РИТОРИКА КАК НАУКА И ИСКУССТВО

В результате изучения данной главы обучающийся должен:

  • — знать основные характеристики риторики как науки и искусства; основные направления современной риторики;
  • — уметь на примерах раскрывать основные идеи риторики;
  • — владеть навыками разграничения понятий «убеждение», «внушение» и «принуждение».

Термин «риторика» традиционно понимается двояко: как искусство красноречия и как наука о нем.

Красноречие издавна и по праву считается искусством. Еще в Античности сложился список дисциплин, достойных свободного человека, так называемые семь свободных искусств, первым из которых была именно риторика. И. С. Тургенев, например, считал ораторское искусство уникальным даром. В романе «Рудин» он писал о своем герое: «Рудин владел едва ли нс высшей тайной — музыкой красноречия. Он умел, ударяя по одним струнам сердец, заставлять смутно звенеть и дрожать все другие».

Наука о красноречии — одна из самых древних и вместе с тем современных гуманитарных дисциплин, в содержание которой входят философские, психологические, филологические, логические, эстетические знания. Еще в XVIII в. именно риторику, а не математику считали «царицей наук». Долгое время в риторических терминах велись рассуждения об искусстве. Например, современники называли И. С. Баха величайшим оратором в музыке, так как его органные произведения строились по риторическим канонам, а уже в XX в. С. М. Эйзенштейн ввел риторику в программу обучения кинорежиссеров, чтобы они постигли тайну воздействия на массовую аудиторию, были бы способны вызывать разнообразные чувства зрителей: гнев, радость, восторг, любовь, ненависть.

Трудно отрицать исторически сложившееся своеобразие речевого общения в различных социальных сферах, поэтому риторику можно интерпретировать с разных точек зрения, в том числе с очень широкой, культурологической. Например, выдающийся литературовед и культуролог Ю. М. Лотман в книге «Быт и традиции русского дворянства XVIII — первой трети XIX вв.» описал риторику бала, дуэли, карточной игры, парада, похорон.

Если сравнить старые и новые определения риторики, станет очевидно, что она может пониматься по-разному. В России в первой половине XIX в. риторика определялась как наука, развивающая разум, занимающая воображение, трогающая сердце и действующая на волю. Современные исследователи исходят из иных базовых характеристик риторики:

«Филологическая дисциплина, изучающая отношение мысли к слову» (Ю. В. Рождественский);

«Наука о законах управления мыслеречевой деятельностью» (Е. А. Юнипа);

«Наука о публичном речевом воздействии» (Я. А. Стер- нин)

«Наука убеждать» (Л. Я. Чудинов).

В каждом из предложенных определений присутствуют разные аспекты современной трактовки риторики: филологический (который, однако, не исчерпывается «отношением мысли к слову»), психолого-педагогический, прагматический. Если известный филолог Ю. В. Рождественский трактует риторику как теоретическую филологическую дисциплину, то педагог Е. А. Юнина подчеркивает ее активное воспитывающее начало. Авторы популярных книг по риторике И. А. Стернин и А. П. Чудинов определяют ее прежде всего в прикладном, прагматическом аспекте. При этом И. А. Стернин рассматривает риторическое воздействие как со знаком плюс, так и со знаком минус (имеется в виду манипулятивная, демагогическая риторика) и отмечает, что каждый образованный человек должен понимать, «что с ним делают при помощи речи», тогда как А. П. Чудинов, подчеркивая позитивную роль практической риторики, видит в ней прежде всего науку о речевом убеждении, об условиях и формах эффективного речевого общения.

В современном гуманитарном пространстве все больше внимания уделяется изучению речевого воздействия, которое становится предметом исследования целого комплекса смежных наук: лингвистики, психолингвистики, лингвистической прагматики, психологии, теории коммуникации, социологии, конфликтологии и др. В определенном смысле можно говорить о том, что во второй половине XX в. риторика возродилась па повой, психологической основе: для правильного общения современному человеку важны уже не только достижения формальной логики, но и психологические приемы убеждения.

Ключевое понятие позитивной риторики — убеждение (см. п. 11.2), способ речевого воздействия, предполагающий применение как рациональных, так и эмоциональных риторических приемов и средств. В толковом словаре дается следующее определение глагола «убедить» — «заставить поверить чему-нибудь, уверить в чем-нибудь; уговаривая, склонить к чему-либо, заставить согласиться на что-нибудь, сделать что-либо». О сложности этого вида речевого воздействия свидетельствует протяженный синонимический ряд глагола «убедить», от которого образовано существительное «убеждение»: «уговорить», «склонить», «урезонить»; «уверить», «заверить», «внушить», «доказать»; «удостоверить», «вразумить», «утвердить», «уластить», «сагитировать», «распропагандировать», «обработать», «присоветовать», «вбить в голову», «умаслить», «сманить», «уломать», «умолить», «разуверить», «переубедить». За каждым из приведенных глаголов стоят различные аспекты коммуникативных ситуаций, связанных с убеждением, различные отношения между участниками общения.

Убеждение содержит систему аргументов, примеры, факты и выводы, принуждение же связано с применением силы или открытой угрозой. В убеждении процесс аргументации строится на апелляции к собеседнику (к его сознанию, эмоциям, воле, интересам и т.и.). Отбор собственных аргументов учитывает позицию, которую предстоит опровергнуть. В принуждении и внушении реализуется эмоциональное или физическое давление. Например, основная цель рекламного текста — заставить адресата (зрителя, читателя, слушателя) приобрести товар, независимо от того, испытывает ли он потребность в нем.

Внушение отличается от убеждения также тем, что действует на психическую сферу другого лица без открытого принуждения, что позволяет использовать его в манииу- лятивных целях. Внушение и манипуляция (подробнее см. п. 11.2) оказываются особенно тесно связанными в том случае, когда целью говорящего является изменение сознания объекта воздействия.

Внушение направлено на то, чтобы обеспечить некри- тичность усвоения информации адресатом, в результате чего могут возникнуть представления, не соответствующие действительности, стремление действовать и верить источнику информации, не сомневаясь в его надежности. В некоторых случаях адресат может понимать факт внушения (например, когда речь идет о гипнозе в медицинских целях: «Сейчас вы полностью расслабитесь, и ваше сознание начнет погружаться в сон...»), но гораздо чаще он этого не осознает (таково, например, ежедневное внушающее воздействие СМИ).

Внушение в целом является универсальным явлением, которому подвержен каждый, но в разной степени, в зависимости от уровня внушаемости. Этот уровень возрастает, если погрузить человека в атмосферу группового внушения. Подобная атмосфера существовала, например, в период особой популярности «телевизионных целителей» А. Кашпировского и А. Чумака.

Сегодня потоки внушающей информации направлены на читателя, слушателя, зрителя из самых разных источников: рекламы, массовой литературы, телевизионных ток- шоу, методик, предлагаемых современными псевдоцелителями, которые якобы подходят абсолютно всем, желающим быть «здоровыми, счастливыми и успешными». Нередко ими используется «классическая» внушающая тактика трех «да»: серия так называемых закрытых вопросов, на которые возможен только один ответ — «да», затем следует ничем не подкрепленный вывод: «Хотите быть успешным человеком? Хотите не болеть, не уставать, каждый день прекрасно выглядеть, пребывать в отличном настроении и быть востребованным обществом? Для этого вам нужно только одно — энергия» (А. Левшинов).

При индивидуальном и групповом внушении особенно часто используются разнообразные повторы. Создавая монотонный ритм, они способствуют погружению адресата в состояние транса, воздействуют на его подсознание: «В мою щитовидную железу Бог вливает молодую, энергичную, веселую, радостную жизнь. Молодая радостная жизнь наполнила щитовидную железу, молодая жизнь возрождает молодое, Богом созданное Божественно здоровое строение щитовидной железы» (Г. Сытин).

В отличие от внушения и принуждения, убеждение отрицает речевую агрессию, рассчитано на осмысленное восприятие речи адресатом, который должен проделать собственный путь понимания, так как решение не предлагается ему в готовом виде (подробнее о разных видах речевого воздействия см. п. 11).

Итак, современная риторика — это теория и мастерство целесообразной, воздействующей, гармонизирующей речи. Риторика убеждения (как практика красноречия и наука о ней) влияет на мировоззрение, эмоции и волю человека. Ее выбор требует от оратора труда и времени, создает его личностный образ.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >