Сущность боевого стресса

Для того чтобы эффективно решать сложнейшие боевые задачи в обстановке неизвестности, новизны, смертельной опасности, нехватки, избытка или сшибки информации, гибели боевых товарищей, выжить на войне в экстремальных условиях природно-географических, погодно-климатических, голода, дефицита сна, солдат должен кардинально перестроить свою психику и поведение, превратиться в эффективную боевую машину, способную надежно функционировать за пределами человеческих возможностей.

К счастью, природа дала человеку механизм мобилизации всех имеющихся телесных и психологических возможностей для того, чтобы активно противостоять самым неблагоприятным условиям жизнедеятельности. Этот механизм — формирующийся в процессе жизнедеятельности человека адаптационный синдром или стресс.

Термин «стресс» был предложен американским психофизиологом У. Б. Кенноном в рамках его концепции гомеостаза и реагирования живых существ на опасность «бей или беги». Позже он был использован канадским физиологом Г. Селье для обозначения общего адаптационного синдрома. Селье предложил понимать под стрессом иеспецифический (универсальный) ответ организма на любые предъявляемые ему требования. По его мнению, все воздействующие на нас агенты, кроме специфического эффекта, вызывают также неспецифическую потребность осуществить приспособительные функции и тем самым восстановить нормальное состояние. Эти функции независимы от специфического воздействия. Неснеци- фические требования, предъявляемые воздействием как таковым, — это и есть сущность стресса.

Стрессовый процесс разворачивается, проходя три стадии:

  • 1. Стадия тревоги продолжается от нескольких часов до двух суток и включает две фазы: шока и противотока. На фазе противотока происходит мобилизация защитных сил организма.
  • 2. На стадии сопротивляемости (резистентности) повышается устойчивость организма к различным воздействиям. Эта стадия либо приводит к стабилизации состояния и выздоровлению, либо к третьей стадии адаптационного синдрома — стадии истощения.
  • 3. Стадия истощения характеризуется расходованием энергии и истощением возможностей организма, повышением тревоги, появлением дистресса, перенапряжения.

Селье выделил положительный стресс — «эустресс» (хороший, настоящий стресс) и отрицательный стресс — «дистресс» (расстройство, истощение).

Чтобы внешние или внутренние агенты вызвали реакцию стресса, они должны преодолеть определенный барьер. Агенты, вызывающие стресс, принято называть стрессорами.

Классификация стресса может быть произведена по различным основаниям.

По виду порождающего его стрессора выделяют:

  • физиологический стресс (стрессоры — экстремально высокая или низкая температура окружающей среды, сильный шум, вибрация, нестерпимые запахи, болевые ощущения, химические вредности, гипоксия, голод, жажда, пыль, плохая видимость (ночь, туман, дым), задолженность сна, физическое перенапряжение и т.д.);
  • психологический стресс (информационный, вызываемый нехваткой, избытком, сложностью или сшибкой (конфликтом) информации, сенсорной перегрузкой или недогрузкой);
  • эмоциональный стресс (опасность для себя и своих близких, потери боевых товарищей, высокая ответственность, участие в жестоком насилии и убийстве, изоляция, одиночество, бездеятельность, скука, конфликты на различной почве, проблемы у родных и близких, тоска по дому и т.д.).

По времени проявления стресс может быть острым (до 72 часов), хроническим и отсроченным (проявляющимся после скрытого периода)[1].

Американские специалисты выделяют боевые стрессоры (личное ранение, убийство солдат противника, свидетельство гибели человека, смерть сослуживца, ранение, вызвавшее потерю органа (конечности)) и операциональные стрессоры (продолжительное пребывание в экстремальных географических условиях, таких как жара пустыни или арктический холод; снижение качества жизни и уровня коммуникации на протяжении длительного времени; длительная изоляции от важнейших обеспечивающих систем, в том числе от семьи; наблюдение смерти нескольких сослуживцев на различных этапах боевого развертывания)[2].

Сущность и содержание боевого стресса целесообразно рассмотреть в единой связке с теорией функциональных систем П. К. Анохина (см. гл. 6).

Экстраполируя положения теории стресса и теории функциональных систем на психологическую реальность боя, можно выделить следующую траекторию реагирования военнослужащего на неблагоприятные обстоятельства боевой обстановки.

На военнослужащего в бою действует огромное количество разнокачественных факторов, отражающих боевые, экологоэргономические, социальные, физиологические и психологические стороны боевых событий. Эти стимулы, как это показано на рис. 6.2, составляют обстановочную афферен- тацию. Они запускают сформировавшиеся у военнослужащего функциональные системы, обеспечивающие выживание и эффективные действия в боевой обстановке.

Когда воспринимаемые стимулы интерпретируются воином как знакомые, включается конкретная функциональная система, и он действует по уже готовой программе, совершая привычные действия в автоматическом режиме. Если стимул оказывается неизвестным (нет аналогов в памяти) или человек не успевает распознать его, он переживает ситуацию как новую (неизвестную), неожиданную (неожидаемую вообще), внезапную (ожидаемую в другое время, в ином месте, в иных масштабах), неопределенную (нехватка информации для принятия решения; отсутствие акцептор результата действия; избыток информации; сшибка информации).

В случае, когда стимул известен и, по оценке воина, несет угрозу его жизни, здоровью, социальному статусу, жизни и здоровью значимых для него людей, он интерпретируется воином как опасный.

Если при принятии решения на действие оно (акцептор результата действия) будет противоречить мотивации, ценностным смыслам воина (например, необходимость стрелять в ребенка, пытающегося поджечь танк), ситуация может квалифицироваться им как нравственно неприемлемая, угрожающая его личностной целостности.

Во всех случаях, когда боевая ситуация квалифицируется как новая, неожиданная, внезапная, неопределенная, опасная, угрожающая его личностной целостности, «срабатывает» инстинкт самосохранения человека, лимбической системой мозга подается сигнал тревоги и запускается генетически обусловленная программа «бей или беги».

Лимбическая система, как известно, соединяет области мозга, отвечающие за важнейшие физиологические функции организма, такие как сердечная деятельность, кровяное давление и циркуляция, дыхание и гормональный баланс. Гормон и нейромедиатор адреналин, вырабатываемый клетками мозгового вещества надпочечников, вызывает повышение уровня тревоги, беспокойства, внимания, ориентации, бодрствования, психической мобилизации, психической энергии и активности, частоты сердцебиений, артериального давления, сужение сосудов органов брюшной полости, кожи и слизистых оболочек, повышение свертываемости крови, расслабление гладкой мускулатуры бронхов и кишечника, улучшение функциональной способности скелетных мышц, расширение зрачков и сосудов головного мозга. Он также способствует усвоению тканями глюкозы, распаду жиров, имеет выраженный противоаллергический и противовоспалительный эффект. Адреналин может вызывать сердечную аритмию и брадикардию.

В ряде перечисленных процессов принимают участие гормон и нейромедиатор норадреналин (сужение кровеносных сосудов, повышение кровяного давления), кортизол (накопление энергетических ресурсов организма), химические соединения эндорфины (обезболивание организма, создание эмоционального настроя, состояния и мобилизация резервов). Повышение концентрации кортизола в крови способствует росту устойчивости организма к неблагоприятным обстоятельствам.

Американский военный психолог Ч. Хой указывает на то, что тревожная система мозга «выключает» сознательные области мозга для того, чтобы сосредоточить все внимание воина на выживании. Первичная эмоция лимбической системы — гнев. Страх присутствует также, но воин контролирует его, включая свои боевые навыки. Гнев помогает контролировать страх. Другие эмоции, как правило, отключаются. В то время как скорость переработки информации возрастает, способность самосознания и осознания вещей на рациональном уровне снижается. Во время опасности момент осознания может определять разницу между жизнью и смертью. Рефлекс, отточенный во время боевой учебы и боя, является одним из самых сильных рефлексов, которые личность может когда-либо развить у себя — рефлекс, который становится условием выживания на войне.

Лимбическая система регулируется другой частью мозга, называемой средней префронтальной корой. Эта важная часть коры, соединенная с глубочайшими лимбическими нервами, вовлеченными в рефлекс «бей или беги», осуществляет контроль над лимбической областью. Лимбическая система обеспечивает немедленную реакцию на опасность, а средняя префронтальная кора организует процессы понимания событий, планирования, принятия решений и мышления в ходе действий, поддержание баланса: умеряет рефлекс «бей или беги» и пытается удержать от импульсивных реакций типа стрельбы без разбора, когда опасность отсутствует1.

Взаимодействие лимбической системы и средней префронтальной коры можно иллюстрировать на примере взаимодействия собаки (лимбическая система) и человека (префронтальная кора). Собака просыпается от шума, начинает лаять, «бить тревогу», чтобы разбудить хозяина. Человек просыпается, подходит к двери, прислушивается, смотрит в глазок двери, спрашивает: «Кто там?» В результате он может: а) успокоиться сам и успокоить собаку; б) испугаться, запаниковать, бежать, позвонить в полицию; в) приготовиться к самозащите и т.д. Если собака не проснется, человек может быть застигнут врасплох, пострадать, погибнуть. Если собака не успокаивается, она начинает мешать человеку эффективно действовать.

Все вышесказанное позволяет дать следующее определение боевого стресса.

Боевой стресс — многоуровневый процесс адаптационной активности человеческого организма в условиях боевой обстановки, сопровождаемый напряжением механизмов реактивной саморегуляции и закреплением специфических приспособительных психофизиологических изменений2.

Здесь важно обратить внимание на каждую из составляющих. Боевой стресс — это процесс адаптации воина к изменяющимся условиям боевой обстановки, ответная реакция организма на внешние и внутренние стимулы, проявляющиеся в бою. В этом отношении стресс — это важнейшее условие выживания человека на войне. Без своевременной и полноценной адаптации, без мобилизации всех сил организма человек на войне был бы простой мишенью или «пушечным мясом».

Боевой стресс выполняет функции, придающие бойцу свойства, в обычных условиях считающиеся запредельными (табл. 10.1).

Таблица 10.1

Функции боевого стресса

Процессы стресса

Функции

Повышение тревоги, выделение в кровь адреналина и других гормонов

Приведение в состояние бдительности, боевой настороженности, бодрствования, активности

Повышение частоты сердцебиений, перераспределение кровотока (от внутренних органов к скелетным мышцам)

Лучшее снабжение мышц энергией для осуществления адаптивной реакции «бей или беги»

Увеличение объема легких, уровня дыхания

Увеличение объема кислорода, поступающего в кровь для питания мышц энергией

Ускорение распада жиров, усвоения глюкозы, увеличение сахара в крови

Получение «топлива» для быстрой энергии, необходимой для «аварийной» активности

  • 1 См.: Hoge Ch. W. Once a warrior always warrior : Navigating the Transition from Combat to Home Including Combat Stress, PTSD, and mTBI. Guilford, Connecticut, 2010.
  • 2 Спедков E. В. Боевая психическая травма : авторсф. дис.... д-ра мед. наук. СПб., 1997. С. 32.

Процессы стресса

Функции

Отток крови от внутренних органов, кожи, слизистых оболочек, «перчаточно-носочной» зоны; повышение сворачиваемости крови

Предупреждение больших кровопотерь в случае ранения или травмы

Выделение в кровь эпдорфииов

Обеспечение тотального обезболивания организма в случае ранения или травмы; повышение эмоционального настроя

Усиленное потовыделение, появление эффекта «гусиной кожи»

Сохранение температурного баланса в организме

Повышение температуры тела

Подавление патогенных процессов в организме в случае ранения, травмы, заболевания

Повышение уровня кортизола

Рост устойчивости организма к неблагоприятным стрессорам

Таким образом, как следует из табл. 10.1, боевой стресс является уникальным и важнейшим механизмом превращения человека в бойца. Благодаря стрессу происходит тотальная мобилизация всех ресурсов организма, активизация и боевая настройка сердечно-сосудистой, эндокринной, мышечной, нервной систем, психики, личностного потенциала человека. В результате этой мобилизации воин обретает порой качества сверх-бойца. Многие участники боевых действий нередко вспоминают о том, что испытывали в бою ощущение исполинской силы, гибкости, скорости, необычайной зоркости, чувствительности слуха и обоняния, интуиции, понимания боевых товарищей почти на телепатическом уровне, осознания событий, происходящих за многие километры от места схватки.

В военной истории содержится немало историй, когда воины лишь после окончания боевых действий обнаруживали то, что были многократно ранены в бою. Среди них встречались и те, кто в пылу схватки потерял руку, но не успел осознать этого до самого ее конца. Стрессовый механизм тотального обезболивания позволяет воину продолжать борьбу даже в тех условиях, когда его организм получил серьезные повреждения. Вот как об этом вспоминает один из ветеранов боевых действий в Чеченской республике: «Мы атаковали противника, продвигаясь за БМП, как за щитом. Огонь противника был шквальным. Вдруг я споткнулся и упал на землю. Быстро вскочил, двинулся вперед, но опять упал, как подкошенный. Что-то заставило меня посмотреть на ногу. Я увидел, что она перебита. Бандиты научились стрелять рикошетом от земли под днище БМП». Такими сюжетами пестрят воспоминания раненых воинов.

Боевой стресс можно сравнить с действиями гарнизона древней крепости. При получении сигнала о приближении врага, защитники крепости повышали бдительность, усиливали дозоры и составы дежурных сил, проверяли прочность стен, ворот и засовов, готовили к бою оружие и боеприпасы, запасы воды и продовольствия, устанавливали особый режим жизнедеятельности, правила поведения на время осады. При нападении противника они мобилизовывали все силы на отпор ему. Гарнизоны хорошо готовых к обороне крепостей выдерживали самые мощные и продолжительные осады.

Однако было бы ошибкой думать, что боевой стресс имеет лишь описанную выше полезную для воина ипостась. К сожалению, порой боевой стресс из средства мобилизации и умножения морально-боевых возможностей воина превращается в средство угнетения, блокировки и дезорганизации его физических и психических сил. Понять причины такой трансформации — значит найти пути формирования высокоэффективного воина с поистине безграничными возможностями.

  • [1] См.: Караяни А. Г., Сыромятников И. В. Прикладная военная психология. СПб., 2006.
  • [2] Field Manual FM 6—22.5. Combat and operational stress control manual for leaders andsoldiers.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >