СВАДЕБНЫЕ ПОШЛИНЫ

Forismaritagium— выводная куница

В числе важнейших признаков серважа французские историкиуказывают на брачные пошлины, которые сервы должны былиплатить своим господам. Эти пошлины пользуются большою известностью, потому что некоторые историки связывают их с феодальным jus primae noctis **, видя в них как бы денежный выкупэтого права 50*. * «Сенъериальные права» (фр.).}} [1]

Когда оба новобрачные принадлежали одному господину, пошлина называлась «maritagium», «manage». Когда же муж и жена принадлежали разным господам, пошлина называлась «fo- rismaritagium» (буквально — «внебрачное»), откуда французский термин «formariage». Эта «внебрачная» пошлина была обыкновенно выше простой «брачной», так как уход женщины из имения вследствие брака с чужим сервом наносил ущерб господину. Первоначально пошлина forismaritagium была довольно высока, но с конца XII в. она понизилась и не превышала 5 су[2]*.

Брачные пошлины не составляли особенности французского серважа. Они распространены были в равной мере и в Германии в феодальное время. Немецкие историки также считают их одним из признаков состояния поземельно-зависимых крестьян. Эти пошлины обозначались в Германии обыкновенно немецким словом Bumede, соответствующим латинскому maritagium[3]*.

Совершенно такие же, называвшиеся свадебными, пошлины существовали и у нас в удельное время и позднее. Совершенно так же, как на Западе, у нас различались пошлины с браков между лицами одной волости, одного имения и между лицами из разных волостей. Пошлина первого рода (maritagium) называлась у нас новоженый убрус, пошлина второго рода (forismaritagium) — выводная куница. Как видно из этих названий, первоначально пошлины не были денежными; с новоженов одной волости взимался убрус; при выходе замуж в чужую волость взималась выводная куница. Впоследствии (по нашим сведениям, с XV в., но, вероятно, и гораздо раньше) взамен убруса и куницы взимали деньги, как это видно из следующих известий:

«А кто за кого в стольниче пути дочерь даст замуж, и он волостелю даст за новоженои убрус четыре деньги; а кто дочерь даст замуж из стольнича пути на посад или в волость, и он даст за выводную куницу два алтына» (1506 г.) [4]*.

«Да приказщику монастырскому дают., за выводную куницу по гривне, да за новоженой убрус по алтыну» (1573—1574 гг.)[5]*.

«Новоженая куница» упоминается и в более ранних грамотах — XV и XIV вв.55*

Сходство наших порядков с немецкими в этой области не ограничивается существованием одинаковых свадебных пошлин. Замечательно, что и у нас, и в Германии эти пошлины первоначально взимались вещами; у нас взимали убрус и куницу, в Германии — рубашку и козий мех (pellis hircina). Сохранились вполне определенные известия XII и XIII вв., что монастыри предоставляли своим людям при вступлении в брак уплачивать солид или козий мех (solidum dabit vel pellem hirci)5*.

Очевидно, мы здесь имеем дело с обыкновением, идущим из глубокой древности. Одинаковый свойственный славянам и германцам обычай платить свадебную пошлину мехом коренится, вероятно, в общих свадебных обрядах, унаследованных из общего ?арийского источника 57*.

Некоторые историки предполагают, что свадебные пошлины происходят от древнего права первой ночи. В "дном немецком известии действительно говорится, что брачная пошлина платится как «цена невинности» (pro pretio pudiciae); в другом, в поздней сельской уставной грамоте (Weisthum), сказано, что жених должен или позволить старосте (Meier) спать на своей постели первую ночь, или же выкупить ее за небольшую (5 шиллингов и 4 пфеннига) пошлину58*. Но эти известия представляют собою не указания на реальные отношения, а лишь позднейшее осмысливание свадебной пошлины 59*.

Совершенно так же объясняли значение свадебной пошлины в народе и у нас. Такое объяснение ее записано в прошлом веке в Малороссии 60*.

Еще раньше Татищев нашел такое же объяснение ее в одном из списков летописи: «Отреши Олга княжее, а уложила брать от жениха по черне куне как князю, так боярину от его подданного». Под словом «княжее» здесь, по-видимому, разумеется именно jus primae noctis. «Что оно значит,— писал Татищев,— подлинно не-

  • 85* ААЭ. Т. 1. № 15 (жалованная грамота около 1400 г.: «Ненадобе моя дань, ни тамга, ни новоженая куница, ни корм данной»); ДАИ. Т. 1. № 17 (то же, 1479 г.); Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб., 1893. Т. 1. Ст. 1368 (запись до 1400 г.); ААЗ. Т. 1. № 255 («выводная куница и новоже- ный алтын» — 1560 г.).
  • 56* Grimm J. Op. cit. S. 379 (из книги: Kindlinger V. N. Geschichte der deuts- chen Horigkeit. B., 1819 (известия 1166 и 1294 ir.)).
  • 87* О мехах и кожах в связи с брачными поверьями см.: Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. М., 1865. Т. 1. С. 689 и др.
  • 58* IVaitz С. Op. cit. Bd. V. S. 263; Grimm J. Op. cit. S. 384, Anm. 2.
  • 59* Gierke O. Der Humor im Deutschcn Recht. 2 Aufl. B., 1886. S. 35; IVaitz C. Op. cit. Bd. V. S. 264, Anm.

eo* Linde S. B. Slownik jezyka polskiego. Vid. 2. Lwow, 1855. T. 2. S. 1183; Эверс Г. Древнейшее русское право в историческом его раскрытии. СПб.,

1835. С. 86.

известно, разве не было ль обычая, как у древних, невест рабов на растление к господам приводили, яко [писал] Геродот, кн. 4, гл. 34». Известия этого нет в Начальной летописи (судя по сохранившимся ее спискам), и оно, по всей видимости, представляет одну из позднейших вставок 6‘*. Эверс напрасно увидел в этом известии исторический факт отмены княгинею Ольгою права первой ночи 62*. Оно представляет собою лишь позднее народное предание, возникшее из осмысливания свадебной пошлины, новоже- ной куницы, после того как древнее обрядовое ее значение стало уже непонятным. История знает много таких народных преданий, которые возникли в древности, но не имеют ничего общего с реальными отношениями древности, еще более отдаленной.

Французские историки, считая свадебные пошлины отличительной чертой серважа, связывают возникновение их с обширными правами господина над сервом. «Серв,— говорит Люшер,— не пользующийся правом полной собственности, не имеет также со-* вершенной свободы брака». Первоначально, объясняет далее этот историк, на браки сервов смотрели скорее как на сожительства. Только в XII в. папство провозгласило абсолютную неразрывность брака сервов. Но «если брачный союз серва в феодальную эпоху имеет одинаковую силу с браком свободного и благородного, тем не менее признаком более низкого состояния серва служит тот факт, что на вступление в брак он должен испрашивать разрешение господина и за такое разрешение должен платить небольшую пошлину (maritagium, licentia matrimonii) вз*.

На основании сравнительного изучения этого вопроса можно сказать с уверенностью, что это объяснение неосновательно, что свадебные пошлины отнюдь не имеют связи с тем рабством, из которого возник серваж. Это объяснение правильно лишь в той мере, в какой оно приложимо к фактическому значению свадебных пошлин в феодальное время во Франции. Действительно,

в1* Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен. М., 1773. Кн. II. С. 45. 329 («Княжее написано в одном раскольничьем [списке], а в прочих не упомянуто»).

в2* Для объяснения этого факта Эверс должен был предложить: 1) что это не было право государя, а право родоначальника; 2) что «Ольга при сей отмене ограничилась одними собственными владениями, а может быть, еще и владениями своего семейства, где она легко могла убедить родоначальников отказаться от помянутого личного права и вместо его брать определенный выкуп». Сведения Эверса о немецкой свадебной пошлине были недостаточны. Он писал так: «В некоторых немецких провинциях также, кажется, существовала сия пошлина под именем Klauenthaler, Hemds- schilling и проч.» (Эверс Г. Указ. соч. С. 79—86). Шлецер отвергал достоверность известия, считая, что «jus primac noctis есть шотландская басня» (Шлецер А. А. Нестор: Русские летописи на древнеславянском языке, сличенные, переведенные и объясненные/Пер. Д. Языкова. СПб., 1816. Ч. III. С. 493). Ср.. Владимирский-Буданов М. Ф. Хрестоматия... Киев, 1880. Вып. II. С. 29, примем. 14.

вз* Luchaire A. Manuel... Р. 301.

•maritagium тогда взимался преимущественно (но, кажется, не исключительно) с сервов; и в то время соответственно фактическому положению дел эта пошлина рассматривалась уже по-новому, как разрешение на вступление в брак, как «licentia matrimonii» (другое название — «maritagium»). Это позднейшее осмысливание древнего обычая, подобное указанному народному преданию о выкупе первой ночи.

Наше объяснение подтверждается порядками, существовавшими в Германии. Здесь свадебные пошлины взимались, как указывает Вайц, с различных разрядов зависимых людей и они имели различное значение. Иногда Bumede взималось в виде штрафа, и довольно высокого: это было там, где браки с людьми чужого господина считались недозволенными или стеснялись. Иногда пошлина рассматривалась как плата за дозволение жениться, так же как во Франции (pro licentia maritali, licentia maritandi), иногда, очень редко, как цена невинности (pretium pudiciae). Иногда же источники прямо указывают, что зависимые люди уплачивают пошлину, но ни у кого не испрашивают разрешения жениться64*.

Наши русские источники вполне объясняют первоначальное значение свадебных пошлин. Из них видно, что они возникли отнюдь не из власти господина над рабом или над сервом или же из власти его, защитной, как предполагает Вайц, над зави-^ симыми людьми вообще. У нас свадебные пошлины взимались одинаково как во владельческих имениях, так и в волостях и городах, пользовавшихся (общинным) самоуправлением. Это ясно из следующих постановлений уставной белозерской грамоты 1488 г.: «А кто дасть дочерь замуж, из города в волость, или из волости в город, или из волости в волость, и он дасть за выводную ку- ницю алтын. А кто дасть дочерь замуж за рубеж, в Московскую землю или в Ноугородскую, и он дасть за выводную куницю два алтына; а в городе, и во стану, и в волости в одной, ино свадебного за убрус две деньги. А десятиннику владычню знамени три денги» в5*.

в4* IVailz С. Op. cit. Bd. V. S. 261—263. Вайц неосновательно полагает, что право господина на взимание свадебной пошлины «основывается, бел сомнения, на защитной власти (Schutzgewalt), которая принадлежала господину» (Ibid. S. 263).

®5* ААЭ. Т. 1. № 123 («Случится у кого свадьба выдаст за волость дочерь и приказщику куница— 10 денег да с отводим хлеб да колач, а доводчику две деньги; а женит сына и приказщику алтын новожсной да хлеб да колам, а доводчику две же деньги»); № 238 (1561 г.), № 181 (1536 г.), № 183 (1537 г.). № 201 (1544 г.). № 208 (1546 г.). То же в волости по старине взимают выборные судьи (Там же. № 257—1558 г.). Эти пошлины сохранились до XIX в. В XVII в. — «убрусное» и «вывод». Забелин И. Большой боярин... II Вестник Европы. 1871. № 1. С. 22—23. Вывод в XVIII в. иногда вовсе не допускался помещиками: иногда взимались выводные деньги в небольшом размере, 1—5 рублей, иногда же выводные деньги имели значение покупки невесты, так как они достигали 30 и

В отношении владельческих людей эти пошлины имели у нас то же значение, что и на Западе, а именно служили средством для стеснения выхода женщин в чужие вотчины. Для этого господа повышали иногда размеры этой пошлины. Так, например, в белозерских волостях в 1488 г. за убрус взыскивались две деньги и за куницу алтын; в княжеской же Переяславской слободе около того же времени, в 1506 г.,— вдвое больше (четыре деньги и два алтына). Во второй половине XVI в. монастырские приказчики взыскивали еще больше — за куницу гривну и за убрус па алтыну. Эти пошлины довольно высоки в сравнении с Францией,, где в XII в. платили обыкновенно только 5 су 66*.

В эпоху крепостного права размер этих пошлин значительно увеличился. Во второй половине XVII в. платили «выводную куницу» в размере рубля 67*.

  • [1] Правом первой ночи (лат.). 50* Крыжановский П. Венечные памяти и пошлины//Изв. Pvc. археолог. общ-ва. 1859. Вып. II.
  • [2] * Luchairc A. Manuel... Р. 301—302.
  • [3] * Значение слова «Bumede» («Burmcde») неясно. «Mede» (как и «Kurmede»)значит «плат;а» — «Miethe». Слово «Ви» прежде объясняли как «Ваи» —отсюда «Bumede», плата за помещение (Baumiethe) (Grimm /. DeutscheRechtsaltertumer. 3. Ausg. Gottingen, 1881. S. 384 et al.). Но это «Ви»,отнюдь не в смысле «Ваи», встречается в целом ряде слов: «Butheic»,«Buding», «Витапп» (JVailz С. Op. cit. Bd. V. S. 260, 281—282). «Bumede» иначе называлось «Baitemund» и «Bcddcmund» (Ibid. S. 259).
  • [4] 53* ДДЭ. T. 1. jNs 143 (уставная грамота переяславским рыболовам 1506 г.Стольничий путь — Переяславская рыболовная слобода). См. также: Писцовые книги Московского государства/Под. ред. Н. В. Калачова. СПб.,1877. Т. I. Отд. II. С. 294 («за куницу 10 денег и за убрус 4 деньги»).(Далее: Писцовые книги под ред. Калачова).
  • [5] * Писцовые книги под ред. Калачова. Т. I. Отд. I. С. 65 (Московскийуезд). Тут целый ряд таких известий (Там же. С. 58, 610 и др).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >