Понятие, ключевые положения и общая политика правового регулирования интеллектуальной собственности в Европейском Союзе

На протяжении последних двух столетий интеллектуальная собственность стала одним из важнейших факторов общественного производства. За рубежом индустрия авторских прав приносит до 12% вало-

вого национального продукта, примерно таков же вклад в экономику развитых стран со стороны так называемой промышленной собственности (патентов, товарных знаков).

С развитием Интернета, электронной коммерции, международного сотрудничества и товарообмена в условиях новых технологических реалий во все большем числе стран интеллектуальная собственность «формирует» около 1/6 части их бюджетов, и эта доля продолжает стремительно нарастать.

Право интеллектуальной собственности (далее — ИС) — сравнительно «молодая» область юриспруденции. Важно понимать, что же такое ИС, что следует и что не следует включать в это понятие.

По мнению ряда специалистов, основная причина «научного невнимания» к ИС в течение длительного времени состояла в том, что само это понятие в юриспруденции постоянно сводилось к совокупности авторского и патентного права. Такое «узкое» понимание ИС постепенно проникло в социальные и гуманитарные науки, что обусловило «незрелость» парадигмы — исходной концептуальной схемы понятийного аппарата ИС.

В результате имеющаяся научная литература, как правило, посвящена рассмотрению отдельных правовых институтов: авторского права, патентного права и т.д.

Для дальнейшего рассмотрения необходимо сделать некоторые пояснения относительно применяемых терминов (см. рис. 17.1).

Возникновение и использование объектов ИС

Рис. 17.1. Возникновение и использование объектов ИС

Обычно под результатом интеллектуальной деятельности, в частности под результатом творческой деятельности — произведением, понимают «саму творческую мысль, а не материальный предмет», т.е. объект идеальный, нематериальный. Современное же право принципиально воздерживается от вмешательства во «внутреннюю» жизнь личности так же, как от вторжения в интимную сферу отношений между людьми. Пока мысль не выражена вовне, она для права просто не существует.

Право не может непосредственно регулировать интеллектуальную деятельность. Этот процесс остается за пределами действия правовых норм. Однако тогда, когда процесс творчества завершается производящим актом, независимо от того, какую объективную форму приобретает его результат, вступают в действие нормы гражданского права, обеспечивающие его общественное признание, устанавливающие правовой режим соответствующего объекта и охрану прав и законных интересов его творца.

Результаты интеллектуальной деятельности могут становиться объектами правоотношений только тогда, когда они облекаются в какую- либо объективную форму.

Таким образом, объект ИС должен обладать как минимум двумя признаками:

  • 1) являться результатом интеллектуальной деятельности;
  • 2) иметь объективную форму выражения.

Само право ИС может возникнуть только с момента, когда «замысел» получил внешнее выражение в той или иной объективной форме. Так, обязательным основанием для предоставления авторско-правовой охраны является выражение произведения в «вещественном» виде. При этом не имеет значения, зафиксировано ли оно на информационном носителе или просто было оглашено «вместе, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи». Пока замысел автора не проявился вовне, нет объекта охраны, требуется любое выражение идеи, образа, мысли, доступное для восприятия других людей.

Пункт 1 ст. 2 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 г. предусматривает, что во всех стра- нах-участницах должна обеспечиваться охрана всем «произведениям в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены». Однако п. 2 ст. 2 Бернской конвенции предоставляет странам-участницам возможность «предписать, что литературные или художественные произведения или какие-либо определенные их категории не подлежат охране, если они не закреплены в той или иной материальной форме».

Так, законодательство Великобритании об авторском праве устанавливало, что необходима «письменная или иная материальная форма». В соответствии с § 106 разд. 17 Свода законов США для того, чтобы получить охрану по статутному праву, произведение должно быть

«зафиксировано в любой осязаемой форме... обеспечивающей его восприятие, воспроизведение или сообщение его другим лицам как непосредственно, так и с помощью какого-либо механизма или устройства». Закон США об авторском праве 1976 г. защищает «все виды письменного, зрительного или звукового материала, которые зафиксированы в ощутимом способе выражения». Охраняется любой результат, характеризуемый наличием творчества и оригинальности, независимо от того, был ли материал опубликован.

Конкретная форма объективного выражения не имеет особого значения для произведения науки, литературы и искусства охраняются авторским правом независимо не только от способа их выражения, но также от их назначения и достоинства. Для охраны некоторых видов объектов ИС выдвигаются дополнительные условия. Так, товарный знак может охраняться только в случае обладания «различительной способностью». Изобретением может считаться не всякий достигнутый человеком творческий результат, суть которого состоит в «нахождении конкретных технических средств решения задачи, возникшей в сфере практической деятельности», но лишь такой, который воплощает некий «творческий шаг» (для формулировки последнего понятия в разных странах применяются различные варианты законодательного определения: «изобретательская активность» — в романо-германской правовой системе, «неочевидность» — в англо-американской).

В § 3 разд. 35 Свода законов США указано, что «патент не может быть получен, если различия между предметом, на который испрашивается патент, и предшествующим уровнем техники таковы, что предмет в целом представлялся бы в то время, когда изобретение было создано, очевидным лицу, обладающему обычными познаниями в области, к которой относится указанный предмет». Из § 4 Патентного закона ФРГ следует, что «изобретение считается основанным на изобретательской деятельности, если оно не вытекает для специалиста очевидным образом из уровня техники». В ст. 3 Закона о патентах Великобритании указывается: «Изобретение считается обладающим изобретательским шагом, если оно неочевидно для лица, квалифицированного в данной области техники, с учетом любого объекта, входящего в данную область техники...». Статья 10 Закона о патентах на изобретения Франции определяет: «Изобретение считается основанным на изобретательской деятельности, если оно не вытекает для специалиста очевидным образом из уровня техники». Аналогичное определение имеет место и в ст. 56 Европейской патентной конвенции.

Таким образом, из рассмотренных примеров следует, что во всех случаях только объективно выраженный результат интеллектуальной деятельности может участвовать в экономическом обороте, представлять собой специфический товар — интеллектуальную собственность.

Интеллектуальную собственность всегда рассматривали как обобщающее, родовое понятие, но при этом часто предпринимались попытки ограничить ее несколькими видами (в частности, «литературно-художественной собственностью» и промышленной собственностью) либо свести представление о ней к особым правам или особым способам защиты. При этом к объектам промышленной собственности обычно относили научно-технические творения человека, а к объектам авторского права — произведения искусства. Очевидна ограниченность подобного подхода. Однако иногда интеллектуальную собственность трактуют чрезвычайно широко, относя к ней не только все предметы духовной культуры в ее разнообразных проявлениях, но и почти любую информацию.

Наиболее широкий (и по нашему мнению наиболее точно отражающей сущность ИС) официальный перечень объектов ИС содержится в Конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) 1967 г., согласно п. «viii» ст. 2 которой ИС включает права, относящиеся:

  • — к литературным, художественным и научным произведениям;
  • — исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам;
  • — изобретениям во всех областях человеческой деятельности;
  • — научным открытиям;
  • — промышленным образцам;
  • — товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям;
  • — защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

В европейском законодательстве появились относительно новые виды объектов права интеллектуальной собственности, например, «неоригинальные баз данных», охраняемые путем применения специального (suigeneris) права согласно Директиве ЕС № 96/9/ЕС о правовой охране баз данных.

С точки зрения теоретической классификации объектов интеллектуальной собственности представляется заслуживающей внимания получившая в последние годы широкую поддержку в ЕС и в научной и учебной литературе позиция, предлагающая различать четыре института права интеллектуальной собственности: авторского права и смежных прав, патентного права, институт законодательства о средствах индивидуализации товаров и товаропроизводителей, институт нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности. Однако следует признать, что такая классификация носит в достаточной степени условный характер и применима в основном в учебных целях, для первичной систематизации учебного материала.

Пункт 2 ст. 1 Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. относит к ее объектам патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания мест происхождения товара, а также пресечение недобросовестной конкуренции.

Еще одной причиной для усиления внимания к ИС стало развитие международной торговли и связанное с этим дальнейшее совершенствование системы международных договоров, отражающее требования унификации и гармонизации положений национальных законодательств об интеллектуальной собственности. Основу такой унификации дают нам Директивы ЕС в сфере ИС, а также Соглашение TRIPS. В отношении многих видов объектов права интеллектуальной собственности, особенно появляющихся в последнее время, нет достаточной степени ясности, к какой группе из числа уже существующих они могут быть отнесены. Так, уже упомянутые «нетворческие базы данных» отличаются в силу своей специфики и особенностей предоставляемой охраны как от объектов авторского права, так и от объектов смежных прав.

Отдельные виды и подвиды объектов права ИС также претерпевают существенные изменения и, как следствие этого, дают основания для постановки вопросов о предстоящей «перегруппировке» соответствующих категорий внутри сложившейся системы. Так, например, Директива ЕС № 2001/29/ЕС о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе производит выделение в отдельную от авторов категорию «производителей первых записей фильмов» (в российской правовой терминологии — «изготовителей аудиовизуальных произведений»), а также выделение в качестве особого охраняемого объекта «записей фильмов».

В связи с этим наиболее целесообразным представляется осуществление классификации ИС непосредственно по видам ее объектов с учетом их специфики, возможных способов охраны и степени законодательного обеспечения, аналогично все активнее происходящему на протяжении последних столетий процессу «дифференциации» правовых режимов различных видов вещной собственности в зависимости от способов ее приобретения и охраны, исходя из различий в функциях и социальном назначении того или иного имущества.

Представляется чрезвычайно полезным рассмотрение права интеллектуальной собственности как единого правового института и приложение усилий не столько для классификации охватываемых им видов объектов, сколько для поиска путей устранения возникающих противоречий и пробелов.

Как уже отмечалось, право интеллектуальной собственности в настоящее время включает чрезвычайно широкий спектр прав на объекты интеллектуальной собственности, которые традиционно подразделяются на личные неимущественные и имущественные права. Как отмечается многими исследователями, система имущественных прав на использование объектов интеллектуальной собственности имеет постоянную тенденцию к расширению. Это происходит как за счет появления новых объектов права интеллектуальной собственности, так и благодаря расширению круга правомочий в отношении существующих объектов. Так, например, перемены, вызванные бурным развитием цифровой и компьютерно-сетевой технологий, привели к тому, что охрана произведений, исполнений, фонограмм, передач телерадиовещательных организаций в связи с их преобразованием в цифровую форму и использованием в цифровых сетях стала потенциально самой проблемной областью в сфере авторского права и смежных прав. В последнее время все отчетливее проявляется необходимость принятия действенных мер для преодоления тех негативных последствий, на которые обрекает правообладателей появление новых технологий и развитие средств массовой коммуникации.

Новые международные соглашения свидетельствуют как о применимости существующего законодательства к новым реалиям, так и о необходимости его срочного совершенствования в целях учета на законодательном уровне специфики того комплекса отношений, который складывается при использовании произведений, исполнений, фонограмм, телерадиопередач в новой глобальной «цифровой среде».

Основное внимание при этом приходится сосредоточивать на центральной части процесса — предоставлении возможности доступа к информационному объекту, размещенному в одном из «узелков» цифровой интерактивной сети. В связи с этим уже в самые первые годы существования Интернета на международном уровне (в рамках работы над «Интернет-договорами» ВОИС 1996 г. — об авторском праве и об исполнениях и фонограммах) было предложено закрепить в новых международных договорах и национальных законодательствах новое правомочие, позволяющее в наиболее полной мере отразить особенности «сообщения для всеобщего сведения» в условиях цифровой интерактивной сети и тем самым обеспечить наиболее надежную охрану авторских и смежных прав в новых условиях.

Наряду с ускоряющимся развитием технологий электронной коммуникации, приведшим к необходимости законодательного закрепления новых правомочий, технологическое развитие привело также к появлению новых сложных видов комплексных объектов, для эффективной охраны которых требуется, во-первых, согласованное применение положений различных институтов права ИС, а во-вторых, предоставление оптимальных способов реализации авторских и смежных прав.

Совершенствование цифровых технологий послужило основой для развития продуктов мультимедиа, представляющих собой объединение различных способов подачи информации (в том числе в интерактивном виде), делающих одновременно доступными для органов восприятия человека устные и письменные тексты, графику, мультипликацию, музыку, фотографические изображения, видеоинформацию, иные зрительные образы и звуковые эффекты. Как отмечается многими специалистами, в произведениях мультимедиа используются специфические и присущие только им сочетания средств выражения, цифровые носители допускают интерактивное обращение — «нелинейное» использование, предоставляющее пользователю возможности вмешиваться в содержание произведения.

Почти любой продукт мультимедиа является сложным комплексным объектом, для создания и использования которого требуется «юридическая очистка» прав на используемые в нем произведения, компьютерные программы, исполнения, фонограммы.

Значительное место вопросы коллективного управления авторскими и смежными правами занимают в принимаемых в последнее десятилетие директивах ЕС.

В условиях цифровых технологий появляется уникальная возможность с потрясающей легкостью делать копии произведений, обеспечивая их абсолютную идентичность с оригиналом. Как только объект преобразован в цифровую форму, становится очень просто и недорого воспроизводить его экземпляры практически без потери качества и распространять их с использованием телекоммуникационных средств. Простота совершения правонарушений, безнаказанность нарушителей, вызываемая, в частности, страхом потерпевших перед затяжными судебными процессами, легкость и дешевизна копирования, широкое распространение технологий, позволяющих быстро распространять охраняемые объекты, глобальный характер цифровых сетей, устойчивость представления о том, что любое использование информации, находящейся в цифровой сети, не может являться противозаконным, — вот только некоторые из факторов, затрудняющих осуществление охраны и заставляющих искать новые пути решения возникающих проблем.

В Директиве ЕС № 2001/29/ЕС о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, закладывающей основы для создания в Европе современной правовой системы, отвечающей потребностям нового, информационного общества и нового рынка товаров и услуг, специальная глава посвящена вопросам применения технических средств защиты и использования информации об управлении правами. Включенные в нее статьи развивают и конкретизируют положения, содержащиеся в Договорах ВОИС 1996 г. об авторском праве и об исполнениях и фонограммах.

На примере указанной Директивы ЕС видна также озабоченность проблемами законодательного обеспечения возможности применения запретов и санкций не только против самих нарушителей, но и против «посредников, чьи услуги используются третьими лицами для нарушения авторских или смежных прав» (ст. 8 Директивы). Причем в данном случае речь идет не только о «провайдерах доступа», обеспечивающих услуги связи для пользователей Интернета, но и о любых других лицах, играющих роль посредников при воспроизведении и распространении охраняемых авторским правом объектов (заводах, изготавливающих компакт-диски, передающих телевизионных и радиоцентрах, предприятиях полиграфической промышленности и т.д.). Таким образом, на международном уровне закладывается правовой фундамент как для предотвращения и пресечения правонарушений, так и для конструктивного сотрудничества всех заинтересованных в этом лиц.

Одним из важных требований Соглашения TRIPS, входящего в пакет документов о создании Всемирной торговой организации (ВТО), является возложение на все вступающие в ВТО государства обязанности «обеспечить, чтобы их законодательство предусматривало процедуры ... позволяющие осуществлять эффективные действия против любого акта нарушения прав интеллектуальной собственности, ... а также средства судебной защиты, играющие сдерживающую роль в отношении дальнейших нарушений». Аналогичные положения нашли отражение в упомянутой выше Директиве ЕС № 2001/29/ЕС, в которой раскрывается обязательность обеспечения «эффективных, пропорциональных и разубеждающих санкций» в отношении нарушителей, чего, к сожалению, так не хватает отечественному законодательству.

Терминология, основные положения и даже структура законодательства в области интеллектуальной собственности в значительной степени предопределяются существующими международными соглашениями. В последние десятилетия стала особенно заметна интенсификация международного сотрудничества по вопросам ИС, а также развитие унификационных процессов в связи с появлением новых технологических достижений.

Прежде всего, нельзя не отметить многочисленность действующих международно-правовых актов, посвященных различным объектам ИС, и постоянное стремление учесть новые технологические реалии как за счет разработки новых международных соглашений, так и путем принятия поправок и дополнений к уже действующим.

Так, ВОИС, являющаяся одним из 16 специализированных учреждений системы ООН, насчитывает в настоящее время 179 государств- членов и осуществляет административные функции в отношении 23 международных договоров, касающихся различных аспектов охраны интеллектуальной собственности.

Несмотря на наличие среди администрируемых ВОИС договоров нескольких международных соглашений, имеющих более чем вековую историю (Бернская конвенция, Парижская конвенция, Мадридское соглашение), становится очевидным, что в последние десятилетия значительно активизировалась работа по урегулированию различных аспектов права интеллектуальной собственности на международном уровне, причем наряду с принятием новых договоров, многим из которых не исполнилось еще даже 10 лет, подверглись пересмотру почти все старые договоры в этой области.

Еще более очевидна общая тенденция к урегулированию многих вопросов ИС на международном уровне. Так, за последние 10 лет в ЕС было принято несколько важных директив, непосредственно связанных с решением проблем интеллектуальной собственности.

Обычно предусматриваемый международными договорами в области ИС принцип национального режима в настоящее время значительно усиливается одновременным закреплением в Соглашении TRIPS «режима наибольшего благоприятствования» для граждан и юридических лиц из всех стран, участвующих в ВТО (ст. 4 Соглашения TRIPS). В результате каждая страна должна не только предоставить лицам из других стран не меньший объем прав, чем тот, которым пользуются собственные граждане (национальный режим), но и обеспечить лицам из любой страны, вступившей в ВТО, полное равенство в вопросах охраны ИС (режим наибольшего благоприятствования): равные права, одинаковые льготы, идентичные меры защиты и т.д.

Таким образом, можно отметить отчетливо определившиеся на международном уровне общие тенденции развития правового регулирования отношений в области ИС: унификация национальных законодательств в сочетании с универсализацией охраны и обеспечением единого подхода при ее предоставлении для граждан разных стран, выравнивание объема предоставляемых прав и возможностей их защиты во всех странах мира для всех заинтересованных физических и юридических лиц. В связи с постепенным переходом от принципа взаимности к национальному режиму и режиму наибольшего благоприятствования, по мере унификации правовых норм и гармонизации законодательств, в результате появления все новых глобальных международных соглашений, развития цифровых сетей авторские права постепенно приобретают новое свойство — «трансграничность»[1].

Обеспечение надлежащей защиты прав ИС в любой стране является гарантией реализации важнейших прав человека, закрепленных в ряде основополагающих международно-правовых документов. Развитие любого национального законодательства об отдельных институтах ИС в настоящее время должно осуществляться с обязательным учетом согласованных на международном уровне подходов, нашедших воплощение в международных соглашениях, уже более столетия предопределяющих международно-правовую регламентацию важнейших институтов права ИС и оказавших решающее влияние на развитие национальных систем законодательства об ИС.

Надо понимать, что ИС — собственность особого рода. Она не является разновидностью права вещной собственности, это самостоятельный правовой институт. Относящиеся к ИС права называют правом ИС потому, что их следует защищать также «основательно», как и вещные права, а не для того, чтобы распространить на них порядок (определения, способы защиты), применяемый в отношении прав вещной собственности.

Стремительное развитие инновационных процессов в различных сферах политической, социально-экономической, культурной и, конечно же, правовой жизни приводят к дефициту законодательной базы в сфере охраны ИС, которая лежит в основе всех новейших разработок. Необходимо признать, что ни универсальные международные соглашения, ни исключительно национально-правовое регулирование в сфере ИС не достигают указанной цели1.

В сфере регулирования ИС на международном уровне существует два основных института — это ВОИС и ВТО, а также целый ряд региональных организаций, крупнейшей из которых является ЕС. Однако надо понимать, что ВТО регулирует вопросы ИС только в части, касающейся торговли этими объектами и законного их перемещение через таможенные границы государств ВТО.

ЕС представляет собой крупнейшее интеграционное объединение, в состав которого входят государства, отличающиеся развитой системой охраны института ИС.

Среди приоритетных задач, которые стоят перед руководящими органами ЕС в области охраны интеллектуальной собственности, такие как: усиление охраны ИС; предупреждение использования прав на ИС в недобросовестной конкуренции; гармонизация законодательства об ИС; снижение уровня дублирования усилий национальных патентных служб и структур, занимающихся товарными знаками. Для достижения указанных целей в ЕС был разработан ряд специальных механизмов: издание обязательных директив; участие в работе основных международных организаций и в подготовке договоров; подготовка договоров присоединения для государств — членов ЕС (в некоторых случаях открытых и для других стран); создание собственных институтов, в частности Европейского патентного бюро и Европейского бюро по товарным знакам[2] [3]. В настоящее время бюро преобразовано в ведомство по ИС.

Следует отметить, что в Договоре о функционировании ЕС не содержится таких понятий, как «авторское право и смежные права», «интеллектуальная собственность». Это связано с тем, что в странах романногерманской правовой семьи термин «интеллектуальная собственность» определяет только объекты литературной и художественной собственности, а к изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам, селекционным достижениям и товарным знакам применяется понятие «промышленная собственность».

В Ниццком договоре 2001 г., а также в Лиссабонском договоре 2007 г. для определения имущественных прав на результаты ИС, на которых распространяется правовая охрана, используется собирательное понятие «промышленная и коммерческая собственность». Не находящиеся в гражданском обороте личные неимущественные, или, как их еще именуют, «моральные права», создателей интеллектуального продукта находятся вне сферы интересов права ЕС.

Институт правовой охраны ИС отличается полисистемностью1. Подтверждением этому является в первую очередь закрепление в международно-правовых документах универсального характера, таких как Всеобщая декларация прав человека 1948 г. и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., положений о необходимости правовой охраны произведений творчества. Кроме того, сегодня сложился целый комплекс международно-правовых соглашений универсального характера, касающихся авторского права и смежных прав, а также определена система национально-правового регулирования результатов творческой деятельности.

Заметное влияние на регулирование права интеллектуальной собственности, как в унифицированном законодательстве ЕС, так и во внутригосударственном правовом регулировании стран-участниц, оказывают Всемирная конвенция об авторском праве 1952 г. и Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 г. Основным нормативным правовым актом в области регулирования смежных прав в унифицированном праве ЕС является Международная конвенция об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г.

Безусловному усилению защиты прав интеллектуальной собственности в странах ЕС способствует тесная взаимосвязь унифицированного права ЕС и национального законодательства государств-членов, основанная на принципах Бернской конвенции 1886 г.

Основной задачей, которая в ЕС стоит перед законодательством в области охраны интеллектуальной собственности, является задача обеспечения бесперебойного функционирования внутреннего рынка ЕС. В ЕС постоянно ведется работа по устранению имеющихся расхождений между национальными законодательствами государств-членов в области авторского и смежных прав с целью ликвидации препятствий на пути свободного движения товаров и услуг, а также причин, искажающих конкуренцию на внутреннем рынке ЕС[4] [5].

Следует отметить, что унифицированное законодательство ЕС в области защиты прав ИС постоянно развивается. В настоящее время в ЕС принят целый ряд директив, посвященных вопросам охраны авторских и смежных прав, которые имплементированы в национальное законодательство стран-участниц[6]. Особую роль в правовом регулировании вопросов авторского права играет Суд ЕС, поскольку большинство принятых директив базируется на его решениях.

Основным документом, заложившим основы политики ЕС в области авторских и смежных прав, является так называемая Зеленая книга по авторскому праву и смежным правам в информационном обществе, которая увидела свет в 1995 г. Данный документ провозгласил такие задачи, как: устранение юридических препятствий и расхождений в национальном законодательстве по авторскому праву, которые мешают функционированию единого рынка; повышение уровня конкурентоспособности ЕС благодаря высокому уровню авторско-правовой охраны продуктов и услуг; недопущение присвоения возникшей внутри сообщества в результате творческих усилий и существенных инвестиций ИС третьими лицами, находящимися за пределами ЕС; нивелирование сдерживающего воздействия авторского права на конкуренцию в таких областях, как охрана промышленных образцов и компьютерных программ.

  • [1] См.: Зятицкий С. Ф., Терлецкий В. В., Леонтьев К. Б. Этапы развития территориального принципа действия авторских прав и проблемы «трансграничности» в условияхновых технологий // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежныеправа. 2002. № 3. С. 16—17.
  • [2] Иншакова А. О. Задачи национального цивильного права в процессе наноинду-стриали-зации страны // Современное право. 2011. № 8. С. 9—14.
  • [3] См. подробнее: Мещерякова О. М. Наднациональность в праве ЕС и проблема суверенитета : дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2010.
  • [4] См. подробнее: Абдулин А. И. Право интеллектуальной собственности в Европейском Союзе: генезис, унификация, перспективы развития : дис. . д-ра юрид. наук. М.,2006.
  • [5] См. подробнее: Энтин К. В. Право конкуренции и охрана интеллектуальной собственности в практике Суда ЕС и Европейской комиссии : дис. . канд. юрид. наук. М.,2011.
  • [6] См., например: Директива № 93/98/ЕС о согласовании сроков защиты авторскихи смежных прав, Директива № 2006/115/ЕС о праве аренды, праве безвозмездногопользования и некоторых правах, смежных с авторским правом, в сфере интеллектуальной собственности и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >