Глобальная модель городского собрания Новой Англии

Анализ почти двухвековой американской истории развития методов, используемых при изучении общественного мнения, дает основание для следующих утверждений.

Во-первых, одновременно с трансформацией социального пространства постоянно возрастали требования к надежности данных об общественном мнении, модифицировались приемы его изучения, и на смену одним доминирующим методам сбора информации приходили другие, формировалась новая культура функционирования общественного мнения, менялась его роль в системе социально-политических институтов США.

Во-вторых, новые технологии не вытесняли полностью ранее существовавшие, для «старых» приемов сбора информации всегда находились специальные (естественно, более узкие) сферы применения и одновременно открывались возможности для совершенствования инструментария прошлых лет. Подобный ход событий сохранится и в XXI веке. В обозримом будущем, скажем, в течение ближайшего полувека, опросы общественного мнения будут осуществляться в разных традициях. Не отойдут полностью в прошлое догэллаповские, или соломенные, опросы, более того, с рождением новых коммуникационных технологий будут возникать и новые ненаучные (временно) методы. Будут работать гэл- лаповские личные и телефонные интервью по месту жительства. Одновременно будут рождаться, оформляться и конституироваться новые постгэллаповские опросные технологии и складываться система связей между ними.

В 2024 году, когда исполнится двести лет изучения общественного мнения в США, технология измерения общественного мнения будет многослойной, сохраняющей апробированные практикой приемы, и одновременно - постоянно обновляемой, то есть новые методы опроса будут сосуществовать со старыми.

Можно предполагать, что в конце первой четверти текущего столетия постгэллаповские технологии позволят в полной мере реализоваться одному из важнейших политико-гуманистических замыслов Гэллапа - изучению глобального общественного мнения в целях сближения людей.

Историю создания глобальной сети по проведению опросов и возникновения широкого международного сообщества исследователей общественного мнения можно отсчитывать с 1936 года, когда Харри Филд по поручению Гэллапа организовал в Англии первое зарубежное отделение Института Гэллапа - Британский институт общественного мнения (The British Institute of Public Opinion). Уже перед войной в ряде стран были созданы исследовательские организации, занимавшиеся анализом общественного мнения, качества жизни, коммуникационного и экономического поведения населения. Официально исследовательская структура «Gallup International Association» («Гэллап Интернэшнл») была образована в мае 1947 года; в нее входило 11 организаций. Гэллап стал ее первым президентом и оставался на этом посту до конца жизни. Он полностью или частично владел исследовательскими институтами более чем в 20 странах; в этих организациях работало свыше трех тысяч специалистов. В настоящее время «Гэллап Интернэшнл» зарегистрирована в Цюрихе и объединяет около 60 исследовательских организаций, расположенных во всех частях мира.

Современную практику глобальных опросов ярко иллюстрирует деятельность компании «Global Market Insite, Inc.» (GMI), созданной в 1999 году. В 2007 году опросная панель GMI включала

13 миллионов респондентов из более 200 стран, расположенных на всех континентах. Опросы по заданию свыше 1400 клиентов проводятся на 37 языках [71].

Интересна история возникновения «Taylor Nelson Sofres» (TNS) [72] - одной их крупнейших в мире глобальной сетей по изучению рынка. Все началось с создания в 1946 году американской компании «National Family Opinion» (NFO), которая уже в 1995 году начала проводить оплачиваемые сетевые опросы. В 1960-х годах возникли: «InterSearch» - в США, AGB и «Taylor Nelson» - в Англии, «Sofres» - во Франции и «Frank Small Associates» - в Австралии. Эти компании росли, поглощали другие фирмы по изучению рынка, объединялись, и в 2003 году возникла группа TNS. В 2006 году отделения этой аналитической и информационной структуры существовали в более чем 70 странах мира, и в ней работало более

14 тысяч постоянных сотрудников. В указанном году TNS провела больше онлайновых интервью, чем каждая из других организаций - свыше 16 миллионов. Одновременно TNS осуществляет свыше 1000 исследовательских проектов.

Приведенное указывает на бурный рост новых технологий, возможность проводить быстро, дешево, качественно глобальные опросы. Но техника - это только предпосылка для изучения общественного мнения; нужны какие-то идеи, реализация которых могла бы повысить роль общественного мнения в глобальной политике, мироустройстве. Необходим инструмент для выработки договоренности не только политиков, но всех людей о том, как жить в обществе XXI века, обещающего невиданное ранее качество жизни и одновременно повышающего вероятность непредставимых ранее катастроф. Нужен механизм преодоления недоверия между представителями разных культур.

В связи с этой начинающей ощущаться политиками и учеными программой оптимизации мирового обустройства будущего особый интерес, если говорить о современных тенденциях в развитии технологии и культуры изучения общественного мнения, представляет метод, предложенный и развиваемый Джеймсом Фиш- киным. Придуманное и осуществляемое им потому ценно, что не только дает ответ на актуальные вызовы времени, но и предлагает исследовательскую стратегию, которая базируется на вековых традициях европейской и американской демократии и вписывается в траекторию, заданную практической и аналитической деятельностью Роджера Ладлоу, Джеймса Брайса и Джорджа Гэллапа.

Напомню, Ладлоу в опоре на первичные формы европейской прямой демократии в 1633 году создал ту модель самоуправления, которая стала называться городским собранием Новой Англии, или Массачусетским городским собранием. Жителям небольших поселений, созданных прибывшими из Англии колонистами, принадлежало право решения всех вопросов жизни общины, которые входили в компетенцию руководства Содружества Штатов. Пятью годами позже эта форма управления была официально признана элементом организации власти в колониях. В конце XIX века Джеймс Брайс, изучая многовековой путь развития демократии в Европе и наблюдая за политической и социальной жизнью США, пришел к двум принципиальным выводам. Во-первых, он обнаружил наличие в стране общественного мнения: об этом говорили развитость прессы, стремление людей обсуждать общественно важные проблемы и их многолетний опыт участия в избирательных кампаниях. Во-вторых, он отмечал жизненность идей городского собрания Новой Англии и видел их развитие, углубление в референдумах, присущих швейцарской модели демократии. Однако Брайс понимал невозможность этой практики в огромной Америке с ее быстро увеличивающимся населением и, не зная возможностей выборочных опросов, не смог предложить решение проблемы непрерывного анализа общественного мнения. Это сделал Гэллап. В рассуждениях Брайса он увидел философскую и политическую основу для исследований электората. Как американец в десятом поколении, как гражданин и опытнейший ученый он оказался готов привнести в социальные науки и в практику демократии выборочные референдумы, то есть регулярные представительные опросы общественного мнения. Он видел в них обновленный вариант городского собрания Новой Англии, в котором участвовала вся нация.

Серия исследований, проведенных Фишкиным в первые годы XXI века, позволила ему осенью 2007 года осуществить весьма перспективный в научном и политическом отношении проект «Tomorrow’s Europe» («Завтра Европы» - первый опрос обогащенного общественного мнения населения 27 стран, входящих в Европейский союз (ЕС) [73].

На первом этапе компанией «TNS-Sofres» было опрошено по репрезентативной выборке 3500 человек, при этом численность респондентов из каждой страны была пропорциональной числу ее представителей в Европейском парламенте. Затем случайным образом для участия в обсуждениях было отобрано 362 человека, которые за счет организаторов исследования приехали в Брюссель. Там, в здании Европарламента, в течение трех дней на 22 языках проходили пленарные и групповые обсуждения.

Предварительно будущим дискутантам была роздана брошюра с информацией, необходимой для эффективного участия в обсуждениях [74]. В ней рассказывалось о прошлом и настоящем ЕС, говорилось о его организации, бюджете и основных направлениях деятельности. Обстоятельно формулировались проблемы, выносившиеся на обсуждение. Вопросы касались пенсионного обеспечения граждан и экономического развития стран, роли ЕС в мире. По поводу каждой из проблем формулировались основные точки зрения и аргументы относительно сильных и слабых сторон различных решений этих проблем.

К разработке брошюры были привлечены крупные эксперты и политики: необходимо было сделать в полной мере «балансный» документ. Действительно, по каждой из проблем были сформулированы все основные точки зрения и аргументы относительно сильных и слабых сторон предлагавшихся решений.

В пленарных дискуссиях по проблематике опроса участвовали эксперты высочайшего класса, в том числе: премьер-министр Болгарии Сергей Станишев (Sergei Stanishev), министр финансов Италии Томмазо Падоа-Скьоппа (Tommaso Padoa-Schioppa) и член Европарламента от Дании Енс-Петер Бонде (Jens-Peter Bonde). Приведу их суждения относительно опроса:

С. Станишев: «Обогащенный опрос общественного мнения очень полезен. Действительно, правительство, которое я возглавляю, намеревается использовать полученные результаты в образовании, здравоохранении и при разработке социальной политики».

Т. Падоа-Скьоппа: « «Это чрезвычайно важный шаг в направлении усиления эффективности общеевропейской демократии».

Е-П. Бонде: ««Я стал активным сторонником опроса обогащенного общественного мнения ... дискуссии меняют сознание людей ».

Дж. Фишкин: «Опрос был представительным, включал дискуссии, и политики обратили на него внимание. Это и есть три критерия успешности опроса обогащенного общественного мнения».

По завершении дискуссии всеми были снова заполнены анкеты, содержавшие те же вопросы, что и в первом, базовом опросе. Вот некоторые из результатов этой огромной и инновативной работы.

Дискуссия помогла ее участникам лучше понять политику ЕС в области пенсионного обеспечения и шире смотреть на имеющиеся в этой области проблемы, люди поняли, что принятие любого из возможных решений связано с некими жертвами. По итогам обсуждений доля голосов за повышение возраста выхода на пенсию увеличилась с 26% до 40%, и одновременно активнее стала поддерживаться мысль о том, чтобы работать дольше до выхода на пенсию. До дискуссии эта точка зрения принималась половиной респондентов, после - 70%.

Отношение участников опроса к свободной торговле изменилось немного, но статистически значимо. Так, поддержка политики снижения торговых барьеров увеличилась на 6% (с 54% до 60%), а доля несогласных с тем, что «более свободная торговля создаст неудобства для отечественной промышленности», увеличилась на 5% (с 37% до 42%).

Особое внимание участников дискуссии привлекла проблема расширения ЕС, в котором на момент опроса было 27 государств, ожидали своей очереди Турция, Хорватия и Македония, и еще ряд стран желало вступить в это объединение. Обсуждение привело к уменьшению (с 65% до 60%) поддержки варианта, при котором страна должна приниматься «автоматически», если она отвечает всем политическим и экономическим условиям для членства. И это не связано с тем, что одной из стран, наиболее близких к вступлению в ЕС, является мусульманская Турция. Первоначально за допуск Турции высказалось 55% опрошенных, после обсуждений - до 45%. Однако при этом поддержка идеи членства Украины сократилась много заметнее: с 69% до 55%. Возросла доля согласных с двумя другими положениями: «увеличение числа стран ЕС еще более затруднит для ЕС принятие решений» (было 52%, стало - 62%); «ЕС добавляет слишком много стран и слишком быстро» (с 46% до 53%).

Повторный опрос выявил сильную, устойчивую поддержку разумного использования военной силы. Процент считающих необходимым использовать военную силу с целью защиты других стран ЕС против военного нападения изменился с 80% до 83%, а доля согласных с применением военной силы для предотвращения геноцида не изменилась (была 82% - стала 81%). Но поддержка использования вооруженных сил для устранения угрозы применения оружия массового поражения заметно упала: с 70% до 59%.

Если учесть, что среди 12 стран, принятых в ЕС в 2004 году, 11 - постсоветских или входивших в социалистическое содружество, то станет понятным различие во мнениях представителей «новых» и «старых» членов ЕС. Достаточно жестко против увеличения ЕС высказались респонденты из новых стран. На 15% (с 78% до 63%) уменьшилось их позитивное отношение к суждению «Дополнительные страны, которые отвечают всем политическим и экономическим условиям, должны быть приняты в ЕС». В группе участников от старых государств-членов ЕС падение этого показателя составило лишь 2% (с 61% до 59%).

Основываясь на ответах респондентов на серию вопросов, измеряющих знание ими фактов о деятельности ЕС, можно утверждать, что дискуссия была плодотворной. Представители обеих групп государств-членов ЕС узнали Союз, исходно (и по итогам дискуссии) обладали более высоким уровнем информированности. В среднем «новички» на вопросы «на знание» отвечали верно в 37% случаях, тогда как «старички» - в 53%. Различие - 16%.

По результатам дискуссии участники Брюссельской встречи стали чаще признавать себя европейцами. Процент тех, кто думает о себе как о «европейце» увеличился с 77% до 85%, в то время как доля рассматривавших себя лишь как представителей своей страны снизилась с 89% до 83%.

Приведенные выше суждения политиков высокого ранга говорят о признании ими полезности и политической значимости проведенного опроса. Аналогичное отношение к Брюссельской дискуссии обнаруживается в распределении мнений ее участников (табл. 5): опрос обогатил их знаниями и изменил их отношение к соседям по континенту [75].

Опросы, начатые Гэллапом в 1935 году, по его словам, вернули Америку к городскому собранию: вся нация как бы оказалась внутри помещения для обсуждений. Прошло еще семь десятилетий, и технология Джеймса Фишкина позволила собрать представителей 27 стран ЕС, общая численность которого - 492 миллиона человек, «в одной большой комнате».

Учитывая бурное развитие сетевых опросов, включающих и выявление обогащенного общественного мнения, можно допустить, что еще в первой половине нового века в одной «виртуальной комнате» можно будет собрать людей всего мира.

Почему в приведенных выше рассуждениях о будущем опросов общественного мнения говорится о постгэллаповской технологии,

Таблица 5

Мнения участников Брюссельской дискуссии о проведенной работе

На шкале от 0 до 10, где 0 «потерянное время», 10 - «в высшей степени ценно» и 5 - точная середина, отметьте, насколько состоявшаяся дискуссия способствовала прояснению Вашей позиции по обсуждавшимся проблемам

0-4 5 6-10

0,7% 2,3% 97%

Я узнал много о людях, весьма отличающихся от меня, и об их жизни

Совершенно Скорее Нет опре- Скорее Полностью не согласен не согласен деленного согласен согласен

мнения

4,0% 3,4% 4,8% 28,0% 59,9%

На шкале от 0 до 10, где 0 - «вообще ничего», 10 - «очень много» и 5 - точно посредине, отметьте, насколько в ходе дискуссии Вы улучшили свои знания о

Европейском Союзе

0-4 5 6-10

7,9% 13,9% 78,2%

На шкале от 0 до 10, где 0 - «вообще никак», 10 - «очень много» и 5 - точно посредине, отметьте, насколько в ходе дискуссии Вы улучшили свое умение понимать установки и поведение людей из других стран, иной культуры

0-4 5 6-10

4,2% 8,4% 87,4%

На шкале от 0 до 10, где 0 - «вообще ничего», 10 - «очень много» и 5 - точно посредине, отметьте, насколько в ходе дискуссии Вы углубили свою мотивацию к активному участию в общественных обсуждениях

0-4 5 6-10

5,3% 11,8% 82,9%

практике и культуре, а не предлагаются нейтральные термины, не соотносимые с именем Гэллапа? Ответ прост. Все новое в изучении общественного мнения и в формах его функционирования будет продолжением, развитием, трансформацией того опыта, той социальной практики, которые возникли в годы доминирования классической гэллаповской технологии и ее модификаций. Все приходящее всегда будет сопоставляться с тем, что было сделано в XX веке Джорджем Гэллапом и другими исследователями, стоявшими у истоков изучения общественного мнения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >