-демократами и либералами, но и консерваторами. Правда, в рамках «неоконсервативной волны», охватившей ведущие страны Запада в конце XX столетия, предпринимались попытки демонтажа социального государства как слишком затратного и экономически неэффективного. Но, несмотря на сокращение расходов на некоторые социальные нужды, основы государства социального типа во всех развитых странах сохранились. Не в последнюю очередь это обусловлено характером гражданского общества, сложившимся в этих странах.

Развернувшийся на рубеже XX и XXI вв. процесс глобализации вновь обострил вопрос о судьбе социального государства. С одной стороны, по мнению неолиберальных теоретиков, национальные государства вообще должны отказываться от своих полномочий в пользу наднациональных структур. С другой стороны, видный теоретик-неомарксист И. Валлерстайн считает, что развитие глобального капитализма ведет к «смерти» либерализма и деградации институтов социального государства в том виде, как они сложились за последнее столетие (см. главу XXII). Насколько обоснованы подобные резкие суждения, сказать пока трудно. Практика свидетельствует, что степень реализации принципов социального государства зависит не от того, как они воплощены в законодательстве той или иной страны, а от конкретной социально- экономической ситуации. В условиях экономического подъема расходы на социальные нужды растут, а в условиях спада и кризиса, наоборот, сокращаются. Это даже не зависит от того, какая политическая партия находится у власти. Однако и в условиях кризиса есть пределы, до которых может сворачиваться социальная политика государства. И эти пределы определяются уровнем развития гражданского общества и степенью его активности.

Влияние гражданского общества на развитие государства можно проследить на протяжении нескольких последних столетий. Вначале это влияние привело к утверждению правового и социального принципов построения и деятельности государства. Начиная с 70-х гг. XX в., особенно в Западной Европе, эти принципы были дополнены экологическим принципом. Под воздействием экологических движений экологическая проблематика нашла свое отражение сначала в программных установках политических партий, а затем и в законодательстве практически всех западноевропейских государств. Это еще раз показало возможность гражданского общества играть активную роль в процессе эволюции государства как политического института.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >