Стихийные феномены групповой психологии как регулятор боевого поведения воинов

Среди социально-психологических «пружин» человеческой активности на поле боя важное место занимают стихийные формы групповой психологии: суеверия, обычаи, ритуалы, табу, стихийно возникающие в воинских коллективах.

Суеверие (букв. — суетное, тщетное, т.е. ложное) — предрассудок, в силу которого многое из происходящего представляется проявлением сверхъестественных сил, предзнаменованием будущего.

По нашему мнению, некоторые суеверия представляют собой своеобразный квазиресурс, расширяющий психологические возможности участника боевых действий. Они позволяют когнитивно упорядочивать, структурировать необъяснимые, непонятные события, связи между предметами и явлениями, делают жизнь в боевой обстановке более предсказуемой, требующей меньших психических затрат. Например, человек, верящий в «волшебную» силу талисмана, может спать более спокойно, не испытывать различного рода фобий, активно действовать в бою до тех пор, пока талисман с ним. И, напротив, он практически утрачивает качества бойца в случае его утери. Другие суеверия (примета, загадывание, предчувствие) могут играть деструктивную роль в мотивации боевого поведения.

Сила суеверий ярко запечатлена в известном кинофильме об афганской войне «Девятая рота». Через весь фильм лейтмотивом проходят темы с амулетом, переданным молодому воину его земляком, убывающим «на гражданку», с доставшимся по наследству от погибшего товарища пулеметом с искривленным стволом, продолжающим участвовать в боях, с кроватью погибшего товарища, которая остается нетронутой, и т.д.

Суеверия в боевой обстановке проявляются в формах ношения амулетов и талисманов, предчувствия, загадывания, табу, обязательных для исполнения обычаев, обрядов, ритуалов, молитв, заговоров, мифов, фатализма и т.п.

Амулет — предмет, носимый на теле и считаемый магическим средством против болезни, несчастья. Талисман — предмет, приносящий его обладателю счастье, удачу. В отличие от амулета, талисман больше ориентирован не на обережение человека, а на увеличение его радости, счастья, добра, удачи и т.д.

Амулеты и талисманы бывают оберегами от конкретных несчастий и «на все случаи жизни». В исследовании С. В. Захарика показано, что 95% опрошенных воинов-десантников верили в сохранную силу амулетов и в необходимость их ношения. Из них 58,3% заявили, что при наличии медальона они чувствуют себя более уверенно, спокойно, психологически устойчиво. Автор описывает следующие виды амулетов, которые использовались военнослужащими воздушно-десантных войск в Афганистане[1]:

  • — текст с молитвой, вшитый в обмундирование (как правило, у сердца);
  • — полихлорвиниловые трубки, прикрепляемые на запястье, в которые вкладывались кусочки материи с данными о себе;
  • — разряженный патрон с запиской (молитва, данные о себе и т.д.) с цепочкой, хранимый на шее или в кармане;
  • — браслет на запястье с выгравированными данными о группе крови и резус-факторе;
  • — самодельные медальоны;
  • — наколки на левой стороне груди, предплечье, запястье или в подмышечной впадине и др.

Обычай — традиционно установившиеся правила общественного поведения. Примером обычая, проявляющегося в форме суеверия, является существовавшее в Афганистане правило не допускать военнослужащих, подлежащих замене в ближайшие месяцы, к участию в боевых действиях. Это было связано с тем, что несколько известных боевых офицеров погибли уже тогда, когда им пришла замена. Эти офицеры хотели помочь тем, кто пришел им на смену и ввести в курс дела непосредственно на месте, в бою.

Ритуал — порядок обрядовых действий, церемониал. В боевой обстановке многие воины совершают ритуалы при подготовке к бою. При этом строго отслеживается порядок выполнения действий по подготовке оружия, снаряжения, экипировки, занятию боевой позиции, наличие одних и тех же элементов обмундирования или снаряжения, в том числе давно пришедших в негодность (например, истертая до дыр тельняшка и т.д.). У летчиков в Афганистане наблюдался следующий ритуал: перед вылетом на боевое задание необходимо было обязательно помочиться на колесо самолета.

В боевой обстановке у военнослужащих отмечаются также осуществляемые по определенному алгоритму паттерны ритуального поведения (улыбка, смех, подшучивание над собой, напевание песен из «ритуального репертуара»)[2].

Психологическая «траектория» влияния ритуалов на боевое поведение включает следующие элементы;

  • — отвлечение от травмирующих переживаний с помощью сосредоточения внимание на соблюдении алгоритма действий, произнесении слов, конструировании образов;
  • — увлечение выполняемыми действиями и перевод их из «защитных» в «созидательные»;
  • — эмоциональное отражение успешности выполнения созидательных действий — эмоциональное переключение.

Обряд - совокупность действий (установленных обычаем или ритуалом), в которых воплощаются какие-нибудь религиозные представления, бытовые традиции.

Особенно четко соблюдаются на войне обряды приема пополнения, убытия в отпуск, прощания с погибшими товарищами, смены подразделений на блок-постах и др.

Табу — запрет, налагаемый на какое-либо действие, слово, предмет, употребление или упоминание которых неминуемо влечет за собой социальные или «религиозно-мистические» санкции в виде наказания, болезни или смерти.

Воины-десантники в Афганистане, готовясь к боевым действия, строго соблюдали табу на фотографирование, подшивание подворотничков, написание писем домой, считали недопустимым напрашиваться на боевое задание.

Изучая подобные явления, Е. С. Сенявская выделила и классифицировала суеверия и приметы, бытовавшие во время войны в Афганистане, заимствованные из опыта прошлых войн, частично видоизмененные и дополненные «исконно афганскими»[3]:

  • а) система табу (запретов) на определенные действия накануне боевых операций (не бриться, не надевать чистое белье, не дарить никому своих вещей, не разговаривать на определенные гемы);
  • б) выполнение определенных ритуалов после возвращения с боевых операций («вернулся в часть — посмотрись в зеркало»);
  • в) традиции и обычаи в отношении погибших (не занимать койку, нс убирать вещи и фотографию в течение 40 дней, традиционный третий тост; не носить вещи погибшего, ничего не брать с мертвых, не показывать на себе место, куда ранили другого, и т.п.);
  • г) хранение амулетов и талисманов (не обязательно религиозных символов, хотя часто талисманами служили ладанки и нательные крестики);
  • д) молитвы (не обязательно традиционные, часто — у каждого свои, самодеятельные);
  • е) коллективные привычки, выработанные по принципу целесообразности и в дальнейшем закрепленные традициями боевого подразделения;
  • ж) придание каким-либо (как правило, выходящим за рамки уставов и инструкций) рациональным действиям дополнительной мистической нагрузки-обоснования;
  • з) традиции, присущие определенному воинскому коллективу, часто связанные с военной специальностью.

Военные психологи и командиры призваны внимательно отслеживать суеверия, распространенные в подразделениях, поддерживать те из них, которые помогают воинам стать психологически сильнее, а коллективу сплоченнее, и бороться с деструктивными предрассудками.

  • [1] Захарык С. В. Формирование психологической устойчивости у воинов-десантниковк влиянию факторов современного боя (на основе боевых действий в Афганистане): дис....канд. психол. наук. М., 1993. С. 114—118.
  • [2] См.: Захарик С. В. Формирование психологической устойчивости у воинов-десантни-ков к влиянию факторов современного боя.
  • [3] Сенявская Е. С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М., 1999.С. 246-247.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >