ЭКОНОМИКА СТРАН ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Экономическая трансформация и формирование рыночной экономики

В группу стран ЦВЕ включают Албанию, Болгарию, Боснию и Герцеговину, Венгрию, Латвию, Литву, Македонию, Польшу, Румынию, Сербию и Черногорию, Словакию, Словению, Хорватию, Чехию, Эстонию. Страны ЦВЕ производят 2,7% объема мирового ВВП, в них проживает 1,8% населения планеты. Эти страны находятся на разном уровне социально-экономического развития. Большинство из них являются среднеразвитыми индустриальными и индустриально-аграрными странами, ряд стран (Чехия, Словения, Словакия, Венгрия, Польша) входят в систему развитых государств мира, Албания соответствует критериям PC.

После Второй мировой войны во всех странах ЦВЕ была сформирована социалистическая система хозяйства, основанная па общественной собственности на средства производства, централизованном планировании, административно-командной модели управления социально-экономическим развитием. На протяжении десятилетий исходная модель в этих странах реформировалась с учетом особенностей исторического и экономического развития отдельных стран, при общей направленности изменений в сторону моделей, допускавших расширение элементов рыночной экономики и уменьшение государственного вмешательства в экономику. Однако, несмотря на модернизацию социалистической системы хозяйствования, страны ЦВЕ проигрывали своим западным соседям, странам с рыночной экономикой по производительности труда, качеству продукции, уровню жизни населения, т.е. по ключевым показателям эффективности экономической системы.

В конце 1980-х гг. вера в возможность эффективного реформирования социализма как социально-экономической системы была полностью утрачена не только у большинства населения, но и у политического руководства этих стран. Страны ЦВЕ (многие из них в результате «бархатных революций») вступили в период трансформации существующих социально-экономических и политических систем. В отличие от прежних реформ, при которых изменения элементов системы не нарушали основ ее функционирования и осуществлялись под контролем действовавших институтов политической власти, процесс трансформации социально-экономической и политической системы, начатый на рубеже 1980—1990-х гг. в странах ЦВЕ «снизу», означал ее слом, переход от авторитарного режима и распределительной экономики к демократическому обществу и рыночному хозяйству.

Переходный период к новой модели организации общества и экономики предполагал выполнение ряда системных преобразований в политической и экономической жизни: роспуск коммунистических партий и переход власти к политическим силам иной идеологической ориентации; создание демократических государственных структур, основанных на принципах правового государства и концепции гражданского общества; упразднение централизованного планирования и либерализацию экономики. Модели перехода от плановой экономики к рыночной, хотя и различались из-за уникальности условий каждой страны (разницы в исходных уровнях экономического развития, структуры экономики, географического положения и т.д.), предусматривали решение определенных задач, а именно:

  • — изменение отношений собственности на основе приватизации;
  • — преодоление трансформационного спада и достижения макроэкономической стабилизации;
  • - создание рыночной конкуренции на основе либерализации экономики, г.е. упразднения (смягчения) действовавших ограничений в области ценообразования, торгово-посреднической деятельности, установления хозяйственных связей и т.д.;
  • — осуществление структурной перестройки экономики.

В соответствии с приоритетностью осуществления этих задач и темпами их реализации во вступивших на путь реформ странах ЦВЕ можно выделить два основных типа экономической политики: радикальную («шоковую терапию») и нерадикальную (градуализм). Примером стран с радикальным подходом к осуществлению реформ (когда все перечисленные задачи должны быть решены одновременно и в сжатые сроки) являются Польша, Эстония, Литва, Латвия, бывшая ГДР, Венгрия после 1994 г., Болгария и Румыния после 1997 г. Мягкая трансформационная политика имела место в Чехии, Словакии, Венгрии до 1994 г., Албании после 1997 г. Для данной политики характерны относительно низкий уровень либерализации и значительная роль государства.

Трансформационный спад повлек за собой снижение стартового уровня (1989) ВВП в постсоциалистических странах Европы почти на 30%. Средний период рецессии в странах ЦВЕ составил 3 года 8 месяцев, а повышение реального ВВП в 2000 г. по отношению к 1990 — 106,5%. Для начального периода трансформации средний показатель суммарного спада производства в странах ЦВЕ составлял 22,6% (табл. 9.1).

В странах, где ранее предпринимались отдельные реформы и реализовывались нерадикальные, половинчатые рыночные преобразования, трансформационный спад продолжался относительно недолго. В лидерах реформирования национальных экономик оказались Польша и Венгрия, у которых рыночные преобразования вызревали задолго да начала переходного периода.

Таблица 9.1

Стартовые условия (1989—1990 гг.) и трансформационные инфляция и спад1

Страна

ВВП на душу населения, 1989 г., долл.

Средняя инфляция за 3 года с момента либерализации цен

Год минимального совокупного выпуска и его сокращение по сравнению с дореформенным периодом, %

Польша

5150

302

1991 - 13,7

Венгрия

6810

27

1993 - 18,1

Чехия

9000

30

1992 - 12,1

Словакия

8000

31

1993 - 24,4

Эстония

8900

150

1994 - 29,4

Латвия

8590

395

1993 - 44,2

Литва

6430

350

1994 - 40,6

Словения

9200

363

1992 - 20,4

Румыния

3470

209

1992 - 20,6

Болгария

5000

163

1997 - 39,3

Стержнем системной трансформации в странах ЦВЕ стала приватизация государственной собственности. Приватизация предполагала устранение монополии государства на объекты собственности и передачу их в собственность частным лицам. На практике это обеспечивалось двумя основными методами: прямым и опосредованным. Первый метод предполагал непосредственную продажу объектов государственной собственности отечественным и зарубежным инвесторам и являлся главным способом приватизации мелких и средних предприятий. Он широко использовался в сфере услуг, торговли, транспорта, общественного питания. Проведенная таким методом приватизация, в ряде стран получила название «малой приватизации». Второй (опосредованный) метод приватизации заключался в преобразовании государственных предприятий в акционерное общество, а затем в продаже акций (или паев) этих обществ инвесторам. Такой метод использовался в основном для приватизации крупных объектов. Проведенная таким способом перемена собственника получила название «большой приватизации». При большой приватизации часть акций реализовалась на платной основе (за деньги), другая часть акций размещалась в обмен на приватизационные купоны, которые получили все граждане, как подтверждение их прав на приобретение акций государственных предприятий. Приватизационные купоны, как правило, были именными, и их обмен на акции давал гражданам возможность стать совладельцами (акционерами) предприятий. [1]

В результате проведенной в 1990-е гг. масштабной приватизации частный сектор в странах ЦВЕ был не просто расширен, он стал основой их экономики (табл. 9.2). К концу 1990-х гг. в этих странах было приватизировано около 60% государственных предприятий в различных отраслях промышленности, строительстве, сфере услуг, транспорта и общественного питания, внутренней и внешней торговли.

Таблица 9.2

Доля частного сектора в ВВП, %1

Страна

1989 г.

1995 г.

2010 г.

Страна

1989 г.

1995 г.

2010 г.

Албания

Нет

данных

Нет

данных

75

Румыния

15

45

70

Болгария

10

50

75

Сербия

Нет

данных

Нет

данных

60

Босния и Герцеговина

Нет

данных

Нет

данных

60

Словакия

5

60

80

Венгрия

5

60

80

Словения

10

50

70

Латвия

10

55

70

Хорватия

Нет

данных

Нет

данных

70

Литва

10

65

75

Черногория

Нет

данных

Нет

данных

65

Македония

Нет

данных

Нет

данных

70

Чехия

5

70

80

Польша

30

60

75

Эстония

10

65

80

Разгосударствление собственности стало мощным стимулом развития малого и среднего предпринимательства. Во многих странах ЦВЕ были разработаны и претворялись в жизнь государственные программы поддержки малого и среднего бизнеса, предполагавшие предоставление субсидий на создание новых рабочих мест, льготное кредитование, оказание информационно-консультативной поддержки, упрощение регистрационного режима для малых предприятий. В ряде стран, в том числе в Болгарии, Венгрии, Польше, Словакии, Румынии, Чехии, странах Балтии, получили распространение специализированные институты — банки развития, одной из основных задач которых стало предоставление пакета финансовых услуг малым и средним предприятиям на реконструкцию и модернизацию производства, расширение научно-технического и инновационного потенциала, организацию экспортного производства. В результате целенаправленной поддержки малого и среднего бизнеса его роль в экономике стран ЦВЕ существенно возросла. Если в начале реформ в нем в среднем [2]

производилось 7—9% ВВП, то в конце 1990-х гг. эта доля превысила 25% (хотя все еще оставалась вдвое меньше, чем у западных соседей).

Несмотря на наличие определенных негативных моментов (частичный разрыв кооперационных связей, скрытый трансферт прибыли за границу, масштабные увольнения сотрудников приватизируемых предприятия и т.д.), в целом приватизация положительно повлияла на экономическое развитие и рост, показатели инфляции и безработицы, на макроэкономическое равновесие, состояние государственного бюджета. Приватизация содействовала изменениям в структуре ВВП, характерным современному развитию рыночной экономики, во многом способствовала ускоренному развитию отраслей, являющихся носителями технологического процесса.

Существенную роль в процессе структурной трансформации в странах ЦВЕ сыграли и ПИИ. На стадии перехода к рынку иностранные инвестиции стали в этих странах локомотивом реструктуризации экономики и модернизации хозяйства за счет совершенствования структуры существующих отраслей и перехода их из неконкурентоспособных сегментов экономики в сегменты с более высоким потенциалом роста, развития наиболее перспективных направлений предпринимательской деятельности, внедрения новых производств и видов услуг.

Страны ЦВЕ в условиях значительного роста мировых потоков иностранных инвестиций в 1990-е гг. стали реципиентами ПИИ в силу:

- относительно низких производственных затрат (в первую очередь за счет более низкой стоимости рабочей силы при достаточно высоком уровне ее квалификации);

относительно ненасыщенного потребительского рынка при слабом развитии ряда секторов национальной экономики;

  • - географической близости к крупным странам — экспортерам капитала;
  • — развитой транспортной инфраструктуры;
  • — привлекательного инвестиционного климата и сравнительно низких инвестиционных рисков.

Суммарный приток ПИИ в страны ЦВЕ в 1990—2005 гг. возрос более чем в 50 раз. По объему привлеченных из-за рубежа прямых инвестиций лидировали: Польша (свыше 50 млрд долл.), Чехия (45 млрд долл.), Венгрия (30 млрд долл.), Словакия (20 млрд долл.), Румыния (11 млрд долл.). Суммарный среднегодовой объем ПИИ в постсоциалистических странах, ставших членами ЕС вырос с 3 млрд долл, в начале 1990-х гг. до 50 млрд к середине 2000-х гг. Объем накопленных ПИИ превысил 500 млрд долл. Основная часть ПИИ (40—45%) направлялась в обрабатывающую промышленность, прежде всего в электромашиностроительную, пищевую, деревообрабатывающую, химическую промышленность. Значительные зарубежные «вливания» шли в сферу услуг и торговлю (20—25%).

Крупные западные компании, десятки тысяч мелких иностранных инвесторов приняли активное участие в создании совместных и полностью иностранных компаний. Так, американские компании скупили контрольный пакет акций польского предприятия по производству оборудования для средств связи в г. Жешув, которое являлось одним из немногих доходных предприятий оборонной промышленности Польши. Известная шведская фирма Ericsson приобрела 49% акций крупнейшего в Хорватии электротехнического завода Nikola Tesla. Многие предприятия реального сектора экономики в странах ЦВЕ стали полной или частичной собственностью крупнейших иностранных компаний: Nokia, Siemens, Philips, Samsung, Shell и др.

Наиболее широкое влияние иностранный капитал приобрел в Венгрии. В начале 2000-х гг. из 200 крупнейших предприятий страны 160 находились в полной или частичной собственности иностранных инвесторов. Под контроль иностранных инвесторов попали почти 90% автомобилестроения и химической промышленности, 80% электротехнической промышленности и приборостроения, 90% системы телекоммуникаций, более 65% пищевой промышленности.

Существенно возросло присутствие иностранного капитала в финансовой сфере стран ЦВЕ. Если в начале 1990-х гг. доля активов иностранных банков в совокупных банковских активах ЦВЕ не превышала 20%, то в 2005 г. она увеличилась до 70%. Крупными игроками на финансовом рынке постсоциалистических стран Европы стали западные банки UniCredit, Erste Bank, Citibank, Raiffeisen и др.

Однако нельзя говорить только о позитивном влиянии ПИИ на структурную перестройку промышленности стран и повышение ее конкурентоспособности на внешних рынках, так как инвестиции компаний развитых стран, главным образом, европейских (около 80% инвестиций было вложено европейскими компаниями, в основном из стран ЕС), в первую очередь были ориентированы на краткосрочные выгоды от широкой либерализации, приватизации и открытия внутреннего рынка стран. Принцип равных условий для отечественных и иностранных инвесторов, действующий в большинстве стран региона, привел к вытеснению с местных рынков национальных производителей товаров и услуг. Навязанная странам западными ТНК экспортная специализация сделала их зависимыми от внешнеэкономической конъюнктуры иностранных инвесторов. В экономиках стран фактически наблюдается разделение на два сектора — более технологически продвинутый и эффективный «иностранный» и неконкурентоспособный и отсталый «национальный». Иностранные инвесторы отнюдь не заинтересованы в распространении новейших технологий в странах, принимающих ПИИ. Местные же предприятия не имеют достаточных финансовых ресурсов для создания и продвижения на рынках высокотехнологичной продукции. В совокупности с низким уровнем затрат на НИОКР в странах ЦВЕ (от 0,46% ВВП в Румынии до 2,09% — в Словении) в долгосрочной перспективе это может привести к увеличению отставания от стран — лидеров экономического развития.

Необходимо все же отметить, что в переходном периоде развития постсоциалистических стран ЦВЕ иностранные инвестиции сыграли важную роль в формировании рыночной системы, а для многих государств региона стали основным фактором реструктуризации и модернизации национальных экономик.

Примерно к 1998 г. большинство стран ЦВЕ прошли первый и самый трудный этан системной трансформации. Были проведены основные мероприятия, обеспечившие переход к рыночной экономике. Частная собственность стала основой национальных хозяйственных систем, созданы рыночные институты и сформирована конкурентная среда. Удалось приостановить резкий спад производства, имевший место в первые годы системной трансформации, уменьшить инфляцию и ликвидировать товарный дефицит. И хотя по объему ВВП из стран ЦВЕ только Польша вышла на уровень 1989 г., положительная экономическая динамика наметилась и в других странах региона.

Главными факторами возрождения экономики в этот период стали инвестиции, экспорт, активизация частного предпринимательства, постепенное расширение внутреннего спроса.

Процесс системной трансформации протекал с неодинаковой интенсивностью и успехом в отдельных странах ЦВЕ, что связано с различными историческими, экономическими и политическими особенностями развития этих государств. В ряде стран: Словении, Чехии, Польше, Венгрии, Словакии, странах Балтии этот процесс завершен. В этих странах создана рыночная экономика, они глубоко интегрированы в европейскую экономику, реализуя более 70% созданных товаров и услуг на рынке ЕС. В мае 2004 г. эта группа стран (вместе с Мальтой и Кипром) была принята в ЕС. В 2007 г. членами ЕС стали Болгария и Румыния, которые к этому времени также в основном завершили системные преобразования в обществе и экономике. 1 июля 2013 г. Хорватия стала 28-м членом ЕС. Членами ЭВС стали Словения, Словакия, Эстония и Латвия. Македония, Сербия и Черногория имеют статус кандидата на вступление в ЕС. Вопрос о вступлении в ЕС балканских государств: Боснии и Герцеговины, Македонии, а также Албании отложен на будущее. По уровню экономического развития эти страны уступают странам первой и второй групп.

Следует отметить, что вступление в ЕС позитивно сказалось на темпах экономического развития стран ЦВЕ прежде всего благодаря притоку финансовых ресурсов, выделяемых ЕС на развитие, а также увеличению экспорта товаров и услуг. Интегрированность отдельных стран ЦВЕ во внутреннюю торговлю ЕС достигла 70—80% (например, 78% внешней торговли Венгрии в 2008 г. приходилось на внутренний европейский рынок). Вместе с тем росла зависимость от иностранного капитала банковской сферы стран ЦВЕ. В 2008 г. иностранным (главным образом, западноевропейским) банкам принадлежало 75% активов банковской системы стран ЦВЕ. В ряде стран поглощение национальных банков дошло практически до абсолютного предела: в Эстонии — 99% местных банков принадлежат иностранцам, в Словакии — 98%, в Латвии — 92%. Экономический рост накануне кризиса вызвал бум потребительского спроса, что повлекло за собой увеличение объемов кредитования. Рост потребления и инвестиций, опирающийся на иностранные кредиты, обеспечивался импортом и значительно усиливал внешнюю несбалансированность экономик стран ЦВЕ, которая проявлялась в дефиците сальдо по счету текущих операций и нарастающей внешней задолженности. Дисбалансы в национальных экономиках стран региона сделали их уязвимыми для внешних шоков. Если трансформационный кризис 1990-х гг.

в странах ЦВЕ имел главным образом внутреннюю системную природу, то мировой экономический и финансовый кризис 2008—2009 гг. сыграл для этих стран принципиально новую роль, так как обладал в значительной мере внешним источником и максимально затронул их экономики. Распространялся кризис на рассматриваемые страны по двум основным каналам: торговому и финансовому. Осенью 2008 г. европейские банки резко остановили выдачу новых кредитов, что вызвало сильное падение внутреннего спроса в большинстве стран ЦВЕ. Сокращение объемов международной торговли вместе с начавшейся в западноевропейских странах затяжной рецессией сильно повлияло на экспорт стран региона. Мировой кризис показал уязвимость слабо диверсифицированных, сильно зависимых в полной мере от внешних финансовых ресурсов экономик. Падение спроса в ЕС на промышленный экспорт в совокупности с переориентацией потоков капитала привели к резкому сокращению в странах ЦВЕ выпуска промышленной продукции и экономической рецессии. В итоге в 2008—2009 гг. регион пережил беспрецедентный экономический спад в своей новейшей истории.

В посткризисные годы страны ЦВЕ в меньшей степени стали полагаться на легкодоступные кредиты от банков Западной Европы для поддержания внутренних расходов, а также приняли меры для ограничения дефицитов государственных бюджетов, которые в 2009 г. достигли в среднем 6% ВВП. Рецессия в регионе в 2010 г. начала ослабевать благодаря оживлению экспорта в западноевропейские страны. К 2011 г. после проведения большинством стран крупной бюджетной консолидации, дефицит уменьшился до 0,5% ВВП.

Макроэкономическая трансформация первого этапа принесла не только положительные итоги, но и обнажила некоторые недостатки. Так, иностранные инвестиции, хотя они и содействовали экономическому росту и модернизации структуры экономики, распространению современных методов управления и новых технологий, привели к тому, что иностранный капитал потеснил национальных инвесторов, ослабил их конкурентные позиции в целом ряде отраслей промышленности и сфере услуг, практически полностью взял под свой контроль банковскую сферу стран ЦВЕ.

К существенным издержкам системной трансформации в странах ЦВЕ следует отнести также рост безработицы, снижение реальных доходов населения и возросшую имущественную дифференциацию в обществе. В дореформенный период в большинстве стран региона (кроме Албании, Польши, Югославии) уровень безработицы не превышал 2%. В процессе трансформации безработица стала одной из острейших социально-экономических проблем. В 1997 г. уровень зарегистрированной безработицы в среднем по региону составлял 12%, в том числе в Венгрии, Польше, Румынии, Словакии — 9—13%; Албании, Болгарии, Словении, Хорватии — 14—18%; Боснии и Герцеговине, Сербии и Черногории, Македонии — 25—38%.

Масштабная приватизация и приток иностранных инвестиций коренным образом изменили секторальную структуру экономики стран региона — в ВВП значительно снизились доли сельского хозяйства и промышленности, ведущим же сектором в создании добавленной стоимости стал сектор услуг. Во всех странах наблюдалась деиндустриализация. Снижение удельного веса промышленности в разных странах имело различные причины. В отдельных высокоиндустриализированных странах (таких как Словакия) это было связано с ликвидацией структурных диспропорции. В наименее развитых странах региона деиндустриализация была вызвана фактически развалом национального хозяйства при стихийном неуправляемом переходе к рынку (табл. 9.3).

Таблица 93

Структура экономики стран ЦВЕ, % к ВВП1

Страна

Сельское

хозяйство

П ром ы тлен ность

Услуги

1990 г.

2011 г.

1990 г.

2011 г.

1990 г.

2011 г.

Албания

36

21

48

13

16

66

Босния и Герцеговина

Нет

данных

Нет

данных

Нет

данных

Нет

данных

Нет

данных

Нет

данных

Болгария

17

6

49

31

34

63

Венгрия

15

4

39

31

46

65

Латвия

22

4

46

22

32

74

Литва

27

4

31

28

42

68

Македония

9

11

44

28

47

61

Польша

8

4

50

31

42

65

Румыния

24

7

67

25

26

68

Словакия

7

4

60

35

33

61

Словения

6

2

42

32

52

66

Хорватия

11

5

36

27

53

68

Черногория

Нет

данных

9

Нет

данных

20

Нет

данных

71

Чехия

8

2

40

36

52

62

Эстония

17

4

49

28

34

68

Хотя структура экономики в рассматриваемых странах и приблизилась к пропорциям, свойственным постиндустриальному этапу развития экономики (отчетливо это просматривается на примере наиболее развитых стран региона — Чехии, Венгрии, Словении), некоторые страны ЦВЕ до сих пор имеют высокий удельный вес сельского хозяйства в ВВП и занятости, что может служить определенным препятствием при переходе на инновационный путь развития. [3]

На начальном этане системной трансформации произошло падение реальных доходов населения. В 1997 г. только Чехия смогла восстановить дореформенный уровень реальных доходов населения, в остальных странах эта задача оставалась нерешенной. Даже в относительно благополучной Польше в 1997 г. среднее реальное вознаграждение за труд было на 25% ниже уровня 1989 г., а в менее успешной Болгарии, Литве, Румынии — почти в 2 раза ниже. При этом разрыв в доходах 10% самого богатого населения и доходах 10% самого бедного населения возрос более чем в 2 раза, и составлял в конце 1990-х гг. в странах ДВЕ в среднем 7—9 раз. В ряде стран серьезной проблемой оставалась инфляция. Прежде всего это было характерно для стран, приступивших к системным преобразованиям позже других стран региона: Болгарии, Румынии.

Невиданные ранее масштабы приобрела теневая экономика. В 1997 г. по сравнению с дореформенным периодом доля теневого сектора в ВВП рассматриваемых стран возросла более чем вдвое и составила в Чехии, Венгрии, Польши, Румынии, Словакии, Словении 22—30%; в Болгарии, Латвии, Литве, Эстонии 35—45%. Рост теневой экономики сопровождался рядом негативных явлений, в том числе снижением собираемых налогов и платежей, фактическому выводу значительных групп населения из системы социальной защиты, ростом экономической преступности. Эти и другие непростые задачи переходного периода решались на втором этапе системной трансформации.

Второй этап системной трансформации в странах ЦВЕ напрямую связан с их подготовкой к вступлению в ЕС. Первыми заявки на вступление в ЕС в 1994 г. представили Венгрия и Польша, в 1995 г. — Румыния, Словакия, Латвия, Эстония, Литва и Болгария, в 1996 г. — Чехия и Словения, в 2003 г. — Хорватия. Подача заявок стала формальным подтверждением готовности и способности стран ДВЕ принять и ввести в правовую систему и хозяйственную практику законы и нормативные акты стран ЕС в согласованные сроки. Страны ЦВЕ, претендовавшие на вступление в ЕС, были разделены органами ЕС на две группы в зависимости от уровня экономического развития и степени готовности к присоединению. Венгрия, Чехия, Словения, Польша, Эстония были отнесены к первой группе кандидатов, с которыми начались индивидуальные переговоры о вступлении. Перспективы вступления остальных кандидатов должны были зависеть от результатов их реформирования, а также от того, насколько успешным окажется процесс интеграции в ЕС первой группы стран.

Основные направления второго этапа трансформации были предопределены Маастрихтским соглашением (Договором о Европейском союзе), подписанном 7 февраля 1992 г., и Копенгагенскими критериями вступления стран в ЕС, которые были приняты в июне 1993 г. на заседании Европейского совета и подтверждены в декабре 1995 г. на заседании Европейского совета в Мадриде. Критерии требуют от стран, претендующих на вступление в ЕС, соблюдения определенных условий, в частности:

  • - создания стабильных институтов, гарантирующих демократию, правовой порядок, соблюдение нрав человека и защиту национальных меньшинств;
  • - обеспечения функционирования рыночной экономики;
  • - признания законодательной базы ЕС, включая обязательства, связанные с формированием ЭВС, определенные гак называемыми критериями конвергенции Маастрихтского соглашения.

В области макроэкономической стабилизации должны быть обеспечены следующие критерии:

  • — дефицит государственного бюджета не должен превышать 3% ВВП;
  • — государственный долг не должен превышать 60% ВВП;
  • — уровень инфляции не должны превышать 1,5 процентных пункта (п.п.) среднего значения соответствующего показателя в трех странах с наименьшим уровнем инфляции;
  • — процентные ставки по долгосрочным кредитам не должны превышать 2 п.п. среднего значения соответствующих ставок в трех странах с наименьшими ставками;
  • — обменный курс национальной валюты в течение двух лет не должен выходить за пределы колебаний, установленных в Европейском валютном союзе.

С выработкой критериев отбора новых членов, которые по существу стали для стран-претендептов директивами по осуществлению трансформационных реформ, возможности стран ЦВЕ по разработке собственной стратегии реформирования существенно сузились. ЕС стал для них и методистом, и аудитором трансформационных преобразований. В конце 1990-х — начале 2000-х гг. были разработаны индивидуальные программы партнерства для стран-кандидагов. Реформирование должно было протекать в соответствии с утвержденным графиком, на основе европейского законодательства. При этом предусматривалась широкая административная и финансовая поддержка со стороны ЕС и других развитых стран, а также международных организаций.

Достижение критериев требовало от стран ЦВЕ не только решения сложных задач макроэкономической стабилизации, но и осуществления болезненных для населения этих стран реформ системы социального обеспечения. Во многих странах был принят ряд мер по ограничению государственной поддержки населения: повышен возраст выхода на пенсию; ограничена практика досрочного выхода на пенсию; усилена зависимость размера пенсий от величины и периода взносов работников и работодателей в пенсионные фонды; установлены более жесткие правила назначения пенсий по инвалидности, выплат по больничному листу. Были сокращены льготы пенсионерам и ветеранам; ограничены списки лекарств, выдаваемых больным по бесплатным и льготным рецептам; уменьшены сроки оплачиваемых отпусков по беременности и уходу за ребенком и др. Принятые правительствами стран ЦВЕ меры по обеспечению режима экономии, укреплению финансовой дисциплины, позволили обуздать инфляцию, уменьшить дефицит государственного бюджета, стабилизировать экономический рост. Воплощая в жизнь меры по обеспечению режима экономии и укреплению финансовой дисциплины, преодолевая издержки переходного периода, страны ЦВЕ последовательно продвигались к намеченной цели — формированию эффективной рыночной экономики, интеграции в систему развитых государств мира. В 1998—2003 гг. реальный ВВП в этих странах возрастал более высокими темпами, чем в странах «старой» Европы, и составлял в среднем 4—6% в год (табл. 9.4).

Темпы роста ВВП, %]

Таблица 9.4

Страна

1996— 1999 гг.

2000- 2003 гг.

2004- 2007 гг.

2007 г. 1989 г. - 100

2008 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

Среднегодовые изменения

Годовые изменения

Болгария

-2,2

4,8

6,3

107

6,2

-5,5

0,4

1,7

0,8

Венгрия

3,7

4,4

3,5

135

0,8

-6,8

1,3

1,7

-1,7

Латвия

5,1

7,2

10,5

124

-4,2

-18

-0,3

5,5

5,0

Литва

4,9

7,0

8,0

116

2,9

-14,7

1,3

5,9

3,7

Польша

5,7

2,7

5,4

169

5,1

1,6

3,9

4,3

1,9

Румыния

-2,0

4,5

6,7

120

7,3

-6,6

0,9

2,2

0,7

Словакия

4,1

3,8

7,7

154

5,8

-4,9

4,2

3,3

2,0

Словения

4,5

3,5

5,3

151

3,7

-8,0

1,4

-0,2

-2,5

Чехия

1,0

2,9

5,9

139

3,1

-4,5

2,5

1,9

-1,3

Эстония

5,3

8,1

8,4

150

-5,1

-14,1

3,3

8,3

3,9

Албания

Нет

данных

Нет

данных

5,6

Нет

данных

7,7

3,3

3,9

3,0

1,6

Босния и Герцеговина

Нет

данных

Нет

данных

5,4

Нет

данных

5,7

-2,9

0,8

1,7

-0,5

Македония

Нет

данных

Нет

данных

4,7

Нет

данных

5,0

-0,9

2,9

3,0

-0,3

Сербия

Нет

данных

Нет

данных

6,4

Нет

данных

5,5

-3,5

1,0

1,6

-1,7

Хорватия

Нет

данных

Нет

данных

4,4

Нет

данных

2,4

-6,9

-1,2

0,0

-2,0

Черногория

Нет

данных

Нет

данных

5,7

Нет

данных

6,9

-5,7

2,5

3,2

-0,5

Продолжала снижаться инфляция, уровень которой в большинстве стран не превышал 6% годовых. Государственный долг оставался значительно ниже установленного Маастрихтским соглашением критерия, [4]

равного 60% ВВП. Сократился дефицит государственного бюджета, хотя в большинстве стран он все еще превышал установленный Соглашением уровень в 3% ВВП.

Следует отметить, что членство в ЕС еще не гарантирует странам ЦВЕ здоровой экономики без правильной экономической, налоговой и денежно- кредитной (монетарной) политики. Эти страны могут быть сильно затронуты кризисными явлениями в «зоне евро» через торговлю и финансовые рынки. Основные риски для региона сохраняются и связаны с тем, что государства региона ЦВЕ, как и все страны с развивающейся экономикой, легко могут стать жертвами возможной мировой финансовой паники и последующего бегства капитала в «безопасные зоны». Правительства стран, не имеющие возможности для маневра в рамках своей макроэкономической политики, не смогут компенсировать внешние шоки с помощью внутренних ресурсов.

Способность справиться с этими угрозами в высокой степени зависит от экономики каждой отдельной страны рассматриваемого региона.

  • [1] Economic Growth and Structural Features of Transition / ed. by E. Marelli and M. Signarelli.London : Palgrave Macmillan, 2010.
  • [2] URL: http://www.ebrd.com/pages/research/economics/data/macro.shtml (дата обращения: 11.11.2014).
  • [3] URL: http://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators (дата обращения: 11.11.2014).
  • [4] URL: http://ec.europa.eu ; http://data.worldbank.org/data-catalog; www.imf.org/external;http://www.ebrd.com (дата обращения: 11.11.2014).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >